Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу женщины алакульской культуры эпохи бронзы. Селивановский могильник / Абзелиловский район РБ. Автор Нечвалода А. И.

Автор: Веселовская Е.В.

Пластическая реконструкция выполненная по мужскому черепу из кургана 2 могильника Аралтобе (Атырауская область). Могильник исследован Западно-Казахстанской археологической экспедицией под руководством З.Самашева в 1999 году.
Автор пластической реконструкции канд. биол. наук, доцент, старший научный руководитель лаборатории антропологической реконструкции Центра физической антропологии Института этнологии и антропологии РАН Е.В. Веселовская

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины гунно-сарматского времени. Могильник Соленый Дол / Челябинская область.

Автор: Герасимов М.М.

Качуг (р. Лена) Раскопки Окладникова А.П.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу женщины золотоордынского времени. Мавзолей Хусейн-бека / Чишминский район РБ.

Автор: Герасимов М.М.

Китойский могильник находится на лев. бер. Ангары в 5 км ниже устья р. Китоя (в местности «Ярки»). В 1880—81 Н. И. Витковский произвел здесь раскопки 24 могил неолитической культуры. По богатству найденного погребального инвентаря К. м. является первоклассным доисторическим памятником

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины кыпчака золотоордынского времени. Могильник Линевка I / Оренбургская область.

 

Автор: Лебединская Г.В.

Скульптурная реконструкция выполненная по черепу мужчины из кургана у с. Квасниковка, Саратовская область, недалеко от г. Энгельса. Погребение датировано XII-XIII вв. Определено как половецкое. 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины сакской культуры. Курганная группа Иртяш 14 / Челябинская область.

Автор: Алексеева Е.А. Атласовское погребение 1

Atlasovskoe101
Одиночное мужское погребение с некоторыми артефактами было случайно обнаружено рабочими в 2003 г. у озера Атласовское в пригороде г. Якутск на территории ботанического сада Якутского государственного университета (ныне Северо-восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова). Положение костей указывало на сидячее положение тела в погребении. В захоронении были найдены остатки лука и колчана со стрелами.  Эта находка представляет одно из наиболее ранних древнеякутских погребений, относящихся к кулун-атахской 
Останки, обнаруженные в погребении, принадлежат мужчине, погибшему в возрасте 20-25 летпозднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.
.
 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины кимака. Могильник Аулиеколь / Казахстан.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины ямной культуры. Могильник Кумсай / Казахстан.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Реконструкция лица по черепу мужчины из кургана 5 могильника Талды II. Могильник расположен недалеко от села Касыма Аманжолова, 300 км. от г. Караганда Республики Казахстан. Погребение соотносится с тасмолинской культурой раннего железного века. Автор раскопок А.З. Бейсенов. 

Автор: Алексеева Е.А. Зелёный Яр

Zeleniy Yar 102

   Портрет мужчины 50-60 лет из погребения 27 историко-культурного объекта у поселка Зелёный Яр (г. Салехард, ЯНАО Тюменской области), включающий погребения двух периодов раннего средневековья (VIII-IX вв. и XII-XIII вв.).  Восстановление внешности мумифицированного мужчины проведено с использованием компьютерной томографии и 3D-печати. 

Автор: Герасимов М.М.

Маркина гора (Костёнки XIV) — палеолитическое поселение возрастом около 37 тыс. лет близ села Костёнки Хохольского района Воронежской области. Находится на второй надпойменной террасе правого берега реки Дон, на мысу, носящем название Маркина гора. Относится к группе поселений Костёнковско-Борщёвские стоянки или Костёнковский комплекс стоянок.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины срубной культуры эпохи бронзы. Хусаиновские курганы / Давлекановский район РБ.

Автор: Пежемский Д.В.

Графическая реконструкция человека из Нижней Джилинды (Северная Бурятия)

Автор: Алексеева Е.А. Погребение из могильника Карасье IX

Karasye 102   Череп принадлежит женщине 35-40  лет  из погребения 2, кургана 11 могильника Карасье 9. Раскопки Шараповой С.В.
   Могильник относится к саргатской культуре, датируется эпохой раннего железа.
 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины сармата. Филипповские курганы / Оренбургская область.

Автор: Алексеева Е.А. Святилище Усть-Полуй.

   Ust poluy 102Комплекс Святилище Усть-Полуй, расположенный в черте г. Салехард. В целом комплекс датируется преимущественно эпохой раннего железа и связан в той или иной мере с кулайской культурной общностью. Портрет женщины зрелого возраста.

Автор: Герасимов М.М.

Маркина гора (Костёнки XIV) — палеолитическое поселение возрастом около 37 тыс. лет близ села Костёнки Хохольского района Воронежской области. Находится на второй надпойменной террасе правого берега реки Дон, на мысу, носящем название Маркина гора. Относится к группе поселений Костёнковско-Борщёвские стоянки или Костёнковский комплекс стоянок.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины эпохи неолита из погребения в гроте Камнгь Дождевой / Сведловская область.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Бердикожа-батыр (1708-1786) - государственный деятель, полководец, происходил из рода шынышкылы древнего племени уйсын Старшего жуза, издревле занимавшего плодородные земли по рекам Талас, Арысь и удобные для ведения скотоводства предгорья Каратау. Предположительно, батыр родился в 1708 году в местности Шыршык (Чирчик) в междуречье Сырдарьи и Келеса в семье охотника Арык мергена. Бердыкожа-батыр участвовал во всех крупных битвах казахов с джунгарами и волжскими калмыками (по некоторым данным, это более чем 100 сражений). Казахская устная историо­логия повествует и о том, что он руководил крупным ополчением казахов Старшего жуза в составе единой освободительной армии хана Абылая во время сражений против джунгар, а в 1756 году храбро сражался в рядах армии Абылай-хана против вторгшихся в Казахстан многочисленных войск китайцев. В 1771 году во время «пыльного похода» Шанышкылы Бердыкожа-батыр активно воюет с волжскими калмыками, попытавшимися весной через Сарыарку переселиться на опустевшую после джунгар территорию. 
В начале января 1786 года в очередном походе против кыргызов трагически погибает Бердыкожа-батыр. Об этом скорбном для казахов событии подробно написал А. Левшин в своем знаменитом труде «Описание киргиз-казацких или киргиз-кайсацких орд и степей»: «Еще более пострадал от бурутов киргиз-казачий старейшина Бердыкожа…Отчаянный старейшина киргиз-казачий, зная нравы своих неприятелей, не мог надеяться на счастие в будущем, и потому с намерением ускорить конец свой, заколол бурута (кыргыза. – Авт.), который вез его к своему родоправителю. Раздраженные поступком сим буруты немедленно остановились и умертвили Бердыкожу самым бесчеловечным образом. Сначала отрубили ему голову, руки и ноги, потом распороли живот и сложили в оный все отсеченные члены». 
Кстати, изучение останков батыра учеными из лаборатории М. Герасимова также говорит о наличии «множества травм без следов заживления. Это свидетельствует о том, что эти травмы стали причиной смерти. Все травмы нанесены тонкими сабельными лезвиями. Несколько ранений были несовместимы с жизнью. Таким образом, убийство было крайне жестоким». 
Так, тщательное антропологическое исследование московскими учеными костей батыра показало, что на верхней трети левого плеча была глубокая рана, затронувшая кость, головка левой плечевой кости срезана очень сильным сабельным ударом, рассечена левая ключица, отсечен фрагмент правого сосцевидного отростка височной кости черепа, а также повреждены внутренние нижние поверхности нижней челюсти. 
Практически полная сохранность всех элементов скелета указывает на то, что тело все же не было осквернено. Видимо, в то время враг умел уважать достойного соперника.
По древним обычаям казахов его мазар был возведен на древней караванной дороге, связавшей города-оазисы Семиречья и присырдарьинского региона с северными и северо-восточными районами Казахской степи и с Западной Сибирью. Место захоронения батыра было зафиксировано и на карте Семипалатинской области, составленной во второй половине XIX века офицерами Генштаба Российской империи, и столетие спустя – на советской карте. 
К настоящему времени остались развалины мавзолея, возведенного в конце XVIII века. В июле 2011 года Институт архео­логии им. А. Маргулана организовал комплексную археолого-этнологическую экспедицию, которая точно определила место захоронения славного батыра. По словам местных жителей, мазар практически в целости и сохранности просуществовал до 60-х годов XX века. 
Он был возведен из сырцового кирпича, основание имело квадратную форму с размером каждой стороны в 6,5 м, толщина стен доходила до полуметра. Купол имел шлемовидную форму. 
 
 
Результаты экспертизы останков были опубликованы на сайте Евразийского государственного университета им. Л.Н. Гумилева:
 
 
 
 
 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу женщины сакской культуры. Могильник Кумкуль / Челябинская область.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины эпохи энеолита с поселения Гладунино 3 / Курганская область.

Автор: Алексеева Е.А. Атласовское погребение 2 (анфас)

Atlasovskoe 201

Атласовское 2 захоронение было обнаружено в 2014 г. в районе Ботанического сада Северо-Восточного федерального университета, также случайно. В могильной яме были железные стремена и удила, нож в берестяных ножнах, железные ножницы, металлические детали головного убора, серьга, кожаные детали нагрудника с нашитыми металлическими бляшками. Останки принадлежали женщине, умершей в возрасте 30-40 лет. Захоронение датируется XIV-XVII вв. (углеродное датирование), относится к кулун-атахской позднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Реконструкция лица по черепу мужчины из кургана 4 могильника Талды II. Могильник расположен недалеко от села Касыма Аманжолова, 300 км. от г. Караганда Республики Казахстан. Погребение соотносится с тасмолинской культурой раннего железного века. Автор раскопок А.З. Бейсенов. 

 

Автор: Герасимов М.М.

Сунгирь 1 - пластическая реконструкция по черепу мужчины 40-50 лет, останки которого были найдены на верхнепалеолитической стоянке древнего человека на территории Владимирской области. Стоянка находится на восточной окраине Владимира в месте впадения одноимённого ручья в реку Клязьма, в километре от Боголюбово. Обнаружена в 1955 году при строительстве завода и исследована О. Н. Бадером.

Автор: Алексеева Е.А. Атласовское погребение 2 (профиль)

   Atlasovskoe 202Атласовское 2 захоронение было обнаружено в 2014 г. в районе Ботанического сада Северо-Восточного федерального университета, также случайно. В могильной яме были железные стремена и удила, нож в берестяных ножнах, железные ножницы, металлические детали головного убора, серьга, кожаные детали нагрудника с нашитыми металлическими бляшками. Останки принадлежали женщине, умершей в возрасте 30-40 лет. Захоронение датируется XIV-XVII вв. (углеродное датирование), относится к кулун-атахской позднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Рязанский князь Олег Иванович (1340?-1402). Княжил с 1350 по 1402 г.
Олег Иванович, в схиме Иоаким (ум. в 1402 году) — великий князь Рязанский с 1350 года. Наследовал княжение по смерти Василия Александровича. По одной из версий, сын князя Ивана Александровича (и племянник Василия Александровича), по другой версии - сын князя Ивана Коротопола. 
У князя Олега была трудная и противоречивая судьба и посмертная недобрая слава, которая была создана московскими летописцами и дошедшая до наших дней. Изменник, ставший все же святым. Князь, которого окрестили «вторым Святополком» на Москве, но которого любили рязанцы и были верны ему и в победах и после поражений, который является яркой и значимой фигурой в жизни Руси XIV века. Примечателен факт, в докончальной грамоте 1375 года между Дмитрием Ивановичем Донским и Михаилом Александровичем Тверским — основными конкурентами за господство и великое княжение Владимирское, в качестве третейского судьи по спорным делам указан князь Олег Рязанский. Это свидетельствует о том, что Олег являлся на тот момент единственно авторитетной фигурой, великим князем, не стоявшим ни на стороне Твери, ни на стороне Москвы. Более подходящую кандидатуру на роль третейского судьи найти было практически невозможно.
Княжение Олега — это ряд попыток отстоять самостоятельность и независимость рязанского княжества на татарско-московском перепутье в то время, когда национальные интересы требовали объединения русских сил в борьбе с Ордой. Отсюда, при невозможности полноценно сопротивляться ни татарам (только в запоздалом и кратковременном союзе с князем Владимиром Пронским был разбит и прогнан татарский отряд ордынского князя Тагая в 1365 г.), ни Дмитрию Донскому (в 1371 г. Олег, был разбит войсками Дмитрия Донского, под командованием князя Дмитрия Михайловича Волынского-Боброка в сражении при Скорнищево, после чего был заменен на княжестве в Рязани князем Владимиром Пронским, затем сумел вернуть себе княжение), колебания Олега то в сторону Москвы (разгром Рязани татарами в 1378 и 1379 гг. за союз с Москвой), то в сторону татар (союз с Мамаем перед Куликовской битвой в 1380 г.) и необходимость принимать удары за политическую двуличность (в 1381 г. унизительный договор о союзе с Москвой, помощь Тохтамышу в 1382 г.) и с той и с другой (в 1382 г. и от Тохтамыша и от Донского). В 1385 г., Олег воспользовавшись ослаблением Москвы, после нашествия Тохтамыша, захватывает Коломну и только при участии Сергия Радонежского была предотвращена очередная междоусобная война, Олег навеки мирится с Дмитрием Донским и в 1387 г. состоялась свадьба его сына Федора на дочери Дмитрия Софье: к тому же интересы зятя, смоленского князя Юрия Святославича, требуют особого внимания к агрессивной политике Витовта Литовского, стремящейся захватить Смоленск. Столкновения с Витовтом на Литовской и Рязанской территории (1393—1401) и с мелкими татарскими отрядами на границе не позволяют Олегу думать о возвращении ряда населенных мест, уступленных Москве еще в 1381 г.
Перед самым концом жизни, мучимый раскаянием за всё, что было в ней темного, он принял иночество и схиму под именем Иоаким, в основанном им в 18 верстах от Рязани Солотчинском монастыре . Там жил он в суровых подвигах, нося власяницу, а под ней стальную кольчугу, которую не захотел надеть, чтобы оборонять отечество против Мамая. Инокинею окончила свою жизнь и его супруга — княгиня Евфросинья. Их общая гробница находится в соборе обители.

Автор: Алексеева Е.А. Брусницын Л.И. (1784/86 - 1857)

Brusnicin 102Брусницын Лев Иванович (1784/86 - 1857 гг.) - сын мастерового, с 1795 г. начал работать на Екатеринбургских золотых приисках, промывальщиком на золотодробильной фабрике. За усердие в 1813 г. утверждён похштейгером. Много лет проводил поиски рассыпного золота, в 1814 г. открыл существование золотоносных слоёв в долинах рек Урала (в отличие от малоэффективной лоточной старательной промывки на берегах). Изобрёл механизмы и проработал  технологию промышленной добычи рассыпного золота. Направлялся во все регионы России, где обучал и внедрял свой метод поиска и добычи, что привело к перевороту в золотодобывающей промышленности и позволило России к 1830 году выйти на первое место в мире по добыче золота. В 1814 г. получает чин обер-похштейгера, а в 1835 г. - чин обер-штейгера. В 1845 г. ушёл в отставку, был награждён серебряной медалью.

Автор: Алексеева Е.А. Зелёный Яр

Zeleniy Yar 102

   Портрет мужчины 50-60 лет из погребения 27 историко-культурного объекта у поселка Зелёный Яр (г. Салехард, ЯНАО Тюменской области), включающий погребения двух периодов раннего средневековья (VIII-IX вв. и XII-XIII вв.).  Восстановление внешности мумифицированного мужчины проведено с использованием компьютерной томографии и 3D-печати. 

Автор: Алексеева Е.А. Сергеляхское захоронение

   SERGELAHSKOE 102Сергеляхское захоронение было найдено в районе Сергеляхского шоссе, г. Якутск, Республика Саха (Якутия). По AMS-датированию возраст погребения - середина XV-начало XVI вв., т.е. оно относится к кулун-атахской позднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.
   Останки в погребении принадлежат мужчине, погибшему в возрасте 35-45 лет. Повреждения черепа указывают на смерть человека от ран, нанесенных клинковым оружием. 

Автор: Нечвалода А.И. Курганный могильник Мандесарка-6

mandes2.jpg   Скульптурная реконструкция по искусственно деформированному черепу женщины из курганного могильника Мандесарка-6 (Челябинская обл.). Позднесарматская культура II-III вв. н.э. Автор раскопок Мария Макурова. Автор Алексей Нечвалода. Тонировка реконструкции Елена Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски. Экспонирование: Музей-заповедник «Аркаим».

           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 mandes1.jpg

Arkaim_f.jpg

Автор: Алексей Нечвалода. Последний император инков Атаульпе (?)

Скульптурная реконструкция по мануальной модели черепу № 34640 (предположительно идентифицируемый, как принадлежащей последнему императору инков Атаульпе (?)) хранящемуся в Музее человека в Париже.Фото черепа предоставлены Музеем человека.

Автор Алексей Нечвалода. Матерал: пластик, акриловые краски.ataualpa.jpg


Атауальпа_1.jpg

Автор: Никитин С.А. "Уржарская принцесса"

   Скульптурная реконструкция по черепу женщины из Уржарского района Восточно-Казахстанской области, где в одном из курганов было найдено неграбленое погребение женщины сакского времени.    При погребенной обнаружены керамические и деревянные сосуды и кости жертвенного животного - овцы. На костях человеческого скелета сохранились остатки ткани от одежды синего и зеленого цвета. У головы погребенной найдены золотые серьги и каменный жертвенник - непременный атрибут женских захоронений того времени.    Наибольшую ценность представляет остроконечный золотой головной убор, богато украшенный растительными узорами и зооморфным орнаментом. Головной убор имеет также стреловидные навершия украшенные спиралью из золотой проволоки. Нижняя часть изделия была украшена древними зергерами рифлёными подвесками. По форме и орнаментальному воплощению, находка напоминает народные казахские женские головные уборы саукеле и борик. Фото: О. Белялов    

Автор: Алексей Нечвалода. Реконструкция по черепу мужчины из срубно-алакульского могильника Ташла I

   Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из курганного могильника Ташла-I. Срубно-алакульский синкретический могильник. Раскопки Янины Рафиковой. Автор Алексей Нечвалода. Материал: гипс тонированный. Экспонирование: Национальный музей Республики Башкотостан.           

Автор Нечвалода А.И.: Реконструкция по черепу мужчины позднесарматского времени из могильника Танабереген II

   Скульптурная реконструкция по черепу мужчины с искусственно деформированному черепу из могильника Танаберген II. Позднесарматская культура III в. н. э. (Западный Казахстан). Раскопки Армана Бисембаева.    Автор Алексей Нечвалода. Материал: гипс тонированный. Экспонирование: Актюбинский историко-краеведческий музей.

Автор Алексей Нечвалода: Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из к. 16 мог. Берель (Казахстан). Пазырыкская культура

   berel_male.jpg Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из кургана 16 Берелского курганного некрополя (Казахский Алтай). Пазырыкская культура V-IV вв. до н. э. Раскопки Зайнуллы Самашева.
   Автор Алексей Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски.
   Экспонирование: Национальный музей Республики Казахстан.

Автор Алексей Нечвалода: Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из к. 16 мог. Берель (Казахстан). Пазырыкская культура

    Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из кургана 16 Берелского курганного некрополя (Казахский Алтай). Пазырыкская культура V-IV вв. до н. э. Раскопки Зайнуллы Самашева.   Автор Алексей Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски.   Экспонирование: Национальный музей Республики Казахстан.

Автор Алексей Нечвалода: Скульптурная реконструкция по черепу женщины из к. 16, мог. Берель (Казахстан). Пазырыкская культура

   Скульптурная реконструкция по черепу женщины из кургана 16 Берелского курганного некрополя (Казахский Алтай). Пазырыкская культура V-IV вв. до н. э. Раскопки Зайнуллы Самашева.   Автор Алексей Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски.   Экспонирование: Национальный музей Республики Казахстан  

Автор: Алексеева Е.А. Реконструкция лица по черепу мужчины из могильника Устюг 1 (Бакальская культура)

   Курганный могильник Устюг 1 (V-VI вв. н.э.), бакальская культура. Портрет мужчины 35 - 40 лет. Расположен в среднем течении р. Тобол, на территории Заводоуковского р-на Тюменской обл. Раскопки Матвеевой Н.П. 2009-2012 гг.

Новости

Об антропологе Леониде Теодоровиче Яблонском (Герасимова М.М., в.н.с Центра физической антропологии ИЭА РАН)

   14 июня скоропостижно скончался Леонид Теодорович Яблонский, не дожив до своего 66-летия чуть меньше месяца.1_yablonski.jpg   Леонид Теодорович Яблонский известен в археологической среде как крупный неординарно мыслящий ученый, специалист в области золотоордынской археологии, археологии Хорезма и сарматологии, удачливый полевой исследователь, вошедший не только в отечественную, но и мировую науку раскопками элитных сарматских некрополей. Причем кажущаяся удачливость – это результат упорного, достаточно тяжкого, планомерного труда, чувства долга и огромной увлеченности. Его известность в археологии оставляет в тени его научную деятельность в антропологии. Между тем, он начинал именно как антрополог. Так же, только с точностью до «наоборот» говорили о Михаиле Михайловиче Герасимове его биографы, характеризуя его как археолога, научная деятельность которого была в тени его антропологической.
Отечественные антропологи, безусловно, воспринимали Леонида Теодоровича, как коллегу, специалиста в области палеоантропологии довольно широкого пространственно-временного спектра.
   

   Очень тяжко писать некролог о человеке, который младше тебя на полтора десятка лет, мучительно тяжело, если тебя связывает с ушедшим более, чем полувековая дружба и коллегиальные отношения. Без ложной скромности скажу, что именно я привела юного студента исторического факультета в специальность, и в силу своих слабых сил способствовала тому, что он вырос в ученого мирового плана. Начинал Леонид Теодорович свою осознанную научную деятельность в Лаборатории пластической реконструкции под руководством М.М.Герасимова. Герасимов как раз подыскивал молодого сотрудника, который мог бы, после соответствующей подготовки, в своей работе осуществлять междисциплинарный подход к изучению палеоантропологических материалов, в равной степени владея методологией и методами археологии и антропологии, этих двух смежных наук. Увы, судьбе было угодно распорядиться так, что М.М.Герасимов вскоре скончался, и Леониду Теодоровичу, просто Леничке, как его все называли, не пришлось поработать с ученым, который, однако, навсегда, привил ему величайший интерес и уважение к антропологическому факту. Окончив Университет по специальности археолога, прослужив год в армии, Леонид Теодорович вернулся в Лабораторию. Формированием его, как антрополога и специалиста в области реконструкции лица по черепу, занялись ученицы М.М.Герасимова – Г.В.Лебединская и Т.С.Сурнина.

2_yablonski_udyVtUr.pngЛ. Яблонский. Армейское фото, 1973 г.

   Первая большая статья Л.Т (еще студенческая работа, но она достаточно долго пролежала в редакционном портфеле) была посвящена исследованию палеоантропологического материала из раскопок С.А.Изюмовой городища у с. Супруты в Тульской области. Эта его первая работа сразу обратила на себя внимание своей обстоятельностью, добротностью, хорошим морфологическим анализом краниологической серии. Кроме подробного антропологического анализа в статье приведены графические реконструкции, выполненные по методу Герасимова. А при анализе травм, обнаруженных на скелетах, Л.Т. исходил из принципов диагностики и дифференциации следов повреждений, применяемых в современной криминалистической практике. И описание травм сопровождалось профессиональным археологическим описанием того оружия, которым они могли быть нанесены (Яблонский, 1977). Эта тема получила продолжение лишь в краткой тезисной форме (Яблонский, 1983) и не была в то время поддержана и развита отечественными антропологами (зато сейчас, к сожалению, рамки палеоантропологии часто сужены до описания травм и патологий).0_LTYablonsky_Filipovka_1469476173.jpg.814x610_q85.jpg   Успешно овладевая методом, Леонид Теодорович, помня о пожеланиях своего учителя, поступает в аспирантуру к крупному специалисту по палеоантропологии Поволжья и Средней Азии – Т.А.Трофимовой. В Поволжской экспедиции Г.А.Федорова-Давыдова на раскопках мусульманских некрополей Водянского и Селитренного городищ ему крупно повезло. Герман Алексеевич Федоров-Давыдов, его университетский преподаватель, человек незаурядного ума и прекрасных человеческих качеств, обратил внимание на молодого археолога, занимающегося сбором палеоантропологического материала. Под его руководством Л.Т.Яблонский попытался впервые использовать статистические методы в работе над погребальными мусульманскими памятниками. Палеоантропологический материал из этих погребений, рассмотренный в коннексии с данными археологии, позволил выявить наличие связей между физическими особенностями, социальным и этническим факторами в золотоордынском городском обществе. Вскоре он защищает диссертацию «Население средневековых городов Поволжья (по материалам мусульманских могильников)», носящую ярко выраженный междисциплинарный характер.
   Подобных работ об антропологических особенностях золотоордынского городского населения в контексте типологии особенностей мусульманского обряда, невзирая на интенсивное накопление и палеоантропологического и археологического материала, я больше в литературе не встречала. Эта диссертация была опубликована в качестве одной из трех глав монографии трех авторов «Антропология античного и средневекового населения Восточной Европы» (Герасимова, Рудь, Яблонский, 1987). Из материалов трех диссертаций, написанных и защищенных в разное время, Л.Т. удалось создать хорошую книгу. Это не просто три работы под одной обложкой. Эта книга на основе изучения палеоантропологического материала освещает вопросы этнической истории раннегосударственных образований на территории Восточной Европы – Боспорского царства, Волжской Болгарии и Золотой Орды. Использованные палеоантропологические материалы объединяет, прежде всего, их географическая привязанность: все они попадают в зону постоянных контактов монголоидной и европеоидной рас. Кроме того, они прямо или косвенно связаны с регионом, получившим в литературе название «степной коридор», в котором на протяжении тысячелетий прослеживаются волнообразные широтные миграции скотоводческого населения. Использование палеоантропологических материалов имело своей целью решение спорных вопросов, выдвигаемых конкретной исторической проблематикой, что определяло своеобразие каждой из глав, а объединяло, прежде всего, на базе общей методологии и методики стремление проследить определенные закономерности в сложных взаимодействиях субстрата и суперстрата в раннеклассовых общностях. Каждое из упомянутых государств рассматривалось в качестве конкретной исторической модели типов взаимоотношений местного и пришлого населения, объединенного в рамках государственности.
   Несмотря на успешные опыты Л.Т. в области реконструкции лица по черепу (за свою жизнь Леонид Теодорович создал более 25 скульптурных портретов), он был переведен из Лаборатории в Хорезмскую археолого-этнографическую экспедицию Института этнографии АН СССР под предлогом усиления достаточно «пожилого» состава ее молодым энергичным сотрудником. И он с головой уходит в археологическую деятельность. Длящиеся по полгода полевые сезоны почти не оставляют времени для научной работы. В 1981-86 гг он копает курганы в Северной Туркмении, в Присарыкамышье, в дельте Сырдарьи в Приаралье. Тем не менее, он не бросает своего увлечения антропологией. Им написано в эти годы несколько работ, посвященных антропологии неолитического и эпохи ранней бронзы населения Северной Туркмении и Прикаспия. Хочу остановиться на одной небольшой работе, написанной почти четверть века тому назад, потому что она представляет собой яркий образец не формального, не традиционного, а творческого, поискового исследования, и свидетельствует о Л.Т. как о хорошем наблюдательном морфологе – «Антропология неолитического населения Северной Туркмении» (Яблонский, 1986). Тот самый интерес к антропологическому факту, о котором я писала выше, повлек за собой обстоятельное, единственное в своем роде, исследование, проведенное на широком историко-географическом фоне. Не следует забывать, что в то время вычислительная техника в нашей стране еще не получила широкого распространения, все сопоставления, математические выкладки, делались практически вручную, и только увлеченность, трудолюбие и взыскательность исследователя позволили провести эту колоссальную работу, которая сейчас решается нажатием всего нескольких «кнопок». В результате было установлено своеобразие кельтеминарской серии по сочетанию ряда морфологических особенностей, которые не входят в традиционный набор анализируемых признаков, и выявлена существенная разница между нею и рассмотренными средиземноморскими группами, и обнаружены заметные параллели с некоторыми неолитическими сериями Северной Европы. Эта небольшая работа блестяще подтверждает высказанное ранее В.В.Бунаком, а затем и И.И.Гохманом, предположение об участии переднеазиатских форм в формировании неолитического и энеолитического населения Европы.
   В 1986 г. в соавторстве с А.В.Виноградовым м и М.А.Итиной в Трудах Хорезмской археолого-этнографической экспедиции выходит монография, из четырех глав которой две написаны Л.Т.Яблонским. Одна из глав посвящена антропологическим особенностям погребенных в могильнике Тумек-Кичиджик. Л.Т. развивает высказанную ранее гипотезу, привлекая всю сумму знаний об археологии и палеоантропологии этого памятника, и приходит к важным выводам этногенетического плана, а именно – что, вероятнее всего, кельтеминарцы вошли в состав одной из групп ранненеолитического населения Средиземноморья, двинувшихся на север в результате перенаселения района с быстро развивающимся производящим хозяйством. В процессе миграции на север кельтеминарцы неоднократно вступали в прямые контакты с племенами, носителями протоевропеоидного антропологического типа. Вторая глава, принадлежащая перу Яблонского, посвящена материалам из могильника Кокча-3. Подробный внутригрупповой анализ серии показал преобладание в ней гиперморфного мезокранного компонента, выраженного наиболее ярко в женской выборке. Соглашаясь с мнением Т.А.Трофимовой о срубно-андроновской основе тазабагъябского населения Южного Приаралья, Л.Т. категорически возражает против наличия здесь «индо-дравидоидного» компонента, выделенного в свое время Т.А.Трофимовой, придерживающейся индивидуально-типологического метода исследования.
   Леонид Теодорович проработал в Хорезмской экспедиции 10 лет, и это был период интенсивного накопления и осмысления материалов, отразившегося в его творчестве в равной степени в антропологических и археологических публикациях. В 1990 г. Леонида Теодоровича приглашает в Институт археологии РАН его старший коллега, директор Института, академик В.П.Алексеев. В 1991 г. Л.Т. защищает докторскую диссертацию «Население Южного Приаралья в раннем железном веке (археология и антропология могильников)» и начинает работать в Отделе скифо-сарматской археологии, активно участвуя в археологических раскопках, организуя экспедиции, сочетая эту свою деятельность с написанием больших, подводящих итоги его работы в Хорезмской экспедиции, монографий. С 2002 года он становится заведующим Отделом скифо-сарматской археологии. Тем не менее, он находит время и для антропологических исследований, органично входящих в круг его занятий и интересов. К этому же времени его работы в отделе относится ряд его работ, посвященных антропологии древнейшего населения Среднего Поволжья эпохи неолита и бронзы
   Большое пространство в научном творчестве Л.Т.Яблонского занимает осмысление методологических проблем, связанных с выяснением соотношений понятий «этнос и этническая принадлежность», «физический тип населения», «археологическая культура» и т.д. Этим вопросам, которые ставились и в известной мере решались на конкретных материалах, было посвящено значительное число работ Л.Т.. Конкретными материалами послужили результаты авторских раскопок, которые велись, начиная с 80-ых годов прошлого века, на территории древней Присарыкамышской дельты Амударьи. Специальный археолого-антропологический отряд под руководством Л.Т. направлено занимался археологическим исследованием некрополей и сбором палеоантропологического материала. Исследованиям в области палеоантропологии отводилась важнейшая роль в решении проблем этногенетического плана. Три монографии, по собственному признанию автора, являются итогом его работы в области археологии и палеоантропологии Хорезма (Яблонский, 1996, 1999; Итина, Яблонский, 1997).
   В этих работах Л.Т. развивает свои взгляды на соотношениях модусов этногенеза и расогенеза и механизмы расообразования. Археологические материалы, представленные в этих работах, дополняют сложившееся в науке представление о культурогенезе степного населения Евразии. Позиция автора состоит в том, что культура древних скотоводов Южного Приаралья была не просто связана с кругом культур сакского типа, но составляла неотъемлемую часть сако-массагетского мира. Внутри сакской историко-этнографической области Л.Т.Яблонский выделяет два историко-этнографических района, Присарыкамышский и Нижнесырдарьинский, каждый из которых рассматривает, как микроочаги своеобразных этнических процессов. Присарыкамышский район не имеет в Приаралье корней в силу экологических обстоятельств. Он сформировался в эпоху становления культур сакского типа. Археологически доказанным является факт миграции скотоводческого населения в Присарыкамышье в эпоху раннего железа, а заселение его после длительного промежутка, так сказать, с чистого листа, делает этноисторическую ситуацию в этом регионе уникальной, позволяет рассматривать этнические процессы, протекающие здесь в качестве модели общерегионального плана.

3_yablonski.pngЛ. Яблонский на раскопках в Филипповке, 2005 г.

   Не будучи формально учеником В.П.Алексеева, он был его самым последовательным приверженцем концепции этногенеза, как проблемы исторической науки в целом, решаемой различными дисциплинами внутри исторической науки, в том числе и исторической антропологией.     Безусловно, такая трактовка рассматривать этногенетическое исследование как комплекс гуманитарных наук, в котором центральное место помимо собственно истории занимает так называемая «Анучинская триада», весьма импонирует Л.Т.Яблонскому, археологу и антропологу, активно работающему в этой области (Яблонский, 1985, 2009, 2011, 2015; Малашев, Яблонский, 2008). Для бесписьменных народов Л.Т. предавал большое значение в реконструкции этногенеза и этнической истории именно археологическим данным, которые должны лежать в основе хронологической и типологической группировки палеоантропологических материалов, без которой они молчат. Однако, при перекрестной перепроверке данных смежных исторических дисциплин, Л.Т. подчеркивал приоритет антропологических данных в ходе такой перепроверки. Теоретически, коннексия археологических и антропологических материалов является тем методическим приемом, который позволяет, и ставить, и решать многие конкретные вопросы, связанные с происхождением и этнической историей отдельных групп населения.     Однако, в настоящий момент специализация в различных отраслях достигла таких степеней, что знания в смежных науках не всегда адекватно интерпретируются специалистами в других областях знаний. В данном случае одинаковое владение методологией и методическими приемами в археологии и антропологии делает Л.Т. Яблонского крупнейшим специалистом в обеих областях.
   Следует отметить также ярко выраженную гражданскую позицию Л.Т. как ученого, занимающегося проблемами расоведения. Его беспокоили тенденции, возникающие в обществе, некомпетентность высказываний не только на обывательском и околонаучном уровне, но и в выступлениях политологов и общественных деятелей, представителей средств массовой информации, смешивающих такие понятия, как раса, этнос, национальность, языковая семья, культурное сообщество и т.д. (Яблонский, 2001; Yablonsky, 2001), что порождало в высшей степени опасные теории о биологической природе этносов. Поэтому он принимал самое активное участие в подготовке текста резолюции по позициям отечественных антропологов в области расоведения, затем в подготовке брошюры «Проблема расы в российской физической антропологии», где выступал не только как составитель и редактор, но и как активный автор.
   Поистине титанический труд был проделан Л.Т.Яблонским по созданию «Антропологического словаря». Он представляет собой справочное издание, содержащее более 2600 кратких определений основных терминов и понятий современный антропологической науки. Это первое в нашей стране осуществленное издание подобного рода.
   Заканчивая обзор научной деятельности Леонида Теодоровича в области антропологии, следует остановиться на довольно значительной коллекции выполненных им скульптурных и графических реконструкций.
   Леонид Теодорович был незаурядной личностью, человеком обязательным и требовательным к себе, он был таким же и по отношению к коллегам. Эта гипетребовательность была помехой как в некоторых взаимоотношениях, так и в собственной работе, он всегда стремился все сделать хорошо и во время, работал не щадя «живота» своего, будучи тяжело больным человеком, он продолжал экспедиционные работы в тяжелых малобюджетных и климатических условиях.
   Любая смерть кажется нам несправедливой, обидной, оставляющей зияющие пустоты в нашем окружении. Но так обидно именно за тех, кто уходит раньше ему предназначенного срока.
   Как показывает этот короткий очерк профессиональной антропологической деятельности Л.Т.Яблонского, Леонид Теодорович играл существенную роль в развитии физической отечественной антропологии, и наше сообщество скорбит о потере. А для меня был хорошим и верным другом, которого мне будет очень недоставать.

 

Литература

 

  1. Антропологический словарь. Отв. ред. Яблонский Л.Т. М.: Классикс Стиль, 2003.
  2. Виноградов А.В., Итина М.А., Яблонский Л.Т. Древнейшее население низовий Амударьи. Археолого-палеоантропологическое исследование // Труды Хорезмской археолого-этнографиеской экспедиции Т.XV.М.:Наука, 1986.
  3. Герасимова М.М., Рудь Н.М., Яблонский Л.Т. Антропология античного и средневекового населения Восточной Европы. М.: Наука, 1987.
  4. Итина M. A. , Яблонский Л. Т. Саки Нижней Сырдарьи (по материалам могильника Южный Тагискен) / РАН ин-т археологии; ин-т этнологии и антропологии. M. : "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН), 1997.
  5. Малашев В.Ю. Яблонский Л.Т. Степное население Южного Приуралья в позднесарматское время. М.: Восточная литература, 2008.
  6. Проблема расы в российской физической антропологии. Ред. Т.И. Алексеева, Л.Т. Яблонский. М., 2002.
  7. Яблонский Л.Т. Серия черепов из раннеславянского городища у с. Супрута // Вопросы антропологии. Вып.54. М.: МГУ, 1977. С. 190–211.
  8. Яблонский Л.Т. О некоторых принципах диагностики и дифференциации следов повреждений и трепанаций в краниологических сериях // Проблемы современной антропологии. Отв.ред. Б.А.Никитюк. Минск, 1983. С.67–70.
  9. Яблонский Л.Т.К краниологии кельтеминарцев // Сов.этнография. № 2. 1985. С.127–140.
  10. Яблонский Л. Т. Антропология неолитического населения Северной Туркмении // Проблемы эволюционной морфологии человека и его рас. М.: Наука, 1986.
  11. Яблонский Л.Т. Саки Южного Приаралья (археология и антропология могильников) /РАН ин-т археологии; ин-т этнологии и антропологии. М.: Тимп, 1996.
  12. Яблонский Л.Т. Некрополи древнего Хорезма (археология и антропология могильников).М.: Восточная литература РАН, 1999.
  13. Яблонский Л.Т. Отрицание рас: против расизма или навстречу расизму? // IV Конгресс этнографов и антропологов России. Тезисы докладов. М. 2001.
  14. Яблонский Л.Т. От антропологии Бунака и Дебеца, исторической антропологии Алексеева к биоархеологии Jane Buikstra: путь куда? // Вестник антропологии. Вып. 17. М: ИЭА РАН, 2009. С. 14–19.
  15. Яблонский Л.Т. Кризис концепции этногенеза? // Вестник антропологии. Вып.19. М: ИЭА РАН, 2011. С. 96–103.
  16. Яблонский Л.Т. Саки в дельте Окса. М.: Новое время, 2015.
  17. Yablonsky L. Contrasting views of the “Race” concept in the Russian and American Physical Anthropology. // American Journal of Physical Anthropology. Supplement 32. New York. 2001

Источник: politru_logo_2012.jpg

На Кубани найдена уникальная стела с надписью персидского царя Дария Первого

Археологическая находка может стать мировой сенсацией в случае подтверждения её происхождения.
 
d1023f00aefa785b33be05b111043345__1440x.jpg
 
   В ходе очередного полевого сезона Фанагорийской комплексной археологической экспедиции Института археологии на Кубани, проводимой при фонда Олега Дерипаски "Вольное дело", учёные обнаружили древнюю стелу с надписью персидского царя Дария I и остатки древнейших городских стен. По оценкам археологов, её обнаружение способно стать мировой научной сенсацией.
— Надпись на обнаруженном фрагменте стелы сделана на древнеперсидском языке клинописью, использовавшейся только персидским царём. По оценкам учёных, на стеле сохранилось около 10—15% сообщения. Тем не менее расшифрованные части надписи прямо указывают на то, что она сделана от имени известного персидского царя Дария I. Этому не противоречит и контекст находки — стела обнаружена в слоях, которые можно предварительно отнести к первой половине V в. до н. э., — сообщает пресс-служба фонда Олега Дерипаски "Вольное дело".
   Отметим, всего таких сохранившихся до наших дней царских клинописных документов в мире числится около 200. Кроме того, найденная на Кубани стела также содержит слово "Милет", что может указывать на крупнейший греческий город в Ионии (современная Малая Азия. — Прим. ред.). Во времена правления царя Дария I в городе вспыхнуло восстание, которое было подавлено царскими войсками. По мнению учёных, в честь успеха Дарий I приказал установить памятную стелу. Но позже мраморный и полуразрушенный фрагмент стал использоваться в качестве балласта на одном из кораблей, посетивших фанагорийский порт, поскольку своего камня на Таманском полуострове нет.
 
6125cd15f623420874b8db7878c9ad3e__980x.png
   В настоящее время стела находится в реставрационной лаборатории научно-культурного центра "Фанагория", где проводятся все необходимые экспертизы. 
 
Источник: Live

Пятый череп из Дманиси показал огромный размах индивидуальной изменчивости ранних Homo

dmanisi_1_600.jpg
Рис. 1. Пять черепов из Дманиси (изображения, полученные при помощи компьютерной томографии). Сверху вниз: подросток D2700; молодая женщина D2282; взрослые мужчины D2280 и D4500; старая беззубая особь D3444. Длина масштабной линейки 5 см. Из дополнительных материалов к обсуждаемой статье в Science
 
   Опубликовано описание исключительно хорошо сохранившегося черепа раннего Homo из Дманиси (Грузия) — представителя древнейшей волны мигрантов из африканской прародины. Вместе с четырьмя другими черепами и фрагментами скелетов того же возраста (1,8 млн лет), находка показала, что люди из Дманиси по размаху индивидуальной изменчивости не уступали современным людям и шимпанзе. Это затрудняет и отчасти лишает смысла формальное разделение ранних Homo на отдельные виды. Находка подтвердила переходный статус людей из Дманиси: одни признаки, такие как малый объем мозга (546 куб. см) и сильно выступающие челюсти, сближают изученный череп с африканскими H. habilis и даже австралопитеками, тогда как другие указывают на его близость к более поздним H. erectus.
   Грузинские палеоантропологи Давид Лордкипанидзе и Абесалом Векуа и их коллеги из Швейцарии, Израиля и США опубликовали в последнем выпуске журнала Science описание еще одного — пятого по счету — черепа раннего Homo из Дманиси. Находка отличается исключительной сохранностью и отсутствием посмертных деформаций. Авторы подчеркивают, что на сегодняшний день это древнейший из полностью сохранившихся черепов гоминид. Возраст находки такой же, как и у других черепов из Дманиси: от 1,85 до 1,77 млн лет.
   Нижнюю челюсть данного индивида (взрослого мужчины) нашли еще в 2000 году, а череп, получивший инвентарный номер D4500, обнаружился спустя пять лет в 192 см от челюсти. На его изучение ушло восемь лет. Поблизости найдены и части посткраниального скелета (с пропорциями, близкими к современным), которые, скорее всего, принадлежали тому же индивиду. Судя по этим костям, он был невысокого роста (от 146 до 166 см) и мог весить 47–50 кг. Более поздние представители человеческого рода, относимые к виду H. erectus, были в среднем выше и крупнее.
 
dmanisi_2_600.jpg
 
   Рис. 2. Череп D4500. Длина масштабной линейки 5 см. Изображение из обсуждаемой статьи в Science
 
   Череп D4500 отличается от других черепов ранних Homo комбинацией двух весьма примитивных черт: маленькой мозговой коробки и очень крупного лица с сильно выступающими вперед челюстями. По объему мозга D4500 заметно уступает четырем своим сородичам из Дманиси (546±5 см3 против 600, 640, 650 и 730) и сопоставим с крупноголовыми представителями австралопитеков и парантропов. Впрочем, среди одновозрастных африканских ранних Homo (H. habilis) есть особи с примерно таким же крохотным мозгом, как у D4500 (например, экземпляры OH 7 и OH 24).
   Небольшой размер мозга у D4500 сочетался с массивной жевательной мускулатурой. Правая скуловая дуга сохранила следы множественного перелома, впоследствии зажившего (левая скула — целая). Левый челюстной сустав поврежден артритом (правый — в порядке). Мощные надглазничные валики и ряд других особенностей лицевого скелета сближают D4500 с более поздними представителями H. erectus, в особенности с яванскими питекантропами из Триниля и Сангирана.
   Зубы сильно стерты, причем характер износа резцов свидетельствует о том, что зубы использовались не только для жевания, но и для хватания и удерживания предметов.
   По большинству признаков череп D4500 ближе к восточноафриканским ранним Homo (включая H. habilis), чем к южноафриканскому Australopithecus sediba. По мнению авторов, это опровергает предположение южноафриканских антропологов о том, что предками эректусов были открытые ими A. sediba, а не ранние Homo из Восточной Африки.
   Едва ли можно сомневаться в том, что все пять одновозрастных черепов из Дманиси относятся к одному виду (и к одной популяции).      Сравнительный анализ морфологии этих черепов продемонстрировал огромный размах индивидуальной изменчивости, сопоставимый с тем, что наблюдается в современных человеческих популяциях (а также в популяциях шимпанзе). Изменчивость хорошо видна на рис. 1: особенно бросается в глаза контраст между примитивными, обезьяньими чертами D4500 (второй череп снизу) и гораздо более человеческим, «сапиентным» обликом старика D3444 (нижний).
   Но если ранние Homo из Дманиси были настолько изменчивы, то встает вопрос о том, правомерно ли традиционное разделение восточноафриканских находок древнейших Homo на несколько отдельных видов (H. habilis, H. rudolfensis, ранние H. ergaster). Что если все эти индивидуумы на самом деле были представителями относительно единого, быстро эволюционировавшего, полиморфного вида со сложной и переменчивой популяционной структурой? Такие догадки высказывались и ранее, но изучение черепа D4500, резко расширившее представления о размахе внутрипопуляционной изменчивости древних людей, сделало их куда более правдоподобными.      По словам одного из авторов статьи, М. С. Понсе де Леона (Ponce de León) из Антропологического института Цюрихского университета, если бы пять дманисских черепов были найдены в разных районах Восточной Африки, их с большой вероятностью отнесли бы к нескольким разным видам (Gibbons A., 2013. Stunning Skull Gives a Fresh Portrait of Early Humans). Новая находка показала, что многие морфологические различия, традиционно трактовавшиеся как межвидовые, в действительности находятся в пределах нормальной внутрипопуляционной изменчивости ранних Homo.
   На основе новых данных авторы предлагают относить всех представителей человеческого рода, живших около 1,8 млн лет назад, к одному виду — H. erectus, ранние представители которого выделяются в «хроноподвид» (chronospecies) H. erectus ergaster. Для дема (популяции), проживавшей на территории Грузии, предлагается название H. erectus ergaster georgicus. От своего прежнего мнения о целесообразности выделения людей из Дманиси в отдельный вид Homo georgicus авторы в явной форме отказались.
   Все эти номенклатурные изменения лишний раз показывают, что запихивание морфологического разнообразия представителей быстро эволюционирующих эволюционных линий в прокрустово ложе традиционной линнеевской систематики — занятие в высшей степени неблагодарное.
   Авторы также отмечают, что люди из Дманиси как по морфологии, так и по характеру внутрипопуляционной изменчивости значительно больше похожи на своих африканских сородичей-современников, чем другие крупные млекопитающие, кости которых обнаружены в Дманиси в отложениях того же возраста. Это указывает на более высокий потенциал расселения у ранних Homo по сравнению с другими африканскими животными. Логично предположить, что возросшая способность к освоению новых местообитаний была связана с появлением каменных орудий олдувайского типа (это открыло доступ к новым пищевым ресурсам, таким как мясо крупных животных), а также с развитием внутригрупповой кооперации. О том, что люди из Дманиси заботились о сородичах, свидетельствует другой череп из Дманиси, D3444. Он принадлежит старому индивиду, прожившему немало лет после утраты всех зубов, что было бы невозможно при отсутствии заботы о стариках.
 

1922 год: открытие гробницы Тутанхамона

   В 1907 году египтолог и археолог Говард Картер был нанят Джорджом Гербертом, 5-м графом Карнарвоном, для наблюдения за раскопками в египетской Долине царей. Ученый сумел создать себе хорошую репутацию, скрупулезно описывая и сохраняя открытия.
   Поиски в долине, продолжавшиеся многие годы, давали весьма скромные результаты, что со временем навлекло на Картера гнев работодателя. В 1922 году лорд Карнарвон сказал ему, что со следующего года прекратит финансирование работ.

tutdiscovery01.jpg

1. 1923 год. Лорд Карнарвон, профинансировавший раскопки, читает на веранде дома Картера возле Долины царей.

   Картер, отчаянно нуждавшийся в прорыве, решил возвратиться к ранее заброшенному месту раскопок. 4 ноября 1922 года его команда обнаружила ступеньку, вырубленную в скале. К концу следующего дня была расчищена целая лестница. Картер немедленно послал сообщение Карнарвону, умоляя его приехать как можно быстрее. 26 ноября Картер вместе с Карнарвоном открыл небольшой пролом в углу двери в конце лестницы. Держа свечу, он заглянул внутрь.
   «Сначала я ничего не видел, горячий воздух вырывался из помещения, в результате чего пламя свечи мерцало, но вскоре, как только мои глаза привыкли к свету, из тумана медленно появились детали комнаты, странные животные, статуи и золото — всюду блеск золота» (Говард Картер).
   Команда археологов обнаружила гробницу Тутанхамона, юноши-царя, правившего Египтом с 1332 до примерно 1323 г. до н.э.

tutdiscovery02.jpg

2. Ноябрь 1925 года. Посмертная маска Тутанхамона.
Несмотря на следы того, что в гробницу дважды наведывались древние грабители, содержимое комнаты оставалось практически нетронутым. Гробница была напичкана тысячами бесценных артефактов, в том числе здесь находился саркофаг с мумифицированными останками Тутанхамона.

tutdiscovery03.jpg

3. 4 января 1924 года. Говард Картер, Артур Каллендер и египетский рабочий открывают двери, чтобы впервые взглянуть на саркофаг Тутанхамона. Каждый объект в гробнице был тщательно описан и каталогизирован перед изъятием. Этот процесс занял почти восемь лет.

tutdiscovery04.jpg

4. Декабрь 1922 года. Церемониальное ложе в форме Небесной коровы в окружении припасов и других объектов в передней комнате гробницы.
Эти фотографии, задокументировавшие открытие легендарной гробницы Тутанхамона, были колоризованы Dynamichrome для выставки The Discovery of King Tut, которая откроется в Нью-Йорке 21 ноября 2015 года.

tutdiscovery05.jpg

5. Декабрь 1922 года. Позолоченное ложе-лев и другие объекты в прихожей. Стена погребального покоя охраняется черными статуями Ка.

tutdiscovery06.jpg

6. 1923 год. Набор челнов в сокровищнице гробницы.

tutdiscovery07.jpg

7. Декабрь 1922 года. Позолоченное ложе-лев и инкрустированная нагрудная одежда среди других объектов в передней комнате.

tutdiscovery08.jpg

 

8. Декабрь 1922 года. Под ложем-львом в передней комнате несколько коробок и сундуков, а также кресло из черного дерева и слоновой кости, которое Тутанхамон использовал в детстве.

tutdiscovery09.jpg

9. 1923 год. Позолоченный бюст Небесной коровы Мехурт и сундуки находились в сокровищнице гробницы.

tutdiscovery10.jpg

10. 1923 год. Сундуки внутри сокровищницы.

tutdiscovery11.jpg

11. Декабрь 1922 года. Декоративные алебастровые вазы в передней комнате.

tutdiscovery12.jpg

12. Январь 1924 года. В «лаборатории», созданной в гробнице Сети II, реставраторы Артур Мейс и Альфред Лукас чистят одну из статуй Ка из передней комнаты.

tutdiscovery13.jpg

13. 29 ноября 1923 года. Говард Картер, Артур Каллендер и египетский рабочий оборачивают одну из статуй Ка для транспортировки.

tutdiscovery14.jpg

14. Декабрь 1923 года. Артур Мейс и Альфред Лукас работают с золотой колесницей из гробницы Тутанхамона за пределами «лаборатории» в гробнице Сети II.

tutdiscovery15.jpg

15. 1923 год. Статуя Анубиса на погребальных носилках.

tutdiscovery16.jpg

16. 2 декабря 1923 года. Картер, Каллендер и двое рабочих удаляют перегородку между передней комнатой и погребальным покоем.

tutdiscovery17.jpg

17. Декабрь 1923 года. Внутри внешнего ковчега в погребальном покое находится еще один ковчег, который завернут в огромный льняной покров с золотыми розетками, напоминающий ночное небо.

tutdiscovery18.jpg

18. 30 декабря 1923 года. Картер, Мейс и египетский рабочий бережно сворачивают льняной покров.

tutdiscovery19.jpg

19. Декабрь 1923 года. Картер, Каллендер и двое египетских рабочих разбирают один из золотых ковчегов в погребальном покое.

tutdiscovery20.jpg

20. Октябрь 1925 года. Картер изучает саркофаг Тутанхамона.

tutdiscovery21.jpg

21. Октябрь 1925 года. Картер и рабочий изучают саркофаг из чистого золота.

Источник: logo.png

Археологи воссоздали портрет девушки, погибшей в Шотландии 3700 лет назад

   Группа археологов восстановила внешность 18-летней девушки, умершей в Шотландии более 3700 лет назад при загадочных обстоятельствах. Известная под именем Ава (сокращенное от Ачаванич — названия местности, где проводились раскопки) умерла в Бронзовом веке, но была возвращена к жизни в двухмерном изображении.

Scull.jpg


   Девушка принадлежала к «людям кубков», археологической культуре позднего неолита — раннего бронзового века Западной и Центральной Европы. Для культуры колоколовидных кубков характерно использование керамических кубков в форме перевернутого вверх дном колокола. Одно из захоронений этой эпохи было обнаружено в 1987 году на севере Шотландии. Там же нашли и Аву.
   Как рассказала руководитель проекта Мая Хул, исследователи, изучая останки, предположили, что перед ними женщина 18−22 лет, которая являлась частью крупной общины, занимавшейся скотоводством, сообщает The Daily Mail.
При жизни череп Авы подвергался странным деформациям, похожим на связывание или пеленание с целью придать ему определенную форму. Эти признаки характерны для культуры «людей кубков».

Scull11.jpg

   В настоящее время мы очень мало знаем о ее жизни, и это было одной из причин, почему мы решили организовать исследовательский проект. Надеюсь, что результаты обеспечат нам более глубокое представление о ней, ее сообществе и той среде, в которой она жила. Художник Хью Моррисон, работавший над черепом девушки с 2014 года, сказал: «Реконструкция важна, поскольку она помогает людям увидеть, что древние останки были личностью, что они больше, чем просто набор неодушевленных предметов, костей и камней. Это был живой, дышащий человек, который чувствовал мир так же, как мы, и внешне не так сильно отличался от нас».

Источник: Mail.ru

Орангутанг впервые смог сымитировать человеческую речь

    Ученым впервые удалось заставить приматов имитировать звуки человеческой речи. Исследование с результатами этих экспериментов опубликовано в журнале Scientific Reports. «Это открывает для нас возможность больше узнать о вокальных способностях ранних гоминид, которые жили до разделения между предками орангутанов и человека, и увидеть, как вокальная система эволюционировала до полноценной речи у людей», — сказал автор исследования Адриано Ламериа из Университета Дарема.

   В ходе эксперимента ученые заставляли орангутана Рокки играть в игру, в которой тот должен был подражать звукам экспериментатора, получая вознаграждение за правильно произнесенные гласные звуки. Сравнение выученных животным звуков со звуками, обычно воспроизводимыми его сородичами в природе, показало, что Рокки способен обучаться новым звукам и контролировать их произнесение подобно тому, как это делает человек.
В ходе эксперимента ученым удалось зафиксировать более 500 новых звуков, выученных обезьяной.

 

Источник: Газета.ru

Как мутация помогла человеку встать на ноги

   Утрата двух фрагментов ДНК позволила сделать ногу человеческих предков приспособленной к прямохождению.

5a2a824eeef0ae8e649714ee03fd03c6.jpg

   Когда мы говорим об эволюции человека, то в первую очередь обращаем внимание на мозг: именно наши умственные способности отделяют нас от мира животных, включая наших ближайших родственников – обезьян. Про прямохождение, про умение ходить на двух ногах, а не на четырёх лапах, мы забываем, а зря – для того, чтобы человек встал на ноги, нужно было решить сложную инженерную задачу по «перепроектированию» задних конечностей. Как это могло произойти, описывают в своей статье в Cell биологи из Стэнфорда, которые начали своё исследование вовсе не с приматов, а с рыбы под названием трёхиглая колюшка. Трёхиглая колюшка замечательна некоторыми особенностями скелета: тело рыбы снабжено костяными пластинами и шипами, защищающими её от хищников. У морских популяций колюшек и пластины, и шипы довольно велики, у пресноводных же они уменьшаются в размерах, делаясь легче. Лёгкая броня увеличивает плавучесть и подвижность рыбы, с другой стороны, чтобы защититься от крупных хищных насекомых, обитающих в пресноводных водоёмах, достаточно и такой защиты. 

   Очевидно, массивность шипов и пластин должны управляться генетическими механизмами.
   Дэвид Кингсли (David Kingsley) и его коллеги обнаружили, что у морских и пресноводных колюшек по-разному работает ген GDF6, который относится к семейству генов, контролирующих формирование костей. У всякого гена есть специальные регуляторы – последовательности в ДНК, от которых зависит его активность. У морских рыб регулятор GDF6 настроен так, чтобы сам GDF6 работал активнее, белка, который он кодирует, синтезировалось бы больше, и, как следствие, броня становилась бы массивнее, тяжелее.


 f8a7e62df63049fa8be4e1feb8c78fd0.jpg

 Как известно, эволюция движется не созданием новых генов, а изменением в работе старых, так что большинство новых особенностей, черт, признаков у живых существ возникает как раз из-за мутаций в регуляторных областях ДНК. Вот исследователи и подумали, что вставание человека с четверенек на две ноги произошло благодаря изменениям в управлении генами, отвечающими за развитие скелета.
   Известно, что в нашем геноме существует более 500 участков, где произошла утрата регуляторных последовательностей, имеющихся у большинства других животных, включая шимпанзе. В двух случаях такие потери произошли вблизи гена GDF6. Но действительно ли именно эти регуляторные области мешали переконструировать задние ноги приматов «по-человечески»? Эксперименты на мышах показали, что данные участки ДНК контролировали количество белка именно в задних ногах, а не в передних, а в самих ногах они работали в зоне мизинца и «молчали» в области большого пальца. Если у мышей отключали GDF6, у животных уменьшались кости там, где ген переставал работать, и, например, пальцы или череп делались меньше.
   Человек же, напомним, утратил участки ДНК, активирующие ген GDF6 именно в задних конечностях, то есть белка, стимулирующего рост костей, тут стало меньше. Как это помогло встать на ноги? Авторы работы полагают, что следствием утраты стало изменение формы стопы: мизинец сильно уменьшился, а большой палец остался прежним, так что нога – стопа – стала более крепкой и устойчивой, помогая поддерживать вертикальное положение тела во время ходьбы, бега и прыжков. Впрочем, подробности эволюционных изменений в молекулярно-генетическом механизме развития скелета здесь будут ещё проясняться; возможно, что одной мутацией тут дело не обошлось.
Автор: Кирилл Стасевич

Источник: logo_big.png

В поисках сокровищ богатыря Хара-цзянь-цзюнь. Неизданные труды С. И. Руденко

   Имя крупнейшего археолога XX века, Сергея Ивановича Руденко, одного из первооткрывателей знаменитых Пазырыкских курганов, хорошо известно всем специалистам по древней истории Сибири и Дальнего Востока. В Санкт-Петербургском филиале Архива РАН хранятся несколько неизданных монографий ученого, одна из которых посвящена Мертвому городу древнего Тангутского царства.
   Материалы его раскопок, представленные в экспозиции Государственного Эрмитажа, характеризуют яркую и своеобразную культуру алтайских кочевников скифской эпохи. Среди них уникальные находки в виде изделий из кожи и войлока, в том числе одежды, древнейшие в мире ковры и художественные ткани, оружие и предметы конской упряжи, деревянные колесницы, украшения...
Эти открытия, сопоставимые с великими археологическими открытиями XVIII-нач. XX в., сделали имя Руденко всемирно известным. И сегодня у читателей есть уникальная возможность познакомиться с одной из неопубликованных работ выдающегося ученого - научно-популярной книгой «Мертвый город древнего Тангутского царства» (1968)
   Археолог и антрополог, этнограф и культуролог, историк науки, магистр географии и доктор технических наук, автор двух десятков исследований по общей и инженерной гидрологии С. И. Руденко прожил долгую и непростую жизнь. Уроженец Харькова, детские годы провел на Урале, где его заинтересовала материальная и духовная культура коренного населения края — башкир.
После окончания Пермской гимназии Руденко учился на физико-математическом факультете Петербургского университета, но, закончив обучение, в 1910 г. уехал за границу для совершенствования в области антропологии и археологии, занимался в лабораториях и музеях Парижа.
В последующие годы Руденко, читавший как приват-доцент лекции на физмате университета в Петрограде, проводил этнографические исследования в Уфимской губернии. Он был одним из первооткрывателей сарматской культуры Южного Приуралья: в 1916 г. по просьбе внештатного члена Императорской Археологической комиссии М. И. Ростовцева он раскопал 4 курганных насыпи у д. Прохоровка Оренбургской губернии — эталонный памятник сарматской культуры. Эти результаты вошли в последний том серии «Материалы по археологии России», издаваемой Императорской Археологической комиссией.
 29f624fcbcc23f3a34afd3d7b4929a82.jpg
Выдающийся русский археолог С. И. Руденко (1885—1969)
 
Уже после защиты магистерской диссертации Руденко был избран профессором Томского, затем Петроградского университетов, занимал различные посты в Академии наук, Географическом обществе, Этнографическом отделе Русского музея… Он проводил археологические, антропологические и этнографические исследования на огромных пространствах Поволжья, Казахстана, Северо-Западной и Южной Сибири. Одна из его выдающихся находок — знаменитые Пазырык¬ские курганы на Горном Алтае, раскопки которых были начаты в 1929 г.
В эпоху «великого перелома» после октябрьской революции партийные и советские власти стремились перевести науку на марксистские рельсы, поэтому объектами нападок повсеместно стали старые «буржуазные» специалисты. Начиная с 1928 г. Руденко подвергался оголтелой травле со стороны ученых-марксистов, обвинявших его в антисоветских взглядах. Его имя стало нарицательным, как символ буржуазной науки: в Академии наук, музеях и вузах велась борьба с «руденковщиной» в археологии и этнографии.

  5 августа 1930 г. Руденко был арестован по так называемому «делу историков» («академическому делу»). Двенадцать лет он пробыл в тюрьме, лагерях и «шарашках» Беломорканала и других «отдаленных» мест. Эти события коренным образом изменили жизнь ученого, который был вынужден заниматься проблемами гидрологии в связи со строительством гидротехнических сооружений. После освобождения и возвращения в Ленинград Руденко сначала работал в Государственном гидрологическом институте, и только в 1942 г. смог вернуться в любимую науку, поступив на работу в Институт истории материальной культуры АН СССР.   

В послевоенные годы археолог провел крупномасштабные исследования на Камчатке и в Горном Алтае. Материалы его раскопок, представленные в экспозиции Государственного Эрмитажа, характеризуют яркую и своеобразную культуру алтайских кочевников скифской эпохи. Среди них уникальные находки в виде изделий из кожи и войлока, в том числе одежды, древнейшие в мире ковры и художественные ткани, оружие и предметы конской упряжи, деревянные колесницы, украшения...

   Эти открытия, сопоставимые с великими археологическими открытиями XVIII—нач. XX в., сделали имя Руденко всемирно известным. Благодаря фундаментальному и разностороннему образованию и пройденной им школе полевых исследований ученый стал одним из пионеров применения методов естественных наук в археологии, возглавив с 1950-х гг. лабораторию археологической технологии в Ленинградском отделении Института археологии АН СССР.

   Личный фонд С. И. Руденко в Санкт-Петербургском филиале Архива РАН по богатству неопубликованного материала занимает особое место. Там хранятся несколько неизданных монографий: «Искусство палеолита народов крайнего Северо-Востока Азии» (1963—1964); «Угры и ненцы Нижнего Приобья (Историко-этнографические очерки)» (не позднее 1960 г.); «Дин-лины и современное им искусство минусинской бронзы» (1967), посвященная художественным бронзам карасукской и тагарской культур Минусинской котловины.

 5393cfc45f9d5b30337ca97de5498dec.jpg  
   И сегодня у читателей есть уникальная возможность познакомиться с одной из неопубликованных работ выдающегося ученого — научно-популярной книгой «Мертвый город древнего Тангутского царства» (1968). Головной убор из знаменитых Пазырыкских курганов, открытых С. И. Руденко на Горном Алтае. Государственный Эрмитаж. Фото В. С. Теребенина
 
Путешествие в Мертвый город
 
   Согласно тексту рукописи, город Ецзина (Эцзина), а по-монгольски Хара-хото (Черный город) был одним из главных городов древнего Тангутского царства династии Си-ся (1032—1227). Последнее занимало территорию Северо-Западного Китая, часть которого составлял Тибет.4e67591d7afe08553c3b1a4e213397d7.jpg
   Остатки города на берегу высохшего русла реки Ецзина (Эцзин-гол) сохранились до наших дней в сыпучих и безводных песках пустыни Гоби. Когда-то город был расположен среди цветущего оазиса, который орошался каналами из реки. В 1225 г. город был взят войсками Чингис-хана, и через два года история государства Ся закончилась. Русский географ и этнограф Г. Н. Потанин в своем труде “Тангуто-тибетская окраина Китая и Центральная Монголия” (1884—1886), писал: «Тут виден небольшой кэрим (стены небольшого города), много следов домов, засыпанных песком, разрывая которые находят серебряные вещи».
   Последнее сообщение вдохновило другого русского путешественника, П. К. Козлова, отправившегося в эту область во главе Монголо-сычуаньской экспедиции Русского географического общества (1907—1909) для проведения археологических и этнографических исследований.
   Местная легенда о гибели Хара-хото, рассказанная Козлову, гласила, что последний владетель города, богатырь Хара-цзянь-цзюнь, стоявший во главе непобедимого войска, намеревался отнять китайский престол у императора. Однако в ходе войны императорские войска окружили город и решили лишить осажденных воды. Реку Эцзин-гол отвели влево на запад, запрудив прежнее русло мешками с песком. Осажденные начали рыть колодец в северо-западном углу крепости и прорыли свыше 200 м, но воды так и не нашли.
   Хара-цзянь-цзюнь решил дать противнику генеральное сражение, но на случай неудачи спрятал в выкопанном колодце все свои богатства. По преданию в колодец вошло не менее 80 арб и телег, в каждой по двадцать-тридцать пудов одного серебра, не считая других ценностей. Властитель умертвил двух своих жен, сына и дочь, дабы неприятель не надругался над ними, сам же в решительной схватке погиб вместе со своим непобедимым войском.
   Взяв город, императорские войска разрушили его, но богатств не нашли. Говорили, что сокровища так и остались лежать там, несмотря на то, что китайцы соседних городов и местные монголы не раз пытались найти их. Свои неудачи они всецело приписывали заговору, устроенному самим Хара-цзянь-цзюнем. Однажды искатели сокровищ вместо богатств отрыли двух больших змей, ярко блестевших красной и зеленой чешуей.
 
Находки русской экспедиции
 
   Войдя внутрь Мертвого города, экспедиция П. К. Козлова приступила к осмотру местности и выбору мест для раскопок. Самые известные находки были сделаны в одной из культовых глинобитных построек, субургане, расположенном в трехстах метрах от крепости. Субурганы — преемники известных древнеиндийских ступ — первоначально бывшие памятниками важных священных событий, впоследствии воздвигались в качестве гробниц для лам (буддийских монахов), известных святостью и подвигами во имя веры.
   Раскопанный субурган, получивший название Знаменитый, был высотой 8—9 м и состоял из пьедестала, уступной середины и конического, разрушенного временем верха; в центре пьедестала был установлен шест. Вокруг шеста лицом к центру были помещены 12 больших, в рост человека, глиняных статуй, причем перед ними, как перед ламами, отправляющими богослужение, лежали огромные книги письма Си-ся. В субургане покоилась 50-летняя женщина (скелет находился в сидячем положении). Все богатства, собранные здесь — книги, образа, статуи, другие предметы — оказались беспорядочно разбросанными.
 
4c35305ad9a4ee3c3c5d3df3769d17ff.jpg
 
Субурган Знаменитый в начале раскопок. На фото внизу — найденные в нем глиняные и деревянные статуи
 
30b3edd81391b6c99f78051558174b9a.jpg
 
  В Хара-хото экспедиция Козлова открыла богатейшую коллекцию, которую составили две тысячи книг и рукописей на тангутском, китайском, тибетском и уйгурском языках, образцы живописи на бумажных тканях, покрытые лаком, сотни металлических и деревянных скульптур, модели субурганов, до 300 образцов буддийской иконописи XII—XIII вв., в том числе образцы ткацкого искусства в виде гобеленов, свернутых на деревянные валики, и другие святыни из буддийских храмов. Найденные образцы тибетского письма резко отличались от образцов китайского письма и доказывали решающее влияние индийской живописи на древнюю тибетскую, а вместе с ней и на тангутскую.
   Оказалось, что вопреки преданиям Эцзина был обитаем и после разрушения монголами Тангутского царства. Документы, найденные в кучах мусора внутри города, относились к периоду китайской династии Юань (1290—1366 гг.). Возраст китайских монет, найденных в городе, не выходит за пределы третьей четверти XIII в. То же подтверждают датировки китайской керамики временем династии Сун и Юань, и, возможно, началом династии Мин (1369—1694).
 
8f4995615c777e7473960006cba13acc.jpg
 
Божества — образ на шелку
 
   Хотя сокровищ богатыря Хара-цзянь-цзюня экспедиция Козлова так и не нашла, ее раскопки открыли культурно-исторические памятники мирового значения, по ценности намного превосходящие легендарные сокровища. Находки позволили ученым восстановить историю забытого тангутского государства Си-Ся, просуществовавшего около 250 лет на территории современного северного Китая.
 
Жители Тангута
 
    Основываясь на всех доступных источниках — сообщениях китайских хроник и знаменитого путешественника XIII в. венецианца Марко Поло, данных о быте тангутов, сообщенных русскими путешественниками, посетившими Тангут в XIX в., а также материалах экспедиции Козлова, — Руденко дает исчерпывающую этнографическую характеристику населения древнего Тангутского царства.
 
7fbcda08c6778d60aa8a1862af824a93.jpg
 
Потайное молельное помещение в северной стене крепости (слева) и развалины мечети у юго-западного угла крепости города (справа)
 
   Жители Тангута — тангуты и северо-восточные тибетцы, язык которых принадлежит к тибето-бирманской группе. Тангуты были предками тибетцев и пришли в Тибет, к озеру Куку-нор, в IV в. до н. э. По своему физическому типу тангуты, как и тибетцы, существенно отличаются от монголов и, на взгляд Руденко, скорее похожи на цыган. По вероисповеданию они в большинстве были буддистами, «среди них были туркоманы (уйгуры), незначительное число христиан и мусульман».
   Тангутцы занимались охотой, скотоводством — разводили верблюдов, яков, крупный и мелкий рогатый скот, однако лошадей у них было мало. Помимо огородничества, они занимались земледелием : сеяли ячмень, пшеницу, горох, причем поля обрабатывали примитивной сохой, а комья земли разбивали колотушками.
3438234e61091b2ae19457c7a12a9319.jpg
   
   Самым распространенным (а для кочевников — единственным) жилищем у тангутов была черная палатка, покрытая грубой тканью, изготовленная из шерсти яка. У тангутов процветало ткачество из верблюжьего волоса и шерсти яка. Там, где был лес, тангуты жили в бревенчатых домах-избах, а в безлесных районах — в домах из камня или сырцового кирпича, сходных с китайскими, окруженных высокими стенами (от 4 до 6 м высотой).
   Как этнограф, Руденко дает и подробный анализ религиозных верований (буддизм, шаманизм), характеризует семейные отношения, обычаи и обряды, акцентируя внимание на полиандрии и полигамии тангутцев. Как археолог, ученый отмечает различия в погребальном обряде в различных регионах царства. Так, в северо-восточных лесах покойных сжигали; южные тангуты, напротив, бросали трупы на съедение птицам и зверям, а сжигали только особо почитаемых лиц, причем в скорченном положении (трупы связывали ремнями, притягивая ноги к голове).
 
5e12fe8ed6d8c7877169b40b6dcc7274.jpg
   
В Хара-хото русская экспедиция нашла настоящие сокровища — две тысячи книг и рукописей, образцы живописи и буддийской иконописи и другие святыни из буддийских храмов
 
НАУЧНЫЙ АРХИВ РОССИИ
 
   На Университетской набережной в Санкт-Петербурге, во дворе Кунсткамеры и Зоологического музея РАН, стоит скромный двухэтажный флигель. Широкой публике неизвестно, какие богатства скрывает это неказистое здание. Здесь расположено старейшее научное учреждение нашей страны — Архив Академии наук (ныне Санкт-Петербургский филиал Архива РАН), основанный по указу императора Петра II Алексеевича (внука Петра Великого) в январе 1728 г. 
   Современные археологи лишь эпизодически обращаются к архивным документам по истории изучения конкретных регионов и архитектурных памятников, пользуясь, как правило, материалами не более чем 100—150-летней давности. Такие документы сконцентрированы главным образом в    Научном архиве Института истории материальной культуры РАН в Санкт-Петербурге, где хранятся дела, начиная с 1795 г. Научная же документация за вторую половину XX в. хранится в архиве московского Института археологии РАН. 
   Между тем тысячи документов по археологии регионов Российской империи–СССР XVIII—XX вв. хранятся в Архиве Академии наук. В их числе научные труды и рабочие материалы известных ученых, рисунки и картографические документы, планы и чертежи, фотографии, негативы, диапозитивы и т. п. 
   Материалы академического архива — ценнейший источник информации по истории науки, начиная с петровских времен. Здесь, в частности, хранятся по большей части неопубликованные материалы сибирской экспедиции Д. Г. Мессершмидта, документы академических отрядов Первой и Второй Камчатской экспедиции В. Беринга, Трапезундской военно-археологической экспедиции... До нас дошли также материалы комплексных полярных экспедиций Э. В. Толля, Г. Я. Седова, Г. Л. Брусилова, В. А. Русанова и многих других. 
   Среди материалов учреждений хочется особо выделить фонды Кунсткамеры (Музея-Института антропологии и этнографии) и Общества изучения Сибири при музее; Русского археологического института в Константинополе и т. д. В петербургском архиве также бережно хранятся личные фонды выдающихся ученых XVIII—XX вв., в том числе первого академика-историка Г. З. Байера, первого руководителя архива академика Г. Ф. Миллера, энциклопедиста М. В. Ломоносова, антрополога К. М. Бэра, историка и археолога А. С. Лаппо-Данилевского, путешественника П. П. Семенова Тян-Шанского, геолога С. В. Обручева, археолога А. П. Окладникова... Этот перечень имен ученых, составивших славу отечественной науки, можно продолжать и продолжать. 
   Петербургские архивисты, в чьем распоряжении имеется ценнейшая ретроспективная информация, приглашают коллег-археологов в свой архив. Они всегда открыты для совместных проектов — научных, издательских, выставочных.
 
Электронный адрес Архива: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Рукопись монографии С. И. Руденко «Мертвый город древнего Тангутского царства» включает три варианта текста и черновые заметки. К счастью, помимо самой рукописи, до нас дошел полный комплект иллюстраций к готовившейся книге — фотографии, рисунки, карты. Это позволяет надеяться, что неизданная при жизни ученого работа в ближайшее время будет опубликована.
 
Источник: logo.png

В поисках утраченных геномов: от неандертальца — к денисовцу

 v_poiskah_utrachennyh_genomov_01_600.jpg
   
   В один прекрасный день мы сможем понять, что отличало новых людей от их архаичных современников, и почему среди всех приматов именно современные люди распространились по всем уголкам земного шара и трансформировали — как случайно, так и намеренно — окружающую среду в масштабе планеты. Я убежден в том, что частично ответы на этот вопрос — возможно, самый главный в истории человечества — спрятаны в древних геномах, которые мы секвенировали.
(S. Pääbo 2014)
Об авторе
   Сванте Паабо — профессор, директор департамента эволюционной генетики Института эволюционной антропологии общества Макса Планка (Лейпциг, Германия). Один из основателей палеогенетики. Награжден медалью Лейбница (1992), премией Кистлера (2009), Большой золотой медалью РАН им. М. В. Ломоносова (2014). Участник проекта ИАЭТ СО РАН «Мультидисциплинарные исследования в археологии и этнографии Северной и Центральной Азии», поддержанного Российским научным фондом.       paabo_100.jpg   
   
   Геном человека, заключенный в хромосомах наших клеток, состоит примерно из 3,2 млрд нуклеотидов. 

v_poiskah_utrachennyh_genomov_03_300.jpg

   При формировании зародышевой клетки в ДНК происходят мутации, благодаря которым в геноме каждой новой особи появляются от 50 до 200 нуклеотидных замещений, а их накопление приводит к тому, что двойная последовательность ДНК в клетках разных человеческих индивидуумов сегодня отличается примерно на один нуклеотид из тысячи. Для сравнения: геномы человека и нашего ближайшего «родственника» — шимпанзе, различаются на один нуклеотид из каждой сотни.

   Место каждого нуклеотида в геноме имеет свою историю, которую в принципе можно проследить в череде поколений. Ее можно представить в виде родословного древа, на котором указаны общие предки для индивидуумов, имеющих одинаковые нуклеотиды в определенном участке геномной последовательности. Однако в действительности проследить реальную историю одного нуклеотида невозможно, и такое дерево обычно показывает усредненную картину того, как связаны большинство нуклеотидных участков в сегменте или целом геноме.
   Еще до недавнего времени мы могли определять нуклеотидную геномную последовательность лишь для современных людей, чью ДНК можно выделить в хорошем состоянии из свежих тканей, например, крови. Это было настоящим разочарованием для ученых-эволюционистов, так как позволяло исследовать прошлое лишь непрямым путем, разрабатывая модели накопления мутаций и на их основе оценивая, как могли бы выглядеть общие предки.
Поэтому в течение последних 30 лет исследователи, в том числе из нашей лаборатории, разрабатывают методы преодоления этой временной ловушки путем выделения и идентификации последовательностей ДНК из археологических и палеонтологических остатков. И хотя хорошо сохранившиеся ткани древних существ находят очень редко, а прямых предков существующих сегодня организмов практически не обнаружено, этот подход дает нам возможность определять последовательности ДНК исчезнувших популяций и вымерших видов.
 
От митохондриальной ДНК — к ядерной
 
v_poiskah_utrachennyh_genomov_02_300.jpg   Особый интерес, безусловно, представляют ближайшие родственники всех современных людей — неандертальцы. Эта примитивная форма гоминин, появившаяся в Европе и западной части Азии примерно 300–400 тыс. лет назад, около 30–40 тыс. лет назад исчезла.
 
   Споры о родстве между неандертальцами и людьми современного типа, о характере их взаимоотношений длились десятилетиями. Согласно одному из предположений, современные люди просто вытеснили неандертальцев, а вклад последних в генетическое разнообразие живущих ныне людей равняется нулю. Другие исследователи считали, что неандертальцы были непосредственными предками европейцев, и их генетический вклад в геном современных народов Европы должен приближаться к 100%. Помимо этих крайних точек зрения существовало много других, на основании археологических и палеонтологических данных рассматривающих разную степень участия неандертальцев в формировании современных европейцев.
   Случай проверить эти гипотезы впервые представился в середине 1990-х гг., когда нам выпала возможность провести анализ костей неандертальца, обнаруженных в долине р. Неандерталь (Германия) в 1856 г. К тому времени мы уже имели десятилетний опыт развития техники выделения и расшифровки небольших количеств ДНК из древних остатков пещерных медведей, мамонтов и других позднеплейстоценовых животных (Pääbo, 2014).
   Мы работали с так называемой митохондриальной ДНК (мтДНК), наследственным материалом, содержащимся не в хромосомах, а в митохондриях — клеточных органеллах, отвечающих за выработку энергии. В каждой клетке содержатся сотни и даже тысячи копий мтДНК, что делает ее выделение более легким, чем ДНК ядерного генома. Кроме того, митохондриальная ДНК, в отличие от ядерной, наследуется от матери к ее потомству без каких-либо рекомбинаций и изменений. Следовательно, филогенетическое дерево, построенное на ее основе, отражает не «усредненную» историю, но прямое наследование по материнской линии.
   Расшифровав наиболее изменчивую часть мтДНК, мы оценили полученные филогенетические деревья для воссоздания «истории» митохондриальной ДНК неандертальца и современных людей. Полученные результаты, с одной стороны, подтвердили уже известные факты, что мтДНК всех ныне живущих людей «сходится» к одному общему предку, жившему примерно 100–200 тыс. лет назад. С другой стороны, оказалось, что линия мтДНК неандертальца тянется от гораздо более удаленной точки в прошлом, и в этом смысле общий предок неандертальца и современного человека жил около полумиллиона лет назад (Krings et al., 1997). После этого в нашей и других исследовательских лабораториях были выделены и секвенированы последовательности мтДНК других неандертальцев, и ни один из этих образцов не попал в область вариаций мтДНК ныне живущих людей. Таким образом, в 1997 г. было выяснено, что ни один современный человек не несет мтДНК, полученную в «наследство» от неандертальца.
Однако мтДНК все же представляет собой лишь малую часть нашего генома, и полную картину нашей геномной истории можно получить только при исследовании ядерного генома. Возможности выделения полного генома из останков древних организмов появились только в начале нашего тысячелетия благодаря новым технологиям, позволяющим достаточно быстро и дешево выделять и расшифровывать нуклеотидные последовательности миллионов молекул ДНК. Что касается нашей лаборатории, то нам повезло получить от Общества научных исследований им. Макса Планка финансирование на пять лет работ по совершенствованию техники выделения ДНК из древних костных останков и создания генетических библиотек, применяемых при высокопроизводительном секвенировании ДНК.
   Проанализировав множество костных человеческих останков из археологических памятников Европы, нам удалось обнаружить кости с относительно высоким содержанием ДНК неандертальцев. Из трех образцов от разных особей, обнаруженных в Хорватии, было выделено более 1 млрд коротких фрагментов последовательностей ДНК. Затем были разработаны компьютерные алгоритмы, позволяющие сравнивать и «подставлять» эти короткие фрагменты к геному современного человека с учетом искажений, появившихся в течение десятков тысяч лет в результате действия различных химических процессов. И хотя оказалось, что из всех полученных фрагментов лишь малая часть принадлежит самим неандертальцам, тем не менее в 2010 г. мы смогли идентифицировать среди последних примерно 3 млрд нуклеотидов, которым нашлось место и в геноме современного человека. Вся вместе эта ДНК покрывала более половины той части генома неандертальца, которую удалось воссоздать по полученным коротким фрагментам (Green et al., 2010).
Этих результатов оказалось достаточно, чтобы задаться вопросом, какие же генетические последствия могли иметь встречи людей современного вида и неандертальцев?
 
Наш предок неандерталец
 

 

v_poiskah_utrachennyh_genomov_05_300.jpg

 Многометровая толща отложений в Денисовой пещере хранит следы жизнедеятельности человека от эпохи среднего палеолита до средневековья

   Если неандертальцы не сделали никакого генетического вклада в генофонд современных людей, геном неандертальца должен быть одинаково далек от африканцев, европейцев и людей любых других современных человеческих популяций. Если же ныне живущие европейцы несут ДНК, унаследованную от неандертальцев, то европейский геном будет меньше отличатся от неандертальского, чем африканский, так как неандертальцы никогда не жили в Африке.
   Для проверки этой гипотезы мы секвенировали геномы пяти современных человек и определили участки, в которых каждая пара геномов отличалась друг от друга. Затем было выяснено, как часто в соответствующих позициях неандертальский геном несет мутацию, характерную для пары геномов наших современников. Такой «парный» подход подсчета соответствий древних и современных геномов был связан с низким качеством расшифровки неандертальской ДНК, из-за чего мы не использовали мутации, которые не встречались в современном геноме.

   Анализ показал, что ядерный геном неандертальца статистически значительно ближе к европейскому, чем к африканскому. Еще более удивительным оказался тот факт, что большее сходство с неандертальским показали и другие «неафриканские» геномы — из Китая и Новой Гвинеи. При том что неандертальцы, скорее всего, никогда не жили в Китае, не говоря уже о Новой Гвинее. Как же это могло случиться? 

   Предложенное нами объяснение, впоследствии подтвержденное работами нашей и других исследовательских групп, состояло в том, что смешение неандертальцев и людей современного физического типа произошло где-то на Среднем (Ближнем) Востоке. Эти люди и стали предками всех людей, живущих ныне за пределами Африки, и вместе с ними гены неандертальцев попали в те географические регионы, где последние никогда не бывали.
   В результате сегодня любой человек, имеющий неафриканских предков, несет в своем геноме 1–2% генов неандертальского происхождения. Можно определить даже возраст этого компонента, так как благодаря обычной рекомбинации генов в каждом последующем поколении фрагменты ДНК неандертальского происхождения делились на более мелкие части (Sankararaman et al., 2012). Это подтверждено результатами исследования генома из ископаемых останков человека современного вида, жившего примерно 40 тыс. лет назад, в геноме которого обнаружили гораздо более крупные фрагменты неандертальской ДНК, чем в геноме ныне живущих людей (Fu et al., 2014).
   На самом деле смешение неандертальцев и современных людей, очевидно, произошло в рамках не только одной популяции и не только на Среднем (Ближнем) Востоке. Однако в 2010 г. это было наиболее простым объяснением полученных данных; более глубокому пониманию во многом препятствовало уже упомянутое низкое качество неандертальской ДНК. Но все изменилось с началом нашего сотрудничества с российскими археологами из Института археологии и этнографии СО РАН (Новосибирск), положившим начало многим новым фундаментальным и оригинальным исследованиям эволюции человека.
 
Родом из Сибири
 

v_poiskah_utrachennyh_genomov_07_600.jpg

Работы в Денисовой пещере

   Одной из наиболее важных находок, сделанной во время раскопок на Денисовой пещере на Горном Алтае под руководством академика РАН А. П. Деревянко и д. и. н. М. В. Шунькова, была кость пальца ноги гоминина, найденная в 2010 г. В этом случае для выделения ДНК и создания генных библиотек была применена разработанная в нашей лаборатории новая суперчувствительная методика, благодаря которой из мелкой косточки удалось получить почти в 50 раз больше ДНК, чем из трех более крупных костей, с которыми мы работали при анализе первого неандертальского генома. Эта особь также оказалась неандертальцем, а его геном был секвенирован на порядок лучше, чем большинство расшифрованных геномов живущих ныне людей (Prüfer et al., 2014).
 
   Имея такую высококачественную геномную информацию, можно уже выявить различия между двумя генными «наборами», которые особь получила от своих родителей, и таким образом оценить степень их родства и вообще оценить уровень генной изменчивости в популяции, к которой они принадлежали. И в этом смысле неандерталец из Денисовой пещеры показал неожиданный результат: оказалось, что геномы его отца и матери содержали длинные идентичные фрагменты, т. е. они были близкими родственниками, возможно, двоюродными братом и сестрой (полусибсами). Если в будущем удастся получить неандертальские геномы такого же высокого качества, можно будет проверить, насколько типичной была подобная ситуация для неандертальцев.
   Этот неандертальский геном из Денисовой пещеры был также использован для оценки той части наследственности у ныне живущих людей, которая была унаследована от неандертальцев. Полученные результаты подтверждают, что все люди за пределами африканской Сахары несут 1–2% ДНК неандертальца.    Эта часть в Восточной Азии несколько выше, чем в Европе, что предполагает вторичное скрещивание между неандертальцами и современными людьми в процессе колонизации Азии (Vernot, Akey, 2015).
   Рассчитать, когда это произошло, несложно. Вспомним, что все мы получили от каждого родителя по половине своей ДНК, по четверти — от каждого дедушки и каждой бабушки, примерно по 12% — от каждого из прародителей и так далее. Расчеты показывают, что от каждого нашего предка шесть поколений назад мы получили по 1,5% своего генома. То есть именно то количество ДНК, которое мы унаследовали от неандертальца. Это может означать, что неандерталец был нашим предком всего шесть (!) поколений назад.    Однако из-за рекомбинации («перетасовки») генов, которая происходит при формировании зародышевой клетки, неандертальская ДНК распределена в гораздо более мелких фрагментах по сравнению с фрагментами ДНК, полученными от наших прямых предков в шестом колене. Всего же, по очень приблизительной оценке, среди наших современников «рассредоточено» примерно 40% полного генома неандертальца.
   Однако высококачественный геном неандертальца — это не единственный дар, который Денисова пещера принесла человечеству. В 2008 г. в восточной галерее пещеры была обнаружена небольшая часть фаланги мизинца ребенка. Мы рады, что нам выпала честь работать с этой находкой. Сначала нам удалось получить геном низкого качества (Reich et al., 2010), а позже, с усовершенствованием технологии, — геном высокого качества, где каждая позиция была перекрыта более 30 раз подстановками коротких фрагментов ДНК (Meyer et al., 2012).

v_poiskah_utrachennyh_genomov_10_600.jpg

Компьютерная томография фаланги пальца палеолитического человека из Денисовой пещеры: проксимальная, дорсальная и латеральная проекции соответственно

   Сравнение этого генома с другими известными геномами поразило: оказалось, что он не принадлежал ни человеку современного вида, ни неандертальцу. Да, эта человеческая особь имела общего предка с неандертальцем, но эта предковая популяция была в четыре раза старше, чем старейшая известная предковая популяция для живущих ныне людей! После обсуждения с академиком А. П. Деревянко и коллегами эту новую группу гоминин было решено назвать денисовцами.     Денисовец стал первым гоминином, описанным на основании геномной последовательности, а не морфологических характеристик, как обычно. И хотя останки денисовцев вне Денисовой пещеры пока не найдены, мы можем узнать их историю, как и истории других групп, по их геномам. v_poiskah_utrachennyh_genomov_08_300.jpg
v_poiskah_utrachennyh_genomov_06_300.jpg    Так, оказалось, что жители тихоокеанского бассейна (например, австралийские аборигены и жители Папуа) имеют в своем геноме около 5% денисовских генов, что дает основания считать, что у предков этих людей и денисовцев было общее потомство (Reich et al., 2011). Кроме того, примерно 0,2% своего генома унаследовали от денисовца и люди, сейчас населяющие материковую часть Азии (Skoglund, Jakobsson, 2011; Prüfer et al., 2014).
   Сравнивая два высококачественных генома из Денисовой пещеры — неандертальца и денисовца, можно проследить случаи обмена генами между этими двумя группами, а также другие случаи притока генов, которые по-разному повлияли на представителей этих гоминин. Сейчас мы можем выделить по крайней мере два таких дополнительных случая притока генов к денисовцам: от восточных неандертальцев и от неизвестного гоминина, который отделился от общего генетического древа около миллиона лет назад (Prüfer et al., 2014). Исследования последних лет также показали, что ранние представители людей современного анатомического вида скрещивались с неандертальцами при своем появлении в Европе (Fu et al., in press).
     
 
Гены в наследство
 
   На основе всех этих палеогенетических данных вырисовывается довольно сложная картина. Во-первых, в эволюционной истории человечества имели место неоднократные случаи обмена генами между представителями разных групп гоминин. Во-вторых, хотя подобный обмен зачастую был ограничен, в позднем плейстоцене генофонд большинства (а скорее всего, всех групп) гоминин представлял открытую систему, что позволяло генетическим вариациям передаваться от одной группы к другой. Имели ли эти генетические вариации функциональное значение? Насчет этого мы пока знаем немного, однако ниже я приведу несколько показательных примеров из исследований, проведенных различными научными группами за последние годы. Чтобы понять, какую функциональную роль играют в современном человеческом геноме неандертальские генетические варианты, нужно знать, какие гены несут эти вариации наиболее часто. Сам факт, что они так часто встречаются сегодня, свидетельствует в пользу их «полезности». К генам, у которых неандертальские варианты встречаются со статистически высокой частотой, относятся, к примеру, гены кератинов — структурных протеинов кожи и волос (Vernot, Akey, 2014; Sankararaman et al., 2014). Вполне возможно, что скоро мы узнаем о каких-то особенностях морфологии или функции кожи и волос у наших современников из Европы или Азии, которые были унаследованы ими от неандертальцев.
v_poiskah_utrachennyh_genomov_12_600.jpg
   На схеме, показывающей генетические контакты между некоторыми архаичными и современными группами людей, человек современного вида представлен африканской (Afr), европейской (Eur), азиатской (Asia) и меланезийской (Mel) популяциями. Неандерталец представлен неизвестной популяцией (Х), которая внесла свой генетический вклад в неафриканское население, а также неандертальским геномом с русской части Кавказа (Mez), Хорватии (Vin) и Денисовой пещеры (Alt). Денисовцы представлены неизвестной популяцией (S), внесшей вклад в геном людей Тихоокеанского региона и популяцией Горного Алтая (N). Еще один «неизвестный человек» представлен видом гоминид, который отделился от общего ствола в период между 1 и 4 млн лет назад и внес свой вклад в геном денисовца. Для всех случаев генетического обмена, известных на сегодня, указаны примерные доли привнесенных частей генома. По: (Prüfer et al., 2014)
   
   На сегодня известны неандертальские варианты и генов, отвечающих за те или иные аспекты метаболизма. Например, европейцы статистически несут больше неандертальских вариаций генов, участвующих в катаболизме, чем азиаты (Khrameeva et al., 2014). Пока неизвестно, как конкретно работают эти генетические варианты, но, я надеюсь, скоро мы это узнаем.
   Еще один интересный факт: унаследованный от неандертальцев вариант гена, кодирующего белок, ответственный за транспортировку липидов сквозь клеточную мембрану, встречается в 35% случаев в Восточной Азии и у американских индейцев. Этот вариант, кстати, связан с повышенным риском развития диабета 2-го типа (SIGMA Consortium, 2014). Может показаться странным, что неандертальский вариант гена, повышающий риск заболевания, встречается с такой повышенной частотой в определенной популяции. Вероятно, эта вариация, вызывающая диабет у современных людей с обильным питанием, могла давать преимущество в ситуации хронической нехватки еды. Эта адаптация неандертальцев к голоду оказалась «востребована» и у людей современного вида.
   Недавние исследования показали, что наряду с неандертальцами и денисовцы внесли свой функциональный вклад в генофонд современного человечества. Так, люди, живущие в высокогорном Тибете, генетически адаптированы к низкому содержанию кислорода в воздухе. Основной вариант соответствующего гена, отвечающего за количество красных кровяных телец, встречается у 80% населения Тибета и очень редко в других районах Азии. И этот ген, вероятно, является «наследством» от денисовца, благодаря которому жизнь на Тибете стала возможной (Huerta-Sánchez et al., 2014). Есть также указания, что и варианты генов, ответственных за работу иммунной системы, защищающей нас от инфекционных болезней, мы получили от денисовцев и неандертальцев (Abi-Rached et al., 2011).
 
v_poiskah_utrachennyh_genomov_09_600.jpg
 
Студенты исследуют пещерный грунт на стационаре «Денисова пещера» под руководством профессора А. К. Агаджаняна (Палеонтологический институт РАН, г. Москва)
 
   Итак, согласно последним данным палеогенетики, денисовцы, неандертальцы и, возможно, другие архаичные группы, населявшие Евразию в течение сотен тысяч лет, неоднократно встречались и скрещивались с людьми современного типа. Это дало современным людям возможность получить от этих архаичных популяций варианты генов, хорошо приспособленных к местным природным условиям. Подобное явление, называемое у других видов организмов адаптивной интрогрессией (Hedrick, 2013), могло стать важным фактором, способствующим колонизации новых природных ниш людьми современного вида (Racimo et al., in press).
   Тот факт, что гены передавались не только от денисовцев и неандертальцев к людям современного вида, но и между разными группами гоминин, говорит о том, что все они не были закрытыми генетическими системами. Это была «метапопуляция», т. е. сеть популяций, включающая неандертальцев, денисовцев, людей современного вида и другие группы, которые участвовали в нерегулярном, а иногда и в постоянном обмене генами (Pääbo, in press). В такой метапопуляции варианты генов могли перераспределяться либо непосредственно от одной группы к другой, либо опосредованною через группы, контактировавшие между собой.
 
v_poiskah_utrachennyh_genomov_11_600.jpg
   Сванте Паабо в Центре коллективного пользования «Геохронология кайнозоя», созданном в ИАиЭТ СО РАН при участии Института ядерной физики и Института геологии и минералогии СО РАН
 
   Все эти результаты поддерживают мысль, высказанную академиком Деревянко еще в 2005 г.: «Дорогие коллеги, не обижайте неандертальцев, пожалуйста. Они были среди наших предков!» (Derevianko, 2005). Анализ геномов из Денисовой пещеры свидетельствует, что такое уважительное отношение к нашим возможным предкам не только является правильным, но и должно быть распространено на денисовцев, а возможно, и на других древнейших представителей подсемейства, в которое входит и современный человек.
 
В поисках утраченных геномов: как это было
 
   
   ...В прошлом люди иногда делали то, что мы теперь считаем неэтичными экспериментами, когда они растили новорожденных человекообразных обезьян вместе со своими собственными детьми. Но хотя обезьяны научились делать многие вещи, как люди, — строить простые предложения из двух слов, обращаться с бытовыми электроприборами, пользоваться велосипедами и курить сигареты — они так и не смогли обучиться по-настоящему сложным вещам и не вступали в общение в том же объеме, что и люди. В сущности, с познавательной точки зрения они не стали людьми.
   Очевидно, чтобы полностью освоить человеческую культуру, необходим некий биологический субстрат. Мы не хотим сказать, что одних генов достаточно для освоения человеческой культуры: если ребенок человека будет расти без каких-либо контактов с другими людьми, то очень вероятно, что он никогда не разовьет большинства когнитивных особенностей, которые мы ассоциируем с людьми, включая осознание интересов других. Этот несчастный ребенок, скорее всего, также будет лишен наиболее сложной из культурных черт, которые возникают из нашей склонности к привлечению внимания других людей, — речи.
   Я убежден, что для развития когнитивной деятельности человека необходим социальный вклад. Однако человекообразные обезьяны не развивают более чем рудиментарные культурные навыки независимо от того, как рано в своей жизни и как интенсивно они были включены в человеческое общество, независимо от интенсивности обучения. Одного лишь обучения социальным навыкам недостаточно — требуется генетическая готовность к освоению человеческой культуры.
   Аналогичным образом я убежден в том, что человеческий младенец, выращенный шимпанзе, не сможет стать шимпанзе с познавательной точки зрения. Для того чтобы стать настоящим шимпанзе, несомненно, также нужен некий генетический субстрат, который отсутствует у людей. Но поскольку мы — люди, мы больше заинтересованы в том, что делает человека человеком, чем в том, что делает шимпанзе шимпанзе.
   И мы не должны стыдиться своей человекоцентричности. Существует объективная причина этой ограниченности: именно люди, а не шимпанзе, завладели большей частью нашей планеты и биосферы. Мы сделали это благодаря мощи нашей культуры и технологий, которые позволили нам значительно увеличить нашу численность, заселить те области планеты, которые иначе были бы непригодны для нашего жилья, а также влиять на биосферу и даже угрожать ей. Понимание того, что стало толчком такого уникального развития, является одной из самых увлекательных, а может быть, даже одной из самых актуальных задач, которая сегодня стоит перед учеными. И если существуют генетические предпосылки этого культурного и технологического взрыва — а я уверен, что они есть, — то ученые в конце концов должны найти их путем сравнения геномов архаичных людей, таких как неандертальцы, с геномами ныне живущих людей.
  
  v_poiskah_utrachennyh_genomov_04_300.jpg     
* * *
   
   Маленький секрет геномики состоит в том, что мы до сих пор почти ничего не знаем о способах перевода генома в особенности реального живого индивида. Если бы я секвенировал свой собственный геном и показал его генетику, он смог бы сказать, откуда приблизительно на планете я и мои предки происходим, сравнив мои генетические варианты с географическими моделями вариантов по всему земному шару. Однако он не смог бы сказать, являюсь ли я умным или глупым, высоким или низким, и вообще почти ничего обо мне, как о человеческом существе. В действительности, несмотря на тот факт, что почти все усилия по изучению генома сегодня связаны с разработкой мер по борьбе с такими заболеваниями, как болезнь Альцгеймера, рак, диабет или болезни сердца, наше современное понимание позволяет лишь определить смутную вероятность того, что такие болезни могут развиться у конкретного индивида.
   Геном неандертальца должен стать орудием, которое позволит нам начать задавать вопросы о том, что же разделило неандертальцев и людей, — орудием, которое сможем использовать не только мы, но и все будущие поколения биологов и антропологов.
 
* * *
 
   Первым нашим шагом стало создание каталога всех генетических изменений, которые произошли с предками людей, живущих сейчас, после того, как они отделились от предков неандертальцев. Таких изменений было много, и большинство из них не имело большого значения, но среди них должны прятаться важнейшие генетические события, представляющие для нас интерес... Каталог должен содержать перечень позиций в геноме, по которым неандертальцы схожи с шимпанзе и другими человекообразными обезьянами, но по которым все люди, независимо от того, в какой части планеты они живут, отличаются от неандертальцев и человекообразных обезьян. Однако в 2009 г. мы секвенировали лишь около 60% генома неандертальца, так что каталог мог быть полным только на эти 60%. Во-вторых, вовсе не обязательно, чтобы геном всех современных людей выглядел как эталонный геном человека. В реальности большинство важных геномных позиций у людей варьирует, но наши знания о генетической изменчивости среди людей на то время были слишком неполными, чтобы различать реальные находки и ложноположительные результаты. К счастью, в то время шла реализация нескольких крупных проектов, направленных на описание степени генетической изменчивости среди людей, включая проект «1000 геномов» с его целью найти все генетические варианты, которые присутствовали бы не менее чем у 1% людей. Но тогда этот проект находился в самом начале реализации.
   Третье очевидное ограничение состояло в том, что наш неандертальский геном представлял собой результирующую геномов лишь трех неандертальцев, причем для большинства геномных позиций имелась нуклеотидная последовательность лишь одного неандертальского индивида. Однако я не считал это слишком большой проблемой. Тот факт, что хотя бы один неандерталец содержал предковый вариант, говорил о том, что последний все еще присутствовал в то время, когда пути неандертальцев и современных людей разошлись, т. е. около 400 тыс. лет назад. Этот вывод потенциально мог стать средством для определения того, что представляет собой современный человек.
 
* * *
 
   По подавляющему большинству позиций в геноме неандертальцы оказались похожи на нас, что неудивительно, учитывая, что мы гораздо теснее связаны с неандертальцами, чем с человекообразными обезьянами. Но в 12,1% этих позиций неандертальцы выглядели именно как эти обезьяны. Затем мы проверили, не сохранились ли некоторые предковые генетические варианты, обнаруженные у обезьян и неандертальцев, у каких-либо современных людей сегодня, и у них действительно были найдены как предковые варианты наряду с новыми. Это также было неудивительно, так как соответствующие мутации произошли относительно недавно. Но некоторые из этих новых вариантов присутствовали буквально у всех современных людей, и именно они представляют особый интерес для нас.
   Наиболее привлекательными были изменения, которые могли иметь функциональные последствия. Первыми и наиболее важными из них были те, что изменили последовательность аминокислот в белках... На тот момент у нас получился список из 78 позиций нуклеотидов, модифицирующих аминокислоты, который предоставил нам очень мало данных, крайне сырых. Однако мы все-таки заметили, что было пять белков, которые приобрели не одно, а два аминокислотных отличия. Маловероятно, что это могло произойти случайно, если все 78 мутаций были беспорядочно рассеяны среди 20 тыс. белков, закодированных в геноме. Следовательно, эти пять белков могли изменить свои функции недавно в истории человечества...
   Первый такой белок имел отношение к подвижности сперматозоидов. Я был не очень удивлен этому. Известно, что у приматов гены, ответственные за мужскую репродуктивность и подвижность сперматозоидов, очень изменчивы, возможно, вследствие прямой конкуренции между сперматозоидами, которая возникает при спаривании самки с несколькими партнерами. В этом случае любая мутация, которая помогает сперматозоиду оплодотворить яйцеклетку (например, за счет более быстрого «плавания»), распространится в популяции. Такое изменение считается положительным отбором, поскольку повышает вероятность для индивида оставить потомство в следующем поколении.
   Действительно, чем более прямая конкуренция наблюдается среди сперматозоидов разных мужских особей при оплодотворении одной особи женского пола, тем сильнее действие положительного отбора. Таким образом, существует корреляция между уровнем промискуитета (беспорядочных половых связей) в пределах вида и вероятностью, с которой в генах, связанных с мужской репродуктивностью, можно обнаружить положительный отбор.
Среди шимпанзе, у которых женская особь в период эструса стремится спариться со всеми доступными для нее мужскими особями, наблюдается больше свидетельств положительного отбора таких генов, чем среди горилл, у которых один доминантный самец старается монополизировать всех самок в своей группе. Сперма доминантного самца, таким образом, располагает необходимым временем для оплодотворения яйцеклетки, тогда как сперма более молодых и подчиненных самцов не может вступить в борьбу. Или, скорее, эта борьба начинается ранее на социальном уровне, когда устанавливается иерархия в группе.
   Поразительно, но это различие в конкуренции самцов за оплодотворение отражается даже в таких показателях, как относительный размер мужских половых желез (семенников). Тогда как самцы шимпанзе и еще более промискуитетные бонобо обладают внушительными семенниками, пугающе огромные доминантные самцы горилл имеют маленькие яички. Люди, если учитывать размер мужских половых желез и свидетельства позитивного отбора в генах, ответственных за мужскую репродуктивность, находятся где-то между крайностями — промискуитетом шимпанзе и моногамией горилл. Это дает основания считать наших предков вполне похожими на нас, колеблющихся между эмоционально вознаграждающей верностью партнеру и сексуально привлекательными альтернативами.
 
* * *
 
   Большинство людей не были шокированы мыслью о том, что их предки скрещивались с неандертальцами. На самом деле, многие сочли эту идею занимательной: некоторые, как это случалось и раньше, даже захотели провериться на предмет неандертальского наследия. Я начал замечать закономерность: мне писали в основном мужчины. Я просмотрел свою электронную почту и обнаружил, что 47 человек написали, чтобы сказать, что они считают себя неандертальцами, и 46 из них были мужчинами! Когда я рассказал об этом своим студентам, они предположили, что мужчины, вероятно, больше заинтересованы в геномных исследованиях, чем женщины. Но это, скорее всего, было неверно, так как 12 женщин написали мне не потому, что считали себя неандертальцами, а потому, что считали таковыми своих супругов!
   Интересно, что ни один мужчина не написал, чтобы заявить такое о своей жене (впрочем, с тех пор один мужчина все же сделал это). Я шутил, что здесь заработали некоторые интересные модели генетического наследования, которые нам следует изучить. Но то, что мы ясно наблюдали, было влиянием культурных представлений о том, какими были неандертальцы. Традиционные знания предполагают, что неандертальцы большие, сильные, мускулистые, несколько грубые и, возможно, слегка простые. Некоторые из этих характеристик могут считаться приемлемыми и даже положительными в отношении мужчин, но, как правило, они вовсе не считаются привлекательными в женщинах. Эта идея пришла мне в голову после того, как мне позвонили из журнала «Плэйбой» и попросили дать интервью о нашей работе. Я согласился, думая о том, что для меня это будет, вероятно, единственный шанс появиться в «Плэйбое». В итоге журнал напечатал четырехстраничную историю под заголовком «Неандертальская любовь: стал бы ты спать с этой женщиной?» Иллюстрация рядом показывала крепкую, очень грязную женщину, размахивающую копьем на заснеженном горном хребте. Этот явно непривлекательный образ, вероятно, объясняет, почему почти ни один мужчина не пожелал сказать, что он женат на неандерталке.
 
  * * *
   3 декабря 2009 г. я посетил встречу, посвященную геному крысы, в Лаборатории Колд Спринг Харбор. Я должен был представить проект по искусственному одомашниванию крыс, над которым моя группа работала несколько последних лет. Однажды, когда я направлялся из столовой в лекционный зал, зазвонил мой сотовый телефон. Это был Йоханнес Краузе, который звонил из Лейпцига и казался странно возбужденным. Я спросил его, что случилось. Он в свою очередь спросил, сижу ли я. Я ответил, что нет, тогда он сказал, что мне лучше сесть перед тем, как я услышу новость. Начиная волноваться о том, что случилось что-то страшное, я сел.
   Он спросил меня, помню ли я о той маленькой кости, которую мы получили от Анатолия Деревянко из России... За несколько лет до этого Анатолий посетил нашу лабораторию и отдал нам несколько маленьких костей в пластиковых пакетах. Они были извлечены при раскопках в пещере Окладникова в горах Алтая в Южной Сибири, где встречаются границы России, Казахстана, Монголии и Китая. Эти кости из пещеры Окладникова были слишком фрагментарными, чтобы можно было сказать о том, к какому типу человека они принадлежали, но мы извлекли из них мтДНК и показали, что она принадлежит неандертальцу. После этого мы вместе с Анатолием опубликовали статью в журнале Nature в 2007 г., в которой мы расширили ареал неандертальцев как минимум еще на 2000 км на восток. До выхода нашей статьи не было ни одного подтверждения присутствия неандертальцев восточнее Узбекистана.
    Весной 2009 г. мы получили еще один фрагмент кости от Анатолия, который был найден в предыдущем году в Денисовой пещере — другой пещере Алтая, расположенной в долине, соединяющей сибирские степи на севере с Китаем и Монголией — на юге. Кость была крохотной, и я не придал ей большого значения, решив только, когда будет время, проанализировать ее на предмет содержания мтДНК. Может быть, если она окажется неандертальской, это позволит нам измерить степень изменчивости мтДНК среди самых восточных неандертальцев...
Наконец Йоханнес нашел время, чтобы извлечь ДНК из этой кости. Цяомэй Фу, талантливая молодая аспирантка из Китая, составила генетическую библиотеку и использовала метод, разработанный британским аспирантом Эдрианом Бриггсом в нашей лаборатории, позволяющий вылавливать из библиотеки фрагменты мтДНК. Они установили очень большое содержание мтДНК — всего 30 443 фрагмента, благодаря чему смогли собрать полный митохондриальный геном с очень высокой степенью точности. Фактически, каждая позиция в мтДНК была отмечена в среднем 156 раз, что необычно для такой древней кости. Это были хорошие новости, но Йоханнес не поэтому попросил меня сесть. Он сравнил последовательность мтДНК кости денисовца с шестью полными последовательностями мтДНК неандертальцев, которые мы определили ранее, и с последовательностями мтДНК ныне живущих людей со всего мира. Тогда как неандертальцы отличались от современных людей в среднем на 202 нуклеотидные позиции, денисовец отличался в среднем на 385 позиций — почти в два раза больше!
   В анализе древа линия мтДНК денисовца отделилась задолго до появления общего предка линий современного человека и неандертальца. Когда Йоханнес калибровал скорость замен, допуская, что люди и шимпанзе разделились 6 млн лет назад, а мтДНК неандертальцев отделилась от линии человека около полумиллиона лет назад, как мы только что показали, выяснилось, что мтДНК кости денисовца ответвилась примерно 1 млн лет назад! Я едва мог поверить тому, что говорил мне Йоханнес. Это был ни современный человек, ни неандерталец! Это было что-то абсолютно другое.
   У меня закружилась голова. Какая вымершая группа людей могла отделиться от линии человека миллион лет назад? Homo erectus? Но его древнейшие остатки за пределами Африки были найдены в Грузии и имели возраст около 1,8 млн лет. То есть он предположительно покинул Африку и, следовательно, отделился от линии, ведущей к ныне живущим людям, почти 2 млн лет назад. Homo heidelbergensis? Но они считались прямыми предками неандертальцев и поэтому должны были отделиться от линии современного человека тогда же, что и неандертальцы. Принадлежала ли эта кость кому-то совершенно неизвестному? Новая форма вымерших людей? Я попросил Йоханнеса рассказать мне все об этой кости.
   Кость была действительно крохотной, размером с два рисовых зернышка, положенных рядом. Она принадлежала последней фаланге, самой крайней части мизинца, вероятно, юной особи. Йоханнес использовал стоматологическую бормашину, чтобы удалить 30 мг материала с кости, и из этого ничтожного количества костной муки он извлек ДНК, которую Цяомэй использовала для создания библиотеки. Учитывая, сколько мтДНК они с Йоханнесом нашли, сохранность ДНК в кости должна была быть исключительно хорошей.
   Когда я закончил телефонный разговор и вернулся в зал, то не мог сосредоточиться и слушать презентации о том, как отличались друг от друга геномы разных пород крыс. Тот день в районе Нью-Йорка был солнечным и бесснежным. Я провел утро, гуляя вдоль ветреного пляжа в Колд Спринг Харбор и думал о том юном человеке, жизнь которого прервалась в далекой сибирской пещере много тысяч лет назад. Все, что осталось от этой жизни, — это крошечный кусочек кости. Но его оказалось достаточно, чтобы рассказать нам, что она представляла нечто неизвестное для нас — древних людей, покинувших Африку до предков неандертальцев, но после Homo erectus.
 
* * *
   
   Как только мы вернулись в Лейпциг, мы закончили рукопись, которую озаглавили «Полный геном мтДНК неизвестного гоминина из Южной Сибири», и отправили ее в Nature. Это была уникальная статья. Впервые в мире новая форма вымершего человека была описана только по данным последовательности ДНК при абсолютном отсутствии скелетных остатков. Учитывая, что мтДНК так сильно отличалась от мтДНК современных людей и неандертальцев, мы были уверены, что нашли новую форму вымерших людей. На самом деле, мы были настолько захвачены этой идеей, что после некоторого обсуждения решили описать эту находку как новый вид, который мы назвали Homo altaiensis.
   Однако предложение нового вида вызывало у меня смутное беспокойство внутри, и вскоре мне пришла в голову новая мысль. Для меня таксономия, классификация живых организмов по видам, родам, отрядам и т. д. является стерильным научным актом, особенно если речь идет о вымерших формах людей. Каждый раз, когда мои студенты присылают мне рукописи, где используют линнеевские латинские названия общеизвестных групп, я всегда зачеркиваю латинское название и иногда даже язвительно спрашиваю, кого они хотели впечатлить, сказав «Pan troglodytes» вместо «шимпанзе».
   Другая причина, по которой я не люблю таксономию, — это то, что она часто вызывает научные споры, не имеющие разрешения. Например, если исследователи называют неандертальцев Homo neanderthalensis, они показывают, что рассматривают их как отдельный вид, отличный от Homo sapiens.     Это неизменно приводит в ярость мультирегионалистов, которые видят преемственность от неандертальцев к ныне живущим европейцам. Если исследователи говорят «Homo sapiens neanderthalensis», они показывают, что рассматривают их как подвид, равнозначный «Homo sapiens sapiens». Это неизменно выводит из себя сторонников строгой гипотезы исхода из Африки.
   Я предпочитаю избегать таких аргументов, и хотя на сегодняшний день мы показали (но еще не опубликовали), что имело место скрещивание неандертальцев и современных людей, я знал, что таксономические войны вокруг классификации неандертальцев продолжатся, поскольку определения вида, идеально описывающего данную ситуацию, не существует. Многие сказали бы, что вид — это группа организмов, которые способны скрещиваться друг с другом и производить фертильное потомство, но не способны делать этого с членами других групп. С этой точки зрения, мы показали, что неандертальцы и современные люди были одним видом. Однако эта теория имеет свои ограничения. Например, белые медведи и гризли могут (и временами так и делают) производить друг с другом фертильное потомство, когда они встречаются в дикой природе. При этом гризли и белые медведи выглядят и ведут себя по-разному, адаптированы к разному образу жизни и среде обитания. Рассматривать их как один вид нельзя — это выглядело бы необоснованным и даже смешным. Мы не знали, означал ли тот факт, что неандертальцы внесли 2–4% в гены многих ныне живущих людей, что они были одним видом или все же разными видами. Была своя ирония в том, что, воздерживаясь каждый раз от использования латинского названия для неандертальцев в наших статьях, я сам оказался на грани введения нового линнеевского обозначения вида.
   Несмотря на свои опасения, касающиеся бесплодных таксономических споров, я чувствовал, что у меня есть некоторые основания для отступления от моих принципов. Митохондриальная ДНК денисовского индивида примерно в два раза отличалась от мтДНК современных людей, как и мтДНК неандертальцев. Это, возможно, делало их более схожими с H. heidelbergensis, которые все же имели свое собственное латинское название вида. Но здесь было также замешано тщеславие. Не так много людей имеют возможность назвать новый вид гоминин, что довольно заманчиво, особенно потому, что впервые это можно было сделать на основании только данных ДНК. После консультаций с Анатолием и группой, которая нашла эту значимую кость пальца, мы остановились на предварительном названии Homo altaiensis.
   Журнал Nature сдержал свое обещание о быстрой обработке нашей статьи: через одиннадцать дней после ее подачи мы получили комментарии от четырех анонимных рецензентов. Все они хвалили технические аспекты статьи, но разделились в мнениях по вопросу о наименовании нового вида...
   Тем временем до нас дошло, что огромное количество мтДНК, которое Йоханнес смог извлечь из библиотек денисовской ДНК, означало, что мы могли бы секвенировать довольно большую часть ядерного генома этого индивида. Это могло бы окончательно установить его связи с неандертальцами и современными людьми, а также его возможный статус как нового вида. Мы переписали рукопись и удалили из нее любые упоминания о новом виде.    Вместо этого мы сказали, что «для окончательного выяснения связи денисовского индивида с ныне живущими людьми и с неандертальцами требуются последовательности ядерной ДНК.
 
* * *
 
   Монти Слаткин использовал все полученные нами последовательности ДНК, чтобы проверить различные модели популяций. Как я и ожидал, он установил, что самая простая модель, объясняющая все данные, предполагает скрещивание неандертальцев с современными людьми и более позднее скрещивание между денисовцами и предками меланезийцев. Но нам все еще предстояло объяснить очень странную мтДНК денисовца.
   Здесь было две возможности. Одна заключалась в том, что линия мтДНК была привнесена к предкам денисовцев путем скрещивания с другой, более архаичной группой гоминин. Это была гипотеза, которую я втайне предпочитал. Другая подразумевала, что это было связано с процессом под названием «неполное разделение линии». Это просто означает, что популяция, которая являлась общими предками денисовцев и неандертальцев, а также современных людей, несла в себе ранние версии всех трех мтДНК. Затем, по стечению обстоятельств, один вариант мтДНК, который содержал множество отличий от двух других, стал именно тем, который сохранился в денисовцах, в то время как два других, гораздо более похожих друг на друга, сохранились в неандертальцах и современных людях соответственно. С наибольшей вероятностью это могло произойти, если предковая популяция денисовцев, неандертальцев и современных людей была достаточно большой, чтобы в ней могли сосуществовать многие линии мтДНК.
   Модели популяции, разработанные Монти, показали, что эти данные можно объяснить или небольшим притоком от другой неизвестной группы людей, или этим сценарием «неполного разделения линии». Хотя это означало, что мы не смогли отдать предпочтение какому-то из этих объяснений, мне все же казалось, что первый вариант является более правдоподобным объяснением. В конце концов мы уже обнаружили два случая скрещивания между архаичными группами и современными людьми, так что я стал все больше склоняться к возможности того, что скрещивание было обычным явлением в процессе эволюции человека. Кроме того, если денисовцы хотели заниматься сексом с современными людьми, то, вероятно, они также занимались сексом и с другими архаичными группами.
   Я пришел к выводу, что хотя общая картина распространения современных людей предполагала, что они вытесняли другие группы вплоть до их вымирания, это не было полным замещением. Скорее, некоторое количество ДНК «просачивалось» в группы, которые продолжали жить. Я даже начал употреблять термин, который я где-то подхватил, чтобы описать этот процесс — «замещение с протечкой». Может быть, думал я, распространение денисовцев и было такой «протечкой».
 
* * *
   Несмотря на то, что мы секвенировали геном неандертальца и распахнули двери к геномам других вымерших групп людей, оставалось много загадок. Одной из них был вопрос о том, когда же жили денисовцы. И фрагмент фаланги пальца и зуб были слишком малы, чтобы позволить нам получить радиоуглеродные датировки. Вместо этого мы датировали несколько фрагментов костей с искусственными нарезками или другими человеческими модификациями, найденных в том же слое в Денисовой пещере. Они оказались древнее 50 тыс. лет.
  Таким образом, получалось, что денисовцы жили в пещере до 50 тыс. лет назад. Профессор Шуньков и Анатолий нашли поразительно сложные каменные орудия и отполированный каменный браслет в том же слое, что и кость пальца. Могли ли они быть выполнены денисовцами? Это было фантастической идеей, но археологи полагали, что это вполне возможно.
   Другой большой загадкой было то, насколько далеко распространялись денисовцы. Мы знали, что они жили в Южной Сибири, но тот факт, что они встречали предков меланезийцев и зачинали с ними детей, предполагал, что в прошлом они были распространены гораздо шире. Возможно, они странствовали по всей Юго-Восточной Азии, от умеренного или даже субарктического климатического пояса до тропиков. Я думал, что нам следовало бы поискать ДНК денисовцев среди ископаемых остатков из Китая. Было бы также чрезвычайно заманчиво, если бы Анатолий и его команда смогли найти больше целых останков денисовцев в горах Алтая. Если те кости имели особенности, которые отделяли денисовцев от всех других групп гоминин, то эти особенности могли помочь нам идентифицировать другие ископаемые остатки в других местах Азии как денисовцев.
   С тех пор моя группа и другие исследователи продолжают работать над этими загадками. При этом другие группы начали использовать древнюю ДНК для изучения эпидемических заболеваний людей в прошлом и доисторических цивилизаций. Но в тот декабрь я чувствовал удовлетворение, редкое в моей научной карьере. То, что началось как тайное хобби, когда я был аспирантом в моей родной Швеции более тридцати лет назад, привело к проекту, который звучал как научная фантастика, когда мы объявили о нем чуть больше четырех лет назад. Теперь мы привели этот проект к успешному завершению. Вместе с моей семьей в нашей маленькой уютной шведской хижине в то рождество я ощущал такой покой, какого не знал уже много лет.
* По кн: S. Pääbo, «Neanderthal Man. In Search of Lost Genomes» (2014). Перевод Ю. А. Журавлевой.

v_poiskah_utrachennyh_genomov_14_137.jpg

 

 

 

 

 

 

 

v_poiskah_utrachennyh_genomov_15_162.jpg

 

 

 

 

 

 

 

 

 

v_poiskah_utrachennyh_genomov_16_189.jpg

 

 

 

 

 

 

 

 

v_poiskah_utrachennyh_genomov_17_221.jpg

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

v_poiskah_utrachennyh_genomov_13_180.jpg

 

 

 

 



 
 
 
Литература: 
1. Abi-Rached L. et al. The Shaping of Modern Human Immune Systems by Multiregional Admixture with Archaic Humans // Science. 2011. Vol. 334, N 6052. P. 89–94.
2. Green R. E. et al. A Draft Sequence Neanderthal Genome // Science. 2010. Vol. 328. P. 710–722.
3. Derevianko A. P. The Middle to Upper Paleolithic Transition in Eurasia: Hypotheses and Facts. Novosibirsk: Izdat. IAET SB RAS, 2005. P. 5–19.
4. Fu Q. et al. Genome sequence of a 45,000-year-old modern human from western Siberia // Nature. 2014. Vol. 514. P. 445–449.
5. Hedrick P. W. Adaptive introgression in animals: examples and comparison to new mutation and standing variation as sources of adaptive variation // Molecular Ecol. 2013. Vol. 22. P. 4606–4618.
6. Huerta-Sánchez E. et al. Altitude adaptation in Tibetans caused by introgression of Denisovan-like DNA // Nature. Vol. 512, N 7513. P. 194–197.
7. Khrameeva E. et al. Neanderthal ancestry drives evolution of lipid catabolism in contemporary Europeans // Nature Communications. 2014. Vol. 5. Doc. 3584.
8. Krings M. et al. Neandertal DNA sequence and the origin of modern humans // Cell. 1997. Vol. 90. P. 19–30.
9. Meyer M. et al. A High-Coverage Genome Sequence from an Archaic Denisovan Individual // Science. 2012. Vol. 338. P. 222–226.
10. Pääbo S. Neanderthal Man. Search of Lost Genoms. Basic Books, N.Y., 2014. 288 p.
11. Pääbo S. The diverse origins of the human gene pool // Nat. Rev. Genet. 2015. Vol. 16. № 6. P. 313–314.
12. Prüfer K. et al. The complete genome sequence of a Neanderthal from the Altai, Mountains // Nature. 2014. Vol. 505. № 7481. P. 43–49.
13. Racimo F. et al. Evidence for archaic adaptive introgression in humans // Nat. Rev. Genet. 2015. Vol. 16. № 6. P. 359–371.
14. Reich D. et al. Genetic history of an archaic hominin group from Denisova cave in Siberia // Nature. 2010. Vol. 468. P. 1053–1060.
15. Reich D. et al. Denisova admixture and the first modern human dispersals into Southeast Asia and Oceania // The American J. of Human Genetics. 2011. Vol. 89. P. 516–528.
16. Sankararaman S. et al. The date of interbreeding between neandertals and modern humans // PLoS Genet. 2012. Vol. 8. doi: 10.1371/journal.pgen.1002947
17. Sankararaman S. et al. The genomic landscape of Neanderthal ancestry in present-day humans // Nature. 2014. Vol. 507. P. 354–357.
18. Skoglund P., Jakobsson M. Archaic human ancestry in East Asia // Proceedings of the National Academy of Sciences of USA. 2011. Vol. 108. P. 18301–18306.
19. Vernot B., Akey J. M. Resurrecting surviving Neandertal lineages from modern human genomes // Science. 2014. Vol. 343. P. 1017–1021.
20. Vernot B., Akey J. M. Complex history of admixture between modern humans and neandertals // Am. J. Hum. Genet. 2015. Vol. 56. P. 448–453.
21. Williams et al. The SIGMA Type 2 Diabetes Consortium // Nature. 2014. Vol. 506. P. 97–101.
 
Автор благодарит академика РАН А. П. Деревянко и д. и. н. М. Н. Шунькова (Институт археологии и этнографии СО РАН, Новосибирск), которые ведут работы на Денисовой пещере, за долговременное и продуктивное сотрудничество; Общество научных исследований им. Макса Планка (Германия) за постоянную поддержку и Российскую академию наук за поддержку исследовательской работы в Сибири.
 
Автор: Сванте Паабо
«Наука из первых рук» №5/6(65/66), 2015
Источник:  title.gif

Нейрохирургические технологии древних сибиряков: факты и гипотезы

Об авторах:

   Татьяна Алексеевна Чикишева — кандидат биологических наук, доктор исторических наук, заведующая сектором антропологии Института археологии и этнографии СО РАН (Новосибирск). Автор и соавтор около 100 научных работ.       chikisheva_100.jpg  
   Алексей Леонидович Кривошапкин — член-корреспондент РАН, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой нейрохирургии Новосибирского государственного медицинского университета, руководитель нейрохирургического отдела Европейского медицинского центра (GEMC, Москва). Член Королевского колледжа хирургов Англии, Европейской ассоциации нейрохирургических обществ, международный член Американской ассоциации нейрохирургов. Автор и соавтор 226 научных работ и 14 патентов. krivoshapkin_100.jpg

   Трепанация (от греч. сверлю, буравлю) черепа... Это непростое хирургическое вмешательство и сейчас вызывает трепет у большинства из нас и открывает доступ к самому сокровенному — нашему мозгу. Но самым интригующим обстоятельством является то, что случаи успешных прижизненных трепанаций известны еще с эпохи мезолита! Изумляет не только мастерство древних хирургов, но и совершенство их технологий, благодаря которым удавалось избежать у пациентов болевого шока, ранения мозга и его сосудов и, главное, развития послеоперационных инфекций. Современные исследователи с помощью комплексного подхода попробовали разгадать тайну появления столь высоких медицинских знаний у древних кочевников Горного Алтая, позволивших им 2500 лет назад, в эпоху раннего железа, проводить настоящие нейрохирургические операции.

nejrohirurgicheskie_tehnologii_01_600.jpg

   Сегодня под трепанацией (краниотомией) подразумевается этап нейрохирургической операции, во время которого формируется отверстие в костной ткани черепа, обеспечивающее доступ к интракраниальному содержимому — подлежащим кровеносным сосудам, твердой мозговой оболочке и к самому мозгу. Даже в наше время развитых нейрохирургических технологий успешное выполнение этой процедуры требует от хирурга серьезных знаний и подготовки, а сама она не рассматривается как совершенно безвредная. Врач, выполняющий трепанацию, помимо технических сложностей со вскрытием черепа сталкивается с необходимостью эффективно обезболить пациента, остановить кровотечение из кости и мягких тканей, обильно снабжаемых кровью, а также предупредить развитие инфекции в ране.
   В этом свете особенно поразительными кажутся археологические свидетельства трепанации, доказывающие, что эту хирургическую процедуру проводили еще в глубокой древности. Интерес к теме доисторических трепанаций возник в 1865 г., когда американский дипломат и этнолог Эфраим Джордж Сквайер привез из Перу древний череп с четырьмя надрезами, которые образовывали прямоугольное отверстие площадью в половину дюйма. Как установил известный французский врач и антрополог Поль Брока, этот человек прожил, по меньшей мере, несколько недель после операции, судя по отчетливым признакам заживления краев трепанационного отверстия (Broca, 1876).
   Но несмотря на этот факт, мало кто тогда поверил в возможность проведения успешной трепанации в условиях примитивной древней медицины. Ведь даже в середине XIX в. уровень выживаемости больных после трепанации в лучших госпиталях Европы редко превышал 10%, что было связано как с крайне высоким риском инфекционных осложнений, так и с назначением этой операции только самым тяжелым больным из-за невозможности ранней топической диагностики поражений мозга (Gross, 1999). Позже, когда число черепов с трепанациями в коллекции из Перу и Боливии превысило 600, было установлено, что краниотомия активно практиковалась там в период от начала I до середины II тыс. н. э., и не менее трех четвертей всех прооперированных жили после трепанации еще многие годы (Медникова, 2004).
   Наиболее древний на сегодня череп со следами трепанации обнаружен в районе Днепровских порогов на Украине в некрополе Васильевка III (Lillie, 2003). Всего же в разных археологических культурах Старого и Нового Света обнаружены и изучены уже около 1,5 тыс. трепанированных черепов в хронологическом диапазоне от мезолита до XVIII в. В целом во все археологические эпохи мы встречаемся со случаями трепанаций, выполненных столь искусно, что люди, подвергшиеся этой операции, успешно выживали и жили после нее иногда довольно долго.
   Неудивительно, что знания и умения древних целителей, с успехом справлявшихся с проблемами, актуальными и для современной высокотехнологичной медицины, не могут не привлекать внимания специалистов XXI в.
   Древние хирурги проводили трепанации черепа по разным поводам. Например, для лечения черепно-мозговых травм или устранения других внутричерепных патологий, доставлявших человеку физические страдания либо вызывавших те или иные отклонения в его поведении. Непосредственно воздействуя на отделы мозга можно было целенаправленно изменять личность человека, упрощая палитру его эмоциональных переживаний, снижая произвольность и инициативу в поведении либо, напротив, способствуя проявлению у него новых способностей.
   Объектом нашего исследования стали три черепа из краниологической коллекции древних кочевников Горного Алтая, относящихся к так называемой пазырыкской культуре (IV–III вв. до н. э.), носящие следы прижизненных трепанаций. Чтобы детально изучить технологии выполнения этих хирургических вмешательств, проведенных в скифское время, был использован мультидисциплинарный подход, поэтому в работе участвовали специалисты в самых разных научных областях.
   Нейрохирург, чл.-кор. РАН А. Л. Кривошапкин и радиолог, к. м. н. В. П. Курбатов (Институт патологии кровообращения им. акад. Е. Н. Мешалкина, Новосибирск) оценили адекватность проведенных операций путем макроскопического исследования черепов при помощи хирургической оптики и многосрезовой компьютерной томографии (МСКТ). Археолог-трасолог, д. и. н. П. В. Волков (Институт археологии и этнографии СО РАН, Новосибирск) и к. г.-м. н. А. Т. Титов (Институт геологии и минералогии СО РАН, Новосибирск) занимались «технологической проблемой» инструментов, использованных в ходе операций. И, наконец, антропологи д. и. н. Т. А. Чикишева и к. и. н. А. В. Зубова (Институт археологии и этнографии СО РАН) обобщили все полученные результаты, рассматривая достижения древних пазырыкских хирургов как еще один высокоинформативный источник по истории древних культур на территории Евразии.

Два к одному


   Один из исследованных черепов принадлежал мужчине возрастом около 50–60 лет, который был захоронен в кургане № 3 могильника Бике III, расположенного в долине среднего течения р. Катунь. Этот памятник характеризуется этнокультурной специфичностью по отношению к другим курганным могильникам пазырыкской культуры и несет следы влияния большереченской (с севера) и сакской (с запада) культурно-исторических общностей (Кубарев, 2001).

nejrohirurgicheskie_tehnologii_02_600.jpg

   На черепе мужчины из кургана 3 могильника Бике III в 15 мм кзади венечного и 50 мм от сагиттального шва имеется трепанационный дефект с наружными размерами 45×52 мм. Обследование с помощью МСКТ показало рост кости после трепанации: а — трепанационное отверстие; б — срез через трепанационный дефект в горизонтальной проекции (данные МСКТ). Череп хранится в коллекции ИАЭТ СО РАН (Новосибирск)
   На черепе не обнаружено никаких следов травмы, при этом на нем имеется полуовальное отверстие с наружными размерами 45×52 мм, а внутренние размеры дефекта («трепанационное окно») составляют 22×34 мм. Имеются выраженные признаки новообразования кости, подтвержденные данными МСКТ, которые свидетельствует о долгой жизни индивида после трепанации. В этой связи интересен тот факт, что еще в 1879 г. выдающийся британский хирург Уильям Макьюэн удалил опухоль головного мозга, сделав трепанацию в этой же области черепа, и больной после проведенной операции вернулся на работу. Это событие в то время было воспринято как рождение новой медицинской специальности — нейрохирургии (Greenblatt, 1997).
   Компьютерная томография не выявила признаков изменений костей черепа, характерных для менингиомы. Поэтому, вполне возможно, мы имеем дело с травмой головы, не оставившей на черепе видимых следов. Нельзя исключить и паразитарное заболевание: в Сибири и Алтае сегодня нередки случаи поражения мозга цистицеркозом и эхинококкозом, которые требуют хирургического лечения. Животные, которых разводили скотоводы Алтая 2,5 тыс. лет назад, вполне могли быть источником заражения, являясь основными или промежуточными хозяевами в жизненном цикле гельминтов. И возможно, что в результате данного интракраниального вмешательства из головного мозга индивида был извлечен паразит.
   Два других черепа были обнаружены в курганных группах Кызыл-Джар IV и Кызыл-Джар V, расположенных на юго-западе Республики Алтай в высокогорной долине в Кош-Агачском районе. Предположительно этот памятник связан с особой этнокультурной группой, сформировавшейся в результате влияния на местные племена пазырыкской культуры саков Восточного Казахстана (Могильников, 1983).
   На черепе мужчины из кургана 3 комплекса Кызыл-Джар V размеры трепанационного окна составляют 40×41 мм. Край дефекта скошен за счет того, что была удалена часть наружной пластинки, и в результате общие размеры костного дефекта составляют 63×64 мм. В данном случае операция проводилась для устранения в левой височной и теменной кости линейного перелома, идущего до сагиттального шва. По современным стандартам нейрохирургии, выполнена она была блестяще: как показала МСКТ, в месте перелома произошла регенерация костной ткани.
 На черепе мужчины из кургана 3 курганной группы Кызыл-Джар V обнаружено трепанационное отверстие размером 63×64 мм, а также следы успешно залеченного линейного перелома костей. Череп хранится в антропологической коллекции Томского государственного университета

nejrohirurgicheskie_tehnologii_03_600.jpg

   По характеру перелома, идущего на сагиттальный шов, под которым располагается сагиттальный синус — крупный венозный коллектор, можно с большой вероятностью подозревать, что у пациента развилась эпидуральная гематома вследствие травматического разрыва края синуса, и целью операции было ее удаление. В этом смысле отверстие имеет оптимальные размеры — при выполнении подобной операции даже современный хирург не сделал бы его меньше.
   Результаты обследования черепа мужчины из кургана 3 курганной группы Кызыл-Джар V методом МСКТ: а — объемная модель черепа; б — срез через трепанационный дефект в боковой проекции; в — горизонтальный срез через поверхность трепанационного дефекта

nejrohirurgicheskie_tehnologii_04_600.jpg

   На черепе женщины из кургана 2 комплекса Кызыл-Джар IV в задних отделах темени строго по средней линии на сагиттальном шве имеется округлое отверстие диаметром 20 мм. Отверстие имеет сквозной характер, наружный костный слой, губчатое вещество и внутренняя компактная пластинка удалены.      Судя по результатам осмотра и данным МСКТ, операция проводилась с целью устранения последствий тяжелой травмы в виде перелома правой височной кости и основания средней черепной ямки. По характеру повреждения можно предположить, что травма была получена в результате падения с высоты.
    Результат обследования женского черепа с трепанационным отверстием из кургана 2 курганной группы Кызыл-Джар IV методом МСКТ: а — общий вид трепанационного отверстия; б — срез через трепанационный дефект в горизонтальной и вертикальной проекции. Череп хранится в антропологической коллекции Томского государственного университета

nejrohirurgicheskie_tehnologii_05_600.jpg

   Признаки новообразования кости отсутствуют, и это свидетельствует о том, что пострадавшая умерла либо во время операции, либо вскоре после ее завершения. Главной ошибкой хирурга стало наложение отверстия непосредственно на сагиттальный шов, что неизбежно должно было привести к смертельному кровотечению в результате повреждения крупнейшего венозного коллектора мозга.
По примеру древних хирургов

nejrohirurgicheskie_tehnologii_06_600.jpg

   Трасологический анализ следов операций показал, что во всех трех случаях она проводилась техникой выскребания, и осуществлялась в два этапа.
Сначала вращательными движениями срезался кортикальный, наиболее прочный слой кости без прободения черепа насквозь. Плоскость срезания кости была расположена по касательной к сферической поверхности черепа. Только затем, направляя, скорее всего, тот же самый инструмент под более отвесным углом, удалялась губчатая часть кости, а затем осторожно поднималась и удалялась компактная пластинка, прилежащая к твердой мозговой оболочке. И если на первом этапе движения орудия имели относительно длинный «рабочий ход», то на втором следы свидетельствуют о более частых, коротких движениях руки хирурга.
   Результаты трасологического анализа были откорректированы в ходе экспериментальной операции, проведенной на трупе опытным нейрохирургом. В качестве медицинского инструмента использовался изготовленный д. и. н. А. П. Бородовским (ИАЭТ СО РАН) бронзовый нож, форма которого была достаточно распространена у ранних кочевников Южной Сибири.
   Для получения отверстия диаметром 25 мм и обнажения твердой мозговой оболочки хирургу потребовалось 15 минут. Сначала кончиком ножа хирург сформировал отверстие в компактном слое кости в центре планируемого отверстия, а затем продвигался к его периферии.
   Экспериментальная трепанация на черепе трупа была выполнена практикующим нейрохирургом современным бронзовым ножом, изготовленным по древним образцам (вверху)
   Трасологический анализ выявил более грубые колющие движения при проведении неудачной трепанации, наложенной на сагиттальный шов. Это дало основание предположить, что операции выполнялись разными хирургами, как минимум — двумя. Видимо, во все времена человеческий фактор имеет решающее значение.
   Операции, успешно проведенные ранними кочевниками Горного Алтая, с полным правом могут быть отнесены к нейрохирургическим. Безусловно, они требовали системы серьезных медицинских знаний. Могла ли такая система возникнуть в культуре ранних кочевников Евразии, или отдельные ее элементы, в частности, нейрохирургические знания, были привнесены в мир степных скотоводческих обществ из окружавших его социумов державного типа, где имелись условия для развития науки? Ведь эпоха раннего железа совпадает со временем существования на территории Греции, Египта, Индии и Китая государственных образований, где функционировали научные центры и аккумулировались медицинские знания, откуда они могли распространяться путем политических контактов, военной экспансии и экономических миграций. Дать однозначный ответ на этот закономерно возникающий вопрос нельзя.
Анализ древних трактатов, в которых системно изложены способы лечения болезней и травм — египетских папирусов Эберса (XVI в. до н. э.), Смита (XVII в. до н. э.) и индийской Сушрута-Самхита (IV в. н. э.) — показал, что в них нет описания интракраниальных хирургических манипуляций как метода лечения. Единственным письменным источником, где подробно обсуждается концепция лечения травм головы методом трепанации, является работа Гиппократа «О ранах головы», включенная в знаменитый «Гиппократов сборник» — первый свод трудов древнегреческих врачей, составленный в III в. до н. э. Нужно, однако, отметить, что эти сведения не вполне соответствуют состоянию палеоантропологических источников. Трепанации зафиксированы практически во всех культурных центрах Старого Света.
   Что касается пазырыкской культуры, то очень заманчиво предположить, что целители, владеющие нейрохирургическими знаниями, происходили из местной среды. У кочевников евразийских степей действительно имелись предпосылки для появления в их целительской практике нейрохирургических методов. К ним можно отнести практику препарирования тел умерших для ритуальных целей, которая способствовала знакомству с механическими свойствами костей черепа, анатомией мозговой капсулы и заполняющих ее тканей, а также разработку специальных инструментов.

Скальпель из бронзы

   Хороший инструментарий очень важен для успеха хирургической операции. Специальных инструментов для выполнения трепанаций не обнаружено ни на археологических памятниках, где были найдены исследованные черепа, ни среди сопроводительного инвентаря всех других известных погребений скифского времени на территории Горного Алтая. Однако практически во всех захоронениях пазырыкской культуры независимо от их социального статуса обнаруживаются бронзовые ножи. Нож — крайне необходимый и универсальный инструмент в повседневной жизни скотовода, но он пригоден и для выполнения хирургических манипуляций. И такая возможность была доказана в ходе выполнения хирургического эксперимента, о котором шла речь выше.
   Для того чтобы установить, из какого материала были сделаны инструменты, использованные при операции, был проведен масс-спектральный анализ костной ткани из области трепанации. Так как кость является весьма твердой субстанцией, даже высокопрочные стали, из которых изготавливаются современные хирургические инструменты, стачиваются при разрезании, распиливании или сверлении костей при операциях или анатомических исследованиях, оставляя в них частицы металла.
   Образцы костной ткани были исследованы в ЦКП «Сибирский центр синхротронного и терагерцового излучения» Института ядерной физики СО РАН (Новосибирск) Ю. П. Колмогоровым и И. В. Николаевой с использованием двух методов — масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой и рентгенофлуоресцентного энергодисперсионного анализа. В этих образцах обнаружены частицы меди и олова и не найдены частицы мышьяка. Следовательно, инструменты для трепанирования были изготовлены из оловянистой бронзы.
Сотрудник Государственного Эрмитажа С. В. Хаврин, используя спектральный анализ, показал, что металлические изделия из памятников скифского времени на территории Горного Алтая и Тувы отливались из мышьяковистой бронзы. А вот в Минусинской котловине носители сарагашенской культуры использовали для этого высокооловянистую бронзу. А это означает, что пазырыкские трепанации могли быть выполнены инструментами, изготовленными сарагашенскими литейщиками.
   В Минусинском региональном краеведческом музее им. Н. М. Мартьянова хранятся инструменты так называемого «неизвестного назначения», датированные сарагашенским этапом тагарской культуры (IV–III вв. до н. э.). Немецкий археолог А. Наглер и российский антрополог М. Б. Медникова предположили, что назначение этих предметов может быть медицинским (Медникова, 2001; Наглер, 2012). Более того, Наглер нашел аналогии некоторым формам предметов из минусинского музея в коллекциях инструментов из медицинских наборов римских врачей, хранящихся в музеях Германии.
   Эти инструменты «неизвестного назначения» из Минусинского регионального краеведческого музея им. Н. М. Мартьянова могли быть использованы для хирургических манипуляций. Инструменты датируются сарагашенским этапом тагарской культуры (IV–III вв. до н. э.)

nejrohirurgicheskie_tehnologii_07_600.jpg

   Как известно, на становление культуры древнего Рима, в том числе на медицину, огромное влияние оказал греческий мир. Первыми хирургами в Риме были греческие врачи, и хирургические инструменты собственно римских врачей фактически копируют греческие, разработанные врачами эллинистической эпохи, возможно, школы Гиппократа. Как известно, сам Гиппократ жил в 460–377 гг. до н. э., но школа его продолжала существовать и в более позднее время, которое совпадает со временем существования и пазырыкской, и сарагашенской культур. Из этой хронологической параллели можно сделать вывод о связи носителей сарагашенской культуры с медицинскими центрами Греции.
   В соответствии с рекомендациями Гиппократа основным принципом подготовки врача была практическая деятельность, а лучшей школой для врачей — сопровождение войск в военных походах. Греческие военные хирурги могли попасть и в Южную Сибирь (Азиатскую Скифию). Попавшие в силу обстоятельств на территорию Минусинской котловины хирурги из государств эллинистического мира могли практиковать свое мастерство как здесь, так и в соседних племенах. Знания могли распространяться в местной среде от целителя к целителю, тем более что кочевникам нельзя отказать в осведомленности по отношению к анатомии человека. Инструменты же из наборов хирургов могли копироваться местными мастерами-литейщиками.
   Инструменты «неизвестного назначения» из Минусинского регионального краеведческого музея им. Н. М. Мартьянова

nejrohirurgicheskie_tehnologii_08_600.jpg

   В составе сплава, из которого были изготовлены эти инструменты, кроется, по-видимому, и разгадка уникального феномена древней хирургии — отсутствие послеоперационных осложнений, вызванных инфекцией. Речь идет об антимикробных свойствах меди и олова, которые совсем недавно стали применяться в современной медико-санитарной практике (Noyce et al., 2006; Schmidt, 2011). Бронзовые инструменты сарагашенских мастеров покрывались полудой (окунались в расплавленное олово), что увеличивало концентрацию целебных молекул на их поверхности. Увеличению антимикробного эффекта способствовала и сама техника трепанирования методом выскребания, благодаря чему целебные частицы меди и олова «втирались» в костную ткань.

* * *

   Поразительно, как много могут рассказать нам следы на костях людей давно ушедших эпох, если их исследовать методами разных наук. А нам, современным исследователям, очень важно вовремя и правильно понять эти послания из глубокой древности.
   Конечно, предложенная нами реконструкция культурных связей сибирских кочевников с научными центрами античного мира, а также феноменальные достижения их целителей — пока лишь гипотезы, которые требуют новых фактов и их анализа. Однако бесспорным результатом наших исследований стало не только открытие новых граней пазырыкской культуры, но и выявление одного из рациональных зерен в медицинских технологиях древности. Ведь удивительные находки целителей скифского мира, имеющие отношение к антисептической хирургии, особенно актуальны в наши дни в связи с глобальной угрозой, связанной со все возрастающей устойчивостью болезнетворных бактерий к антибиотикам.

Литература:

1. Кубарев В. Д. Бике I, III: погребальные памятники скифской эпохи средней Катуни // Древности Алтая: Известия лаборатории археологии. Горно-Алтайск, 2001. № 7. С. 120–145.
2. Медникова М. Б. Трепанации в древнем мире и культ головы. М.: Алетейя, 2004. 208 с.
3. Могильников В. А. Курганы Кызыл-Джар II–V и некоторые вопросы состава населения Алтая во второй половине I тыс. до н. э. // Вопросы археологии и этнографии Горного Алтая. Горно-Алтайск: ГАНИИИЯЛ, 1983. С. 40–71.
4. Наглер А. О наличии медицинских инструментов у населения Евразии в эпоху раннего железа (к постановке проблемы) // Фундаментальные проблемы археологии, антропологии и этнографии Евразии: К 70-летию академика А. П. Деревянко. Новосибирск: ИАЭТ СО РАН, 2012. С. 337–351.
5. Broca P. On the cranial trepanation and the amulets of cranium in the Neolithic epoch // Proceedings of the Int. Congr. non Prehistoric Anthropology and Archeology in Budapest. VIII section. 1976. Vol. I. (in French)
6. Greenblatt S. Y., Dagi T. F., Epstein M. Y.: A history of neurosurgery. Park Ridge, IL. The American Association of Neurological Surgeons, 1997.
7. Gross C. G. A hole in the head // The Neuroscientist. 1999. Vol. 5(4). P. 263–269.
8. Lillie M. Cranial surgery: The Epipaleolithic to Neolithic populations of Ukraine // Arnott R, Finger S., Smith C., eds. Trepanation: History, Discovery, Theory. Lisse, The Netherlands: Swets and Zeitlinger, 2003. P. 175–188.
9. Noyce J. O., Michels H., Keevil C. W. Potential use of copper surfaces to reduce survival of epidemic methicillin-resistant Staphylococcus aureus in the healthcare environment // J. Hospital Infect. 2006. Vol. 63. P. 289–297.
10. Schmidt M. G. Copper surfaces in the ICU reduced the relative risk of acquiring an infection while hospitalized // BMC Proceedings. WHO 1st Int. Conf. on Prevention and Infection Control (ICPIC) in Geneva, Switzerland, 29 June — 2 July, 2011. Vol. 5 (Suppl. 6). P. O53.

Источник: title.gif

Бурят-Монгольская антропологическая экспедиция 1931 г.

8c587f680a4a099f2f0553c064148701.jpg

   В собрании фотодокументов Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН сохранилось уникальное собрание портретных снимков метисов Забайкалья (потомков бурят и русских), сделанных в ходе Бурят-Монгольской антропологической экспедиции 1931 г., которая стала заметным явлением в советской антропологии того времени.
   Помимо научных задач – изучения наследственной передачи признаков – экспедиция выполняла и политический заказ. Он был связан с развернувшейся в западной антропологии дискуссией по вопросу о «полноценности» метисов, являвшейся по сути прямой нападкой на СССР с исторически сложившимся пестрым национальным составом.
   Бурят-Монгольская антропологическая экспедиция выполнила поставленные перед ней задачи, опровергнув теорию о «вырождении в результате метисации». Широкое антропологическое обследование показало, что метисы по своим основным физическим и физиологическим показателям ничуть не уступают представителям тех наций, чьими потомками они являются уже в пятом-шестом поколении. Более того, во многих случаях они «крепче и красивее своих производителей и отличаются значительной плодовитостью»
   В 1920-х гг. антропологические исследования в СССР были тесно связаны с профилактической медициной и изучением человека как производительной силы страны. Под эгидой созданной в 1917 г. Комиссии по изучению племенного состава России и сопредельных стран Академии наук (КИПС) были проведены крупные экспедиции для исследования лопарей (саамов) и карелов, жителей Казахстана, Якутии, Чувашии, Средней Азии. Участники экспедиций изучали антропологиче­ские типы людей, их физическое развитие и медико-санитарные условия жизни. Полученные данные имели большое значение для ликвидации негативных последствий первой мировой и гражданской войн, недоедания, социальных болезней.

ae46d45601579cc80f07d629a5115fbf.jpg

Руководитель Бурят-Монгольской антропологической экспедиции Г. И. Петров (слева) с коллегами в кабинете антропологии МАЭ РАН (Санкт-Петербург). Первая треть ХХ в.


   В начале 1930-х гг. в Академии наук были развернуты исследования по этнической антропологии СССР. В ходе экспедиций, направленных в Поволжье, Сибирь, Забайкалье, Центральную Азию, были собраны материалы, важные для понимания расогенеза и исторического развития народов страны, для анализа физического развития различных возрастных, профессиональных и этнических групп населения, проживающих в разных социальных средах и географических условиях. Активное участие в таких экспедициях принимали сотрудники Музея антропологии и этнографии АН СССР (Ленинград).

Против «расовой теории»

   В 1931 г. под эгидой Совета по изучению производительных сил (СОПС) была предпринята Бурят-Монгольская антропологическая экспедиция для изучения метисов Забайкалья – потомков бурят и русских. Перед экспедицией ставились не только академические задачи – изучение наследственной передачи признаков, но и политические – формирование аргументацонной базы для дискуссии, развернувшейся в западной антропологии по вопросу о «полноценности» метисов.

2f72f4447d3e3d56f536f5a94f4a331b.jpg

Портретные снимки метисов Забайкалья, сделанные в ходе Бурят-Монгольской антропологической экспедиции 1931 г. из коллекции стеклянных негативов Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН. Слева направо: Бухальцев (32 г.), VI поколение метисов; Посакова (49 л.), V поколение


   Защитники «расовой теории» утверждали, что в результате метисации происходит вырождение человека: ухудшение его физических характеристик, потеря культурных черт, снижение продолжительности жизни и плодовитости. Эти заявления являлись открытым намеком на деградацию населения СССР – государства, исторически имеющего разнообразный национальный состав. Советским ученым нужны были данные, которые бы помогли опровергнуть эти утверждения.
   Бурят-Монгольская антропологическая экспедиция стартовала 1 июля 1931 г., и продлиться она должна была до августа того же года. Возглавлял ее научный сотрудник отдела антропологии Музея антропологии и этнографии АН СССР Г. И. Петров. Работы были согласованы с Бурятским ЦИКом, Обкомом ВКП(б), Институтом культуры и Госпланом.

50288f6dbed890e257e0a10bfb20dc48.jpg


Точные показания антропологических измерений метисов Забайкалья оживляли портретные снимки. Лица снимались крупным планом, снимки не подвергались ретушированию. Вверху в центре – ребенок до трех лет, VII поколение метисов. МАЭ РАН (Санкт-Петербург)

 

   Приехав на место, участники экспедиции узнали, что ее научные цели не вполне отвечают текущим запросам Бурят-Монгольской республики. Более насущным было исследование населения Троицкосавского аймака как потенциальных кадров для промышленности республики, а именно – Чикойского кожевенного завода, индустриального «гиганта Бурятии». Задачи экспедиции были скорректированы в соответствии со сложившейся ситуацией.

Двести лет метисации

   Место проведения исследований было выбрано не случайно. Деревня Полканово Кударинского сельсовета Троицкосавского аймака – одно из наиболее крупных поселений метисов в аймаке, с более чем двухсотлетней историей метисации.

ee910239f28357d5b3766a645b87b566.jpg

Лицо снималось в трех ракурсах для визуализации основных антропологических признаков. Вверху – Игумновы (12 л.), VI и V поколения метисов; Посаков (18 л.), VI поколение. МАЭ РАН (Санкт-Петербург)


   Начало этому было положено в конце XVII в., когда в Забайкалье развернулась деятельность одного из главных форпостов русификации – Троицкого Селенгин­ского монастыря. По традиции того времени, монастыри селили новокрещенных на своих землях, образуя из русских и туземно-ясачных крестьян целые приходы православного населения. О том времени почти не осталось свидетельств, лишь некоторые старики вспомнили о селенгинском пограничном комиссаре Игумнове, чью фамилию получили многие крещеные им буряты.
   К середине XIX в. процесс активной метисации в Забайкалье угас. Зажиточные буряты редко женились на русских женщинах, в основном это происходило в среде городской интеллигенции и среди бедняков, не имеющих возможности выплачивать калым или ушедших на отхожие промыслы. После 1917 г. смешанных браков стало больше, в основном среди новой бурят­ской интеллигенции и бурят, занятых в промышленном секторе.

84512ea8878a243719a720fd4ec65e87.jpg

   Слева – Среди участников советско-германской экспедиции 1928 г. в Бурятию находилась сотрудник Музея антропологии и этнографии АН СССР К. В. Вяткина (слева, в первом ряду). Этнограф и монголовед, она выросла в Монголии. Закончив в 1918 г. высшие Бестужевские курсы, в 1922 г. по приглашению академика С. Ф. Ольденбурга она пришла работать в КИПС. Справа – участники экспедиции у дацана. МАЭ РАН (Санкт-Петербург)

   

 НА БОРЬБУ С СИФИЛИСОМ   
   В 1928 г. в Бурят-Монгольской АССР проводила работу советско-германская медицинская экспедиция по изучению сифилиса. 
   К этому времени в республике сложилась критическая ситуация. Число больных составило почти половину населения, по отдельным аймакам достигая 62 %. Причем наибольшее распространение получил сифилис не первичный или вторичный, а третичный, что свидетельствовало о давности заболевания и отсутствии лечения. Такое положение грозило вымиранием или существенным сокращением численности бурят-монголов, что не могло не беспокоить политическое руководство страны, провозгласившее «скачок от феодализма к социализму». 
   На борьбу с эндемическим сифилисом советское правительство направило лучших специалистов, в том числе антропологов из Комиссии по изучению племенного состава Академии наук (КИПС). Возглавил отряд директор Государственного венерологического института, ученый с мировым именем В. М. Броннер. К работе были привлечены и германские медики – ведущие специалисты в области научной и клинической венерологии. Имея огромный опыт, знания и новейшее оборудование, они не могли проводить масштабные клинические и полевые исследования из-за утраты Германией своих колоний в результате Версальского мира 1919 г. и продолжающейся геополитической изоляции. Особый интерес для немецких венерологов представляло получение практических результатов применения изобретенного в 1909 г. сальварсана (производного ртути), активно использовавшегося для лечения сифилиса. 
   В ходе экспедиции немецкие специалисты занимались исключительно работой с пациентами и научными исследованиями, и в этом они добились значительных успехов. От вливаний сальварсана больные быстро шли на поправку. 
   Советских же врачей и антропологов интересовало прежде всего выявление социальных причин массового заражения сифилисом. Путем подробного опроса пациентов они установили, что основной причиной столь широкого распространения заболевания стали не столько бытовые условия и отсутствие личной гигиены, сколько особенности сексуального поведения и обычаев аборигенов.
По: (Башкуев В. Ю. Советско-германская экспедиция по изучению сифилиса в Бурят-Монголии...)

   Все метисы, проживающие в Полканово, были женаты на русских, однако ранее браки заключались и с бурятками. В результате опросов жителей деревни члены экспедиции выяснили, какие роды проживают в ней, какие родственные отношения связывают жителей. Генеалогические таблицы показали, что все семьи находятся между собой в родстве, порой даже не подозревая об этом.

Крепче и красивее

   В первые же дни работы экспедиции жители проявили к ней большой интерес. На сельских собраниях им рассказали о целях и задачах обследования, отдельно провели женское собрание. Но потом так называемая «кулацкая часть» стала распространять слухи, что населению ставят «антихристовы печати», которые выступают через три дня – так советская власть решила пометить всех ей сочувствующих. Кровь же берут для того, чтобы узнать, у кого она русская, а потом всех русских из Бурятии выселят. После таких слухов поток обследуемых прекратился.

8a94dd56f57f100f53684ed630693d25.jpg

Участники советско-германской экспедиции у субурганов. Крайняя справа – К. В. Вяткина. 1928 г. МАЭ РАН (Санкт-Петербург)

   Решить проблему помогло соцсоревнование. Местные колхозники вызвали на соревнование артельщиков и единоличников, взяв на себя обязательство о стопроцентном прохождении обследования. В результате экспедиция смогла обследовать 500 жителей деревни из 640 – почти 80 % населения.
Исследователи работали в школе, в утреннее время, до выхода людей на сельхозработы. При обследовании проводились антропологические измерения, а также определение ряда физических и физиологических характеристик: роста, веса, окружности груди, толщины кожно-жировой складки на плече, силу сжатия рук, частоту дыхания и пульса, температуру тела, кровяное давление и т. д. На основе этих данных определялась физическая крепость и общее состояние обследуемых.

567f66aab06c4b8391b8a52373f6baca.jpg
Результаты антропометрических измерений, проведенных участниками экспедиции, были изложены в виде посемейных таблиц.

По: (Петров, 1933, с. 82—83)


   Неблагополучные значения этих показателей были выявлены у представителей бедняцкой среды, особенно у женщин, однако в целом результаты обследования дали вполне благополучную картину. Не было никаких оснований считать метисов «вырождающимися» или «неполноценными» в физическом отношении. Более того: в отчете экспедиции Г. И. Петров процитировал своего предшественника доктора Поротова, исследовавшего население Сибири на рубеже XIX—XX вв.: «За Байкалом народились целые деревни так называемых «ясачных». Это население, происшедшее от скрещивания бурят с русскими. О внешнем виде их можно сказать, что это народ часто рослый, крепкий, чертами лица своего напоминающий то одну, то другую из скрестившихся народностей. Нередко среди них встречаются положительно красивые лица. В общем, как мне кажется, они и крепче и красивее своих производителей и отличаются значительной плодовитостью» (Петров, 1933, с. 70).
   Участники экспедиции обследовали и рабочих Чикойского кожевенного завода, среди которых насчитывалось русских 71 человек, а бурят – 18. Антропометрические измерения не выявили существенных различий между бурятами и русскими. У всех рабочих после окончания работы было зафиксировано уменьшение роста, веса и окружности груди, а также учащение дыхание, понижение пульса, увеличение мышечной силы. Систематический учет таких изменений, сопоставление их с разными видами работ могли бы существенно повысить производительность труда на промышленных предприятиях республики, чьи новые кадры пополнялись из местного населения.


07279a3a228f0dc4e5ec59a6d8174255.jpg
Руководитель экспедиции Г. И. Петров, предположительно, с рабочими Чикойского кожевенного завода. 1931 г. МАЭ РАН (Санкт-Петербург)

   Бурят-Монгольская антропологическая экспедиция 1931 г. сыграла значительную роль в опровержение теории «вырождения в результате метисации». Она стала заметной составляющей этапа развития российской антропологии первой трети XX в., когда человек представлял интерес в первую очередь как производительная сила.
   Результаты экспедиции были опубликованы спустя два года (Петров, 1933). И хотя в подзаголовке этих материалов стояло «Часть 1», продолжения экспедиция не имела. Ее руководителя обвинили во «вредитель­стве», и он был вынужден сменить работу. Позже Петров вернулся в Музей антропологии и этнографии, где и работал уже до самой смерти в первую блокадную зиму.
   В собрании фотодокументов музея сохранилась удивительная коллекция портретных снимков жителей деревни Полканово в виде стеклянных негативов, сделанных участниками экспедиции. Эти на редкость выразительные портреты, которых не коснулась ретушь, оживляют «сухие» показания антропо­логических таблиц, возвращая нас на восемьдесят лет назад.

Литература

 

  1. Башкуев В. Ю. Советско-германская экспедиция по изучению сифилиса в Бурят-Монголии как элемент программы социальной модернизации азиатского фронтира СССР. Путь в Сибирь. Электронная библиотека // http://library.ikz.ru/georg-steller/aus-sibirien-2013-2009/bashkuev-v.-yu.-sovetsko-germanskaya-ekspediciya.
  2. Гинзбург В. В. Антропология в Академии наук // Очерки истории русской этнографии, фольклористики и антропологии, 1968. (Тр. Института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. Вып. IV).
  3. Гинзбург В. В. 50 лет антропологии в Советском Союзе //Архив анатомии, гистологии и эмбриологии. 1967. № 2.
  4. Петров Г. И. Материалы Бурят-Монгольской антропо­логической экспедиции 1931 года. Часть 1. Обзор работ экспедиции. Л., 1933.
  5. Gross Solomon, Susan. The Soviet-German Syphilis Expedition to Buriat-Mongolia, 1928: Scientific Research on National Minorities // На переломе: советская биология в 20—30-х годах / Под ред. Э. И. Колчинского. СПб., 1997. Вып. 1.

 

Источник: logo.png

Откуда пришел Homo sapiens?

otkuda_prishel_homo_sapiens_01_600.jpg

Человек не имеет причин стыдиться
обезьяноподобных предков. Я скорее бы стыдился
происходить от человека суетного и болтливого,
который, не довольствуясь сомнительным успехом
в своей собственной деятельности, вмешивается
в научные споры, о которых не имеет никакого
представления.

Т. Гексли (1869)


   Мы — люди — такие разные! Черные, желтые и белые, высокие и низкие, брюнеты и блондины, умные и не очень... Но и голубоглазый скандинавский великан, и темнокожий пигмей с Андаманских островов, и смуглый кочевник из африканской Сахары — все они лишь часть одного, единого человечества. И это утверждение не поэтический образ, а строго установленный научный факт, подкрепленный последними данными молекулярной биологии. Но где же искать истоки этого многоликого живого океана? Где, когда и как появилось на планете первое человеческое существо? Поразительно, но даже в наше просвещенное время почти половина жителей США и весомая доля европейцев отдают свои голоса божественному акту творения, а среди оставшихся имеется немало сторонников вмешательства инопланетян, что, по сути, немногим отличается от Божьего промысла. Однако даже стоя на твердых научных эволюционных позициях, ответить на этот вопрос однозначно невозможно.

   Об авторах

   Анатолий Пантелеевич Деревянко — академик РАН, доктор исторических наук, научный руководитель Института археологии и этнографии СО РАН (Новосибирск), профессор, зав. кафедрой всеобщей истории гуманитарного факультета НГУ, дважды лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники (2003, 2013), Демидовской премии. Автор и соавтор более 1000 научных работ.           derevyanko_100.jpg     
  Михаил Васильевич Шуньков — доктор исторических наук, директор, заведующий отделом археологии каменного века Института археологии и этнографии СО РАН (Новосибирск), руководитель научно-исследовательского стационара «Денисова пещера» на Алтае, автор курса «Палеоэкология человека» (НГУ, кафедра археологии и этнографии). Автор и соавтор более 380 научных работ. shunkov_100.jpg

   Не все знают, что корни версии происхождения человека, отличной от библейской, в европейской науке уходят в туманные 1600-е гг., когда увидели свет произведения итальянского философа Л. Ванини и английского лорда, юриста и богослова М. Хэйла с красноречивыми названиями «О первоначальном происхождении человека» (1615) и «Первоначальное происхождение человеческого рода, рассмотренное и испытанное согласно свету природы» (1671).

   Эстафету мыслителей, признававших родство человека и таких животных, как обезьяны, в XVIII в. подхватил французский дипломат Б. Де Малье, а затем Д. Бернетт, лорд Монбоддо, предложивший идею общего происхождения всех антропоидов, включая человека и шимпанзе. А французский натуралист Ж.-Л. Леклерк, граф де Бюффон в своей многотомной «Естественной истории животных», опубликованной за столетие до научного бестселлера Ч. Дарвина «Происхождение человека и половой отбор» (1871), прямо утверждал, что человек произошел от обезьяны.
   В истории науки трудно найти более волнующую и спорную проблему, привлекающую к себе всеобщий интерес, чем проблема происхождения жизни и становления ее интеллектуальной вершины — человечества.
   Итак, к концу XIX в. идея о человеке как продукте длительной эволюции более примитивных человекообразных существ вполне сформировалась и созрела. Более того, в 1863 г. немецкий биолог-эволюционист Э. Геккель даже окрестил гипотетическое существо, долженствующее служить промежуточным звеном между человеком и обезьяной, Pithecanthropus alatus, т. е. обезьяночеловеком, лишенным речи (от греч. «питекос» — обезьяна и «антропос» — человек). Дело оставалось за малым — обнаружить этого питекантропа «во плоти», что и было сделано в начале 1890-х гг. голландским антропологом Э. Дюбуа, нашедшим на о. Ява останки примитивного гоминина.
   С этого момента первобытный человек получил «официальную прописку» на планете Земля, и на повестку дня стал вопрос о географических центрах и ходе антропогенеза — не менее острый и дискуссионный, чем само происхождение человека от обезьяноподобных предков. А благодаря удивительным открытиям последних десятилетий, сделанных совместно археологами, антропологами и палеогенетиками, проблема формирования человека современного типа вновь, как и во времена Дарвина, получила огромный общественный резонанс, выйдя за рамки обычного научного обсуждения.

Африканская колыбель

   История поиска прародины современного человека, полная удивительных открытий и неожиданных поворотов сюжета, на начальных этапах являлась летописью антропологических находок. Внимание естествоиспытателей в первую очередь привлек Азиатский континент, в том числе Юго-Восточная Азия, где Дюбуа обнаружил костные останки первого гоминина, названного впоследствии Homo erectus (человек прямоходящий). Затем в 1920–1930-е гг. в Центральной Азии, в пещере Чжоукоудянь в Северном Китае были найдены многочисленные фрагменты скелетов 44 особей, обитавших там 460–230 тыс. лет назад. Этих людей, названных синантропами, одно время считали древнейшим звеном в родословной человека.
   Однако постепенно на роль «колыбели человечества» выдвинулась Африка. В 1925 г. в пустыне Калахари были найдены ископаемые останки гоминина, названного австралопитеком, а в последующие 80 лет на юге и востоке этого континента были обнаружены сотни подобных останков «возрастом» от 1,5 до 7 млн лет.

otkuda_prishel_homo_sapiens_07_600.jpg

Костных остатков древнего человека на сегодняшний день найдено относительно мало. Основной материал, имеющийся в распоряжении археологов, — это каменные орудия труда. По ним можно проследить, как совершенствовались приемы обработки камня, как происходило развитие интеллектуальных способностей человека

   В районе Восточно-Африканского рифта, тянущегося в меридиональном направлении от впадины Мертвого моря через Красное море и далее по территории Эфиопии, Кении и Танзании, были найдены и наиболее древние стоянки с каменными изделиями олдувайского типа (чопперами, чоппингами, грубо ретушированными отщепами и т. п.). В том числе в бассейне р. Када Гона из-под слоя туфа возрастом 2,6 млн лет было извлечено свыше 3 тыс. примитивных каменных орудий, созданных первым представителем рода Homo — человеком умелым Homo habilis.
   Человечество резко «постарело»: стало очевидно, что не позднее 6–7 млн лет назад общий эволюционный ствол разделился на две отдельные «ветви» — человекообразных обезьян и австралопитеков, последние из которых и положили начало новому, «разумному» пути развития. Там же, в Африке, были открыты и самые ранние ископаемые останки людей современного анатомического типа — человека разумного Homo sapiens, появившегося около 200–150 тыс. лет назад. Таким образом, к 1990-м гг. теория «африканского» происхождения человека, подкрепленная результатами генетических исследований разных человеческих популяций, становится общепризнанной.
   Однако между двумя крайними точками отсчета — самыми древними предками человека и современным человечеством — лежат не менее шести миллионов лет, во время которых человек не только приобрел свой современный облик, но и занял практически всю пригодную для обитания территорию планеты. И если Homo sapiens появился вначале лишь в африканской части света, то когда и каким образом он заселил другие континенты?

Три исхода

   Около 1,8–2,0 млн лет назад далекий предок современного человека — человек прямоходящий Homo erectus либо близкий ему Homo ergaster впервые вышел за пределы Африки и начал покорять Евразию. Так было положено начало первому Великому переселению — длительному и постепенному процессу, занявшему сотни тысячелетий, проследить который позволяют находки ископаемых останков и типичных орудий архаичной каменной индустрии.

otkuda_prishel_homo_sapiens_04_600.jpg

 Около двух миллионов лет назад человек прямоходящий (Homo erectus) вышел за пределы Африки и начал расселяться в Евразии. Это была первая волна древнейших миграций человека


   В первом миграционном потоке древнейших популяций гомининов можно наметить два основных направления — на север и на восток. Первое направление шло через Ближний Восток и Иранское нагорье на Кавказ (и, возможно, в Малую Азию) и далее в Европу. Свидетельство этому — древнейшие палеолитические местонахождения в Дманиси (Восточная Грузия) и Атапуэрке (Испания), датируемые возрастом 1,7–1,6 и 1,2–1,1 млн лет соответственно.

otkuda_prishel_homo_sapiens_02_600.jpg

 Многочисленные следы пребывания первобытного человека были обнаружены в Казахстане и Средней Азии. В частности, на восточном засушливом побережье Каспия были найдены десятки тысяч примитивных каменных орудий: только в горах Мугоджары (на фото) на 1 м2 поверхности можно было собрать десятки древних ручных рубил — бифасов.


   В восточном направлении ранние свидетельства присутствия человека — галечные орудия возраста 1,65–1,35 млн лет — были найдены в пещерах Южной Аравии. Далее на восток Азии древнейшие люди двигались двумя путями: северный шел в Центральную Азию, южный — в Восточную и Юго-Восточную Азию по территории современных Пакистана и Индии. Судя по датировке местонахождений кварцитовых орудий в Пакистане (1,9 млн лет) и Китае (1,8–1,5 млн лет), а также антропологических находок в Индонезии (1,8–1,6 млн лет), ранние гоминины заселили пространства Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии не позднее 1,5 млн лет назад. А на границе Центральной и Северной Азии, в Южной Сибири на территории Алтая была открыта раннепалеолитическая стоянка Карама, в отложениях которой было выделено четыре слоя с архаичной галечной индустрией возрастом 800–600 тыс. лет.

otkuda_prishel_homo_sapiens_05_600.jpg
На древней стоянке Карама в Горном Алтае в многослойных плейстоценовых отложениях найдены примитивные орудия из гальки. Фото А. Постного и С. Зелинского.


   На всех древнейших стоянках Евразии, оставленных мигрантами первой волны, были обнаружены галечные орудия, характерные для самой архаичной олдувайской каменной индустрии. Примерно в тоже время или несколько позже из Африки в Евразию пришли представители и других ранних гомининов — носителей микролитической каменной индустрии, характеризующейся преобладанием изделий небольших размеров, которые двигались практически теми же путями, что и их предшественники. Эти две древнейшие технологические традиции обработки камня сыграли ключевую роль в становлении орудийной деятельности первобытного человечества.

otkuda_prishel_homo_sapiens_03_600.jpg
Неиссякаемые выходы кремня на восточном побережье Каспия издавна привлекали первобытного человека как источник сырья для каменных орудий


   Вторая глобальная волна мигрантов из Африки распространилась на Ближний Восток около 1,5 млн лет назад. Кем были новые мигранты? Вероятно, Homo heidelbergensis (человеком гейдельбергским) — новым видом людей, сочетающим в себе как неандерталоидные, так и сапиентные черты. Отличить этих «новых африканцев» можно по каменным орудиям ашельской индустрии, выполненным с помощью более совершенных технологий обработки камня — так называемой леваллуазской техники расщепления и приемами двусторонней обработки камня. Двигаясь на восток, эта миграционная волна на многих территориях встретилась с потомками гомининов первой волны, что сопровождалось смешением двух индустриальных традиций — галечной и позднеашельской.

otkuda_prishel_homo_sapiens_06_600.jpg
Вторая волна древнейших мигрантов из Африки двигалась через западные районы Азии на восток. Предполагается, что они шли двумя путями: один из них пролегал южнее Гималаев и Тибетского нагорья через Индостан в Восточную и Юго-Восточную Азию, другой — через Переднеазиатские нагорья в Центральную и Северную Азию


   На рубеже 600 тыс. лет назад эти выходцы из Африки дошли до Европы, где впоследствии сформировались неандертальцы — вид, наиболее близкий к современному человеку. Около 450–350 тыс. лет назад носители ашельских традиций проникли на восток Евразии, достигнув Индии и Центральной Монголии, однако до восточных и юго-восточных регионов Азии так и не дошли.

otkuda_prishel_homo_sapiens_08_600.jpg

Слева: самые древние орудия — массивная галька со стесанным краем (олдувайская техника) со стоянки Карама (Алтай). В центре: образцы микролитической индустрии возрастом 600–800 тыс. лет с р. Дарвагчай (Дагестан). Справа: орудия продвинутой ашельской индустрии (техника двусторонней обработки камня) из пещеры Цаган-Агуй (Монголия)


   Третий исход из Африки связан уже с человеком современного анатомического вида, который появился там на эволюционной арене, как упоминалось выше, 200–150 тыс. лет назад. Предполагается, что примерно 80–60 тыс. лет назад Homo sapiens, традиционно считающийся носителем культурных традиций верхнего палеолита, начал заселять другие континенты: сначала восточную часть Евразии и Австралию, позднее — Центральную Азию и Европу.

otkuda_prishel_homo_sapiens_09_600.jpg

Слева: пещера Цаган-Агуй в Гобийском Алтае — один из немногих в Монголии хорошо датированных археологических памятников, содержащий культурные остатки всех этапов палеолита и более поздних эпох. Справа: уникальная Кремневая долина в пустынной Южной Гоби в течение 300 тыс. лет служила мастерской для древних «каменных дел» мастеров. Там, на месте выхода мощных кремневых брекчий, находится настоящее «складское поле» каменных изделий площадью более 20 км2, где находятся десятки, сотни миллионов орудий — до 600 штук на 1 м2!


   И вот здесь мы подошли к самой драматической и спорной части нашей истории. Как доказали генетические исследования, сегодняшнее человечество целиком состоит из представителей одного вида Homo sapiens, если не принимать во внимание существ типа мифического йети. Но что же случилось с древними человеческими популяциями — потомками первой и второй миграционных волн с африканского континента, обитавших на территориях Евразии десятки, а то и сотни тысяч лет? Оставили ли они свой след в эволюционной истории нашего вида, и если да, то насколько велик был их вклад в современное человечество?
   По ответу на этот вопрос исследователей можно разделить на две различные группы — моноцентристы и полицентристы.

Две модели антропогенеза

   В конце прошлого столетия в антропогенезе окончательно возобладала моноцентристская точка зрения на процесс появления Homo sapiens — гипотеза «африканского исхода», согласно которой единственной прародиной человека разумного является «черный континент», откуда он и расселился по всему свету. Основываясь на результатах изучения генетической изменчивости у современных людей, ее сторонники предполагают, что 80–60 тыс. лет назад в Африке произошел демографический взрыв, и в результате резкого роста населения и нехватки пищевых ресурсов в Евразию «выплеснулась» очередная миграционная волна. Не выдержав конкуренции с более эволюционно совершенным видом, другие современные ему гоминины, такие как неандертальцы, около 30–25 тыс. лет назад сошли с эволюционной дистанции.
  Взгляды самих моноцентристов на ход этого процесса различаются. Одни считают, что новые человеческие популяции истребляли или вытесняли аборигенные в менее удобные районы, где у них увеличивалась смертность, особенно детская, и снижалась рождаемость. Другие не исключают возможности в отдельных случаях длительного сосуществования неандертальцев с людьми современного вида (например, на юге Пиренеев), следствием чего могла быть диффузия культур, а иногда и гибридизация. Наконец, согласно третьей точке зрения, происходил процесс аккультурации и ассимиляции, в результате чего аборигенное население просто растворилось в пришлом.
  Полностью принять все эти выводы, не располагая убедительными археологическими и антропологическими доказательствами, трудно. Даже если согласиться со спорным предположением о быстром росте населения, все равно остается непонятным, почему этот миграционный поток сначала пошел не на соседние территории, а далеко на восток, вплоть до Австралии. Кстати сказать, хотя на этом пути человек разумный должен был преодолеть расстояние свыше 10 тыс. км, никаких археологических свидетельств этому до сих пор не было найдено. Более того, судя по археологическим данным, в период 80–30 тыс. лет назад никаких изменений в облике местных каменных индустрий Южной, Юго-Восточной и Восточной Азии не произошло, что неминуемо должно было произойти в случае замещения аборигенного населения пришельцами.
  Такое отсутствие «дорожных» доказательств привело к версии, что Homo sapiens двигался из Африки на восток Азии вдоль морского побережья, оказавшегося к нашему времени под водой вместе со всеми палеолитическими следами. Но при таком развитии событий африканская каменная индустрия должна была появиться в почти неизменном виде на островах Юго-Восточной Азии, однако археологические материалы возрастом 60–30 тыс. лет этого не подтверждают.
  Моноцентрическая гипотеза до сих пор не дала удовлетворительных ответов и на многие другие вопросы. В частности, почему человек современного физического типа возник, как минимум, 150 тыс. лет назад, а культура верхнего палеолита, которую традиционно связывают только с Homo sapiens, на 100 тыс. лет позже? Почему эта культура, появившаяся почти одновременно в весьма удаленных друг от друга регионах Евразии, не столь гомогенна, как это следовало ожидать в случае единственного носителя?
  Объяснить «темные пятна» в истории человека берется другая, полицентрическая концепция. Согласно этой гипотезе межрегиональной эволюции человека, формирование Homo sapiens могло с равным успехом идти как в Африке, так и на обширных территориях Евразии, заселенных в свое время Homo erectus. Именно непрерывным развитием древнего населения в каждом регионе объясняется, по мнению полицентристов, то обстоятельство, что культуры раннего этапа верхнего палеолита в Африке, Европе, Восточной Азии и Австралии так существенно отличаются друг от друга. И хотя с точки зрения современной биологии становление на столь разных, географически удаленных территориях одного и того же вида (в строгом смысле этого слова) является маловероятным событием, там мог идти независимый, параллельный процесс эволюции первобытного человека в сторону человека разумного с его развитой материальной и духовной культурой.
  Ниже мы приводим ряд археологических, антропологических и генетических свидетельств в пользу этого тезиса, связанных с эволюцией первобытного населения Евразии.

Человек восточный

   Судя по многочисленным археологическим находкам, в Восточной и Юго-Восточной Азии развитие каменной индустрии примерно 1,5 млн лет назад пошло в принципиально другом направлении, чем в остальной части Евразии и в Африке. Удивительно, но на протяжении более миллиона лет технология изготовления орудий в китайско-малайской зоне не претерпела существенных изменений. Более того, как уже упоминалось выше, в этой каменной индустрии за период 80–30 тыс. лет назад, когда здесь должны были появиться люди современного анатомического типа, не выявляется никаких радикальных инноваций — ни новых технологий обработки камня, ни новых типов орудий.
   Что касается антропологических свидетельств, то наибольшее количество известных скелетных остатков Homo erectus было найдено в Китае и Индонезии. Несмотря на некоторые различия, они составляют достаточно однородную группу. Особо обращает на себя внимание объем головного мозга (1152–1123 см3) Homo erectus, найденного в китайском уезде Юньсянь. Значительную продвинутость морфологии и культуры этих древних людей, живших около 1 млн лет назад, демонстрируют обнаруженные рядом с ними орудия из камня.
   Следующее звено в эволюции азиатского Homo erectus нашлось в Северном Китае, в пещерах Чжоукоудянь. Этот гоминин, сходный с яванским питекантропом, был включен в род Homo как подвид Homo erectus pekinensis. По мнению некоторых антропологов, все эти ископаемые останки ранних и более поздних форм первобытных людей выстраиваются в достаточно непрерывный эволюционный ряд, чуть ли не до Homo sapiens.
   Таким образом, можно считать доказанным, что в Восточной и Юго-Восточной Азии на протяжении более миллиона лет шло независимое эволюционное развитие азиатской формы Homo erectus. Что, кстати, не исключает возможности миграции сюда небольших по численности популяций из сопредельных регионов и, соответственно, возможность генного обмена. В то же время благодаря процессу дивергенции у самих этих первобытных людей могли появляться выраженные различия в морфологии. Примером могут служить палеоантропологические находки с о. Ява, которые отличаются от аналогичных китайских находок того же времени: сохраняя базовые черты Homo erectus, по ряду характеристик они близки к Homo sapiens.
  В результате в начале верхнего плейстоцена в Восточной и Юго-Восточной Азии на основе местной формы эректусов сформировался гоминин, анатомически близкий к человеку современного физического типа. Подтверждением этого можно считать новые датировки, полученные для китайских палеоантропологических находок с чертами «сапиенса», согласно которым уже 100 тыс. лет назад в этом регионе могли обитать люди современного облика.

Возвращение неандертальца

 Первый представитель архаичных людей, ставший известным науке, — это неандерталец Homo neanderthalensis. Обитали неандертальцы преимущественно в Европе, но следы их присутствия обнаружены также на Ближнем Востоке, в Передней и Средней Азии, на юге Сибири. Эти низкорослые коренастые люди, обладавшие большой физической силой и хорошо адаптированные к суровым климатическим условиям северных широт, по объему головного мозга (1400 см3) не уступали людям современного физического типа.
  За полтора столетия, прошедших с момента открытия первых останков неандертальцев, были изучены сотни их стоянок, поселений и захоронений. Оказалось, что эти архаичные люди не только создавали весьма совершенные орудия труда, но и демонстрировали элементы поведения, характерные для Homo sapiens. Так, известный археолог А. П. Окладников в 1949 г. обнаружил в пещере Тешик-Таш (Узбекистан) захоронение неандертальца с возможными следами погребального обряда.

otkuda_prishel_homo_sapiens_14_600.jpg
Череп неандертальца, Тешик-Таш. 1938 г. Архив ИИМК РАН, СПб.

   До начала XXI в. многие антропологи относили неандертальцев к предковой форме современного человека, однако после анализа митохондриальной ДНК из их останков они стали рассматриваться как тупиковая ветвь. Считалось, что неандертальцы были вытеснены и замещены человеком современного вида — выходцем из Африки. Однако дальнейшие антропологические и генетические исследования показали, что взаимоотношения неандертальца и человека разумного были далеко не так просты. Согласно последним данным, до 4% генома современных людей (не африканцев) было заимствовано от Homo neanderthalensis. Сейчас нет сомнений, что в пограничных районах обитания этих человеческих популяций происходила не только диффузия культур, но и гибридизации и ассимиляции. Сегодня неандертальца относят уже к сестринской группе современных людей, восстановив его статус «предка человека».

otkuda_prishel_homo_sapiens_13_600.jpg

  В пещере Оби-Рахмат (Узбекистан) были обнаружены каменные орудия, относящиеся к переломной эпохе — периоду перехода культуры среднего палеолита к верхнему палеолиту. Более того, обнаруженные здесь ископаемые человеческие останки дают уникальную возможность восстановить внешний облик человека, совершившего технологическую и культурную революцию

otkuda_prishel_homo_sapiens_12_600.jpg

Результаты изучения фрагментов черепа и зубов из пещеры Оби-Рахмет оказались сенсационны: у оби-рахматского человека были обнаружены смешанные черты неандертальцев и людей современного физического типа, а многие его морфологические признаки вообще не имеют палеоантропологических аналогов


otkuda_prishel_homo_sapiens_11_600.jpg
Реконструированная часть черепа

 

otkuda_prishel_homo_sapiens_10_600.jpg
Слева: фрагмент височной кости. Справа: томографическая реконструкция внутреннего лабиринта ушной кости

   В остальной части Евразии становление верхнего палеолита шло по другому сценарию. Проследим этот процесс на примере алтайского региона, с которым связаны сенсационные результаты, полученные с помощью палеогенетического анализа антропологических находок из пещер Денисова и Окладникова.

Нашего полку прибыло!

  Как упоминалось выше, первоначальное заселение человеком территории Алтая произошло не позднее 800 тыс. лет назад в ходе первой миграционной волны из Африки. Самый верхний культуросодержащий горизонт отложений древнейшей в азиатской части России палеолитической стоянки Карама в долине р. Ануй сформировался около 600 тыс. лет назад, а затем в развитии палеолитической культуры на этой территории наступил длительный перерыв. Однако около 280 тыс. лет назад на Алтае появились носители более прогрессивных техник обработки камня, и с этого времени, как показывают полевые исследования, здесь шло непрерывное развитие культуры палеолитического человека.

otkuda_prishel_homo_sapiens_22_600.jpg
   За последнюю четверть века в этом регионе было исследовано около 20 стоянок в пещерах и на склонах горных долин, изучено свыше 70 культуросодержащих горизонтов раннего, среднего и верхнего палеолита. Например, только в Денисовой пещере выделено 13 палеолитических слоев. Наиболее древние находки, относящиеся к раннему этапу среднего палеолита, обнаружены в слое возрастом 282–170 тыс. лет, к среднему палеолиту — 155–50 тыс. лет, к верхнему — 50–20 тыс. лет. Такая длинная и «непрерывная» летопись позволяет проследить динамику изменений каменного инвентаря на протяжении многих десятков тысяч лет. И оказалось, что процесс этот шел довольно плавно, путем постепенной эволюции, без внешних «возмущений» — инноваций.

otkuda_prishel_homo_sapiens_18_600.jpg
Денисова пещера — надежное хранилище древней истории Алтая. Фото М. Шунькова


   Археологические данные свидетельствуют, что уже 50–45 тыс. лет назад на Алтае началось время верхнего палеолита, а истоки верхнепалеолитических культурных традиций хорошо прослеживаются на финальном этапе среднего палеолита. Свидетельством этому служат миниатюрные костяные иглы с просверленным ушком, подвески, бусины и другие неутилитарные предметы из кости, поделочного камня и раковин моллюсков, а также по-настоящему уникальные находки — фрагменты браслета и кольцо из камня со следами шлифовки, полировки и сверления.

otkuda_prishel_homo_sapiens_16_600.jpg
Слева: редчайшая находка в Денисовой пещере — зуб одного из первых азиатских Homo sapiens. В центре и справа: эти уникальные изделия культуры ранней стадии верхнего палеолита (ожерелье, иглы и браслет) свидетельствуют, что в алтайском регионе эпоха верхнего палеолита началась раньше, чем в Европе


   К сожалению, палеолитические местонахождения на Алтае относительно бедны антропологическими находками. Самые значительные из них — зубы и фрагменты скелетов из двух пещер, Окладникова и Денисовой, были изучены в Институте эволюционной антропологии им. Макса Планка (Лейпциг, Германия) интернациональным коллективом генетиков под руководством профессора С. Паабо.

otkuda_prishel_homo_sapiens_20_600.jpg

Слева: третий верхний моляр, «зуб мудрости» денисовского человека обнаруженный в 11-м литологическом слое отложений возраста 50–40 тыс. лет. Справа: в восточной галерее пещеры была обнаружена небольшая часть фаланги мизинца ребенка, предположительно девочки 5–8 лет

   Палеогенетические исследования подтвердили, что в пещере Окладникова были обнаружены останки неандертальцев. А вот результаты расшифровки митохондриальной, а затем и ядерной ДНК из костных образцов, найденных в Денисовой пещере в культурном слое начальной стадии верхнего палеолита, преподнесли исследователям сюрприз. Оказалось, что речь идет о новом, неизвестном науке ископаемом гоминине, который по месту своего обнаружения был назван человек алтайский Homo sapiens altaiensis, или денисовец.

Мальчик из каменного века

   И в тот раз, как обычно, позвали Окладникова.
— Кость.
  Он подошел, наклонился и начал осторожно кисточкой расчищать ее. И рука его дрогнула. Кость была не одна, а много. Обломки черепа человека. Да, да! Человека! Находка, о какой он даже не смел мечтать.
  Но, может быть, человек захоронен недавно? Кости истлевают за годы и надеяться, что они могут пролежать в земле не истлевшими десятки тысячелетий... Так бывает, но необычайно редко. Таких находок наука за историю человечества знает единицы.
  А вдруг?
  Он тихо позвал:
— Верочка!
  Она подошла, наклонилась.
— Это же череп, — прошептала она. — Смотри, он раздавлен.
  Череп лежал вниз теменем. Его раздавила, видимо, свалившаяся глыба земли. Череп небольшой! Мальчика или девочки.
Лопаткой и кисточкой Окладников стал расширять раскоп. Лопатка ткнулась еще во что-то твердое. Кость. Еще одна. Еще... Скелет. Небольшой. Скелет ребенка. Видимо, какой-то зверь пробрался в пещеру и обглодал кости. Они были разбросаны, некоторые надгрызены, надкусаны.
  Но когда жил этот ребенок? В какие годы, века, тысячелетия? Если он был молодым хозяином пещеры, когда здесь жили люди, что обрабатывали камни... О! Об этом даже жутко подумать. Если так, то это неандерталец. Человек, живший десятки, может быть, сто тысяч лет назад. У него на лбу должны быть надбровные дуги, а подбородок скошен.
  Было проще всего перевернуть череп, взглянуть. Но это нарушило бы план раскопок. Надо завершить раскопки вокруг него, а его не трогать. Вокруг раскоп будет углубляться, а кости ребенка останутся как на пьедестале.
  Окладников посоветовался с Верой Дмитриевной. Она согласилась с ним...
...Кости ребенка не трогали. Их даже прикрыли. Копали вокруг них. Раскоп углублялся, а они лежали на земляном пьедестале. С каждым днем пьедестал становился выше. Казалось, он поднимается из глубин земли.
  Накануне того памятного дня Окладникову не спалось. Он лежал, заложив руки за голову, и глядел в черное южное небо. Далеко, далеко роились звезды. Их было так много, что, казалось, им тесно. И все же от этого далекого мира, наполненного трепетом, веяло покоем. Хотелось думать о жизни, о вечности, о далеком прошлом и далеком будущем.
  А о чем думал древний человек, когда глядел в небо? Оно было таким же, как сейчас. И, наверно, бывало так, что ему не спалось. Он лежал в пещере и глядел в небо. Умел ли он только вспоминать или уже и мечтал? Что это был за человек? Камни рассказывали о многом. Но и о многом умалчивали.
  Жизнь свои следы хоронит в глубине земли. Новые следы ложатся на них и тоже уходят вглубь. И так век за веком, тысячелетие за тысячелетием. Жизнь слоями откладывает в земле свое прошлое. По ним, словно листая страницы истории, археолог мог узнать деяния людей, которые здесь обитали. И узнать, почти безошибочно, определяя, в какие времена они здесь жили.
  Поднимая завесу над минувшим, землю снимали слоями, как их отложило время.
Отрывок из книги Е. И. Деревянко, А. Б. Закстельского «Тропой далеких тысячелетий»

otkuda_prishel_homo_sapiens_15_600.jpg
Фрагмент полевого дневника А. П. Окладникова. Узбекистан. 1938 г. СПб., филиал Архива РАН


   Геном денисовца отличается от эталонного генома современного африканца на 11,7% — у неандертальца из пещеры Виндия в Хорватии этот показатель составил 12,2%. Такая схожесть свидетельствует, что неандертальцы и денисовцы являются сестринскими группами с общим предком, который отделился от магистрального эволюционного ствола человека. Эти две группы разошлись около 640 тыс. лет назад, встав на путь самостоятельного развития. Об этом говорит и тот факт, что неандертальцы имеют общие генетические варианты с современными людьми Евразии, тогда как часть генетического материала денисовцев заимствовали меланезийцы и коренные жители Австралии, стоящие особняком от других неафриканских человеческих популяций.
   Судя по археологическим данным, в северо-западной части Алтая 50–40 тыс. лет назад обитали по соседству две разные группы первобытных людей — денисовцы и самая восточная популяция неандертальцев, которые пришли сюда примерно в это же время, скорее всего, с территории современного Узбекистана. А корни культуры, носителями которой были денисовцы, как уже упоминалось, прослеживаются в древнейших горизонтах Денисовой пещеры.    При этом, судя по множеству археологических находок, отражающих развитие верхнепалеолитической культуры, денисовцы не только не уступали, а в некотором отношении и превосходили человека современного физического облика, обитавшего в это же время на других территориях.

 otkuda_prishel_homo_sapiens_21_600.jpg
В археологии важно все до мельчайших подробностей. Заведующий лабораторией млекопитающих, профессор А. К. Агаджанян (Палеонтологический институт РАН, г. Москва) c ассистентом исследует пещерный грунт на берегу Ануя. Фото С. Зеленского


   Итак, в Евразии в период позднего плейстоцена помимо Homo sapiens существовали еще как минимум две формы гомининов: неандертальская — в западной части материка, и на востоке — денисовская. Учитывая дрейф генов от неандертальцев к евразийцам, а от денисовцев к меланезийцам, можно считать, что обе эти группы приняли участие в формировании человека современного анатомического типа.

otkuda_prishel_homo_sapiens_19_300.jpg
Новосибирские археологи в течение многих лет ведут раскопки плейстоценовых отложений в Денисовой пещере на Горном Алтае — древнейшей палеолитической стоянке в Сибири, где человек впервые появился около 300 тыс. лет назад


   Принимая во внимание все имеющиеся на сегодня археологические, антропологические и генетические материалы из древнейших местонахождений Африки и Евразии, можно предполагать, что на земном шаре существовало несколько зон, в которых шел самостоятельный процесс эволюции популяций Homo erectus и развития технологий обработки камня. Соответственно, в каждой из этих зон складывались свои культурные традиции, свои модели перехода от среднего к верхнему палеолиту.
   Таким образом, в основе всей эволюционной последовательности, венцом которой стал человек современного анатомического типа, лежит предковая форма Homo erectus sensu lato*. Вероятно, в позднем плейстоцене из нее в конечном итоге сформировался вид человека современного анатомического и генетического вида Homo sapiens, включавший четыре формы, которые можно именовать Homo sapiens africaniensis (Восточная и Южная Африка), Homo sapiens neanderthalensis (Европа), Homo sapiens orientalensis (Юго-Восточная и Восточная Азия) и Homo sapiens altaiensis (Северная и Центральная Азия).    Скорее всего, предложение объединить всех этих первобытных людей в единый вид Homo sapiens вызовет у многих исследователей сомнения и возражения, однако базируется оно на большом объеме аналитического материала, лишь малая часть которого приведена выше.
   Очевидно, не все эти подвиды внесли равноценный вклад в формирование человека современного анатомического типа: наибольшим генетическим разнообразием обладал Homo sapiens africaniensis, и именно он стал основой современного человека. Однако новейшие данные палеогенетических исследований относительно наличия генов неандертальцев и денисовцев в генофонде современного человечества показывают, что и другие группы древних людей не остались в стороне от этого процесса.
   На сегодняшний день археологи, антропологи, генетики и другие специалисты, занимающиеся проблемой происхождения человека, накопили огромное количество новых данных, на основе которых можно выдвигать разные гипотезы, порой диаметрально противоположные. Настало время обстоятельно обсудить их при одном непременном условии: проблема происхождения человека — мультидисциплинарная, и новые идеи должны базироваться на комплексном анализе результатов, полученных специалистами самых разных наук. Только этот путь когда-нибудь приведет нас к решению одного из самых спорных вопросов, веками волнующего умы людей, — о становлении разума. Ведь по мнению того же Гексли, «каждое из наших самых прочных убеждений может быть опрокинуто или, во всяком случае, изменено дальнейшими успехами знания».

* Homo erectus sensu lato — человек прямоходящий в широком смысле.

Литература

1. Деревянко А. П. Древнейшие миграции человека в Евразии в раннем палеолите. Новосибирск: ИАЭТ СО РАН, 2009.
2. Деревянко А. П. Переход от среднего к верхнему палеолиту и проблема формирования Homo sapiens sapiens в Восточной, Центральной и Северной Азии. Новосибирск: ИАЭТ СО РАН, 2009.
3. Деревянко А. П. Верхний палеолит в Африке и Евразии и формирование человека современного анатомического типа. Новосибирск: ИАЭТ СО РАН, 2011.
4. Деревянко А. П., Шуньков М. В. Раннепалеолитическая стоянка Карама на Алтае: первые результаты исследований // Археология, этнография и антропология Евразии. 2005. № 3. С. 52–69.
5. Деревянко А. П., Шуньков М. В. Новая модель формирования человека современного физического вида // Вестник РАН. 2012. Т. 82. № 3. С. 202–212.
6. Деревянко А. П., Шуньков М. В., Агаджанян А. К. и др. Природная среда и человек в палеолите Горного Алтая. Новосибирск: ИАЭТ СО РАН, 2003.
7. Деревянко А. П., Шуньков М. В., Волков П. В. Палеолитический браслет из Денисовой пещеры // Археология, этнография и антропология Евразии. 2008. № 2. С. 13–25.
8. Bolikhovskaya N. S., Derevianko A. P., Shunkov M. V. The fossil palynoflora, geological age, and dimatostratigraphy of the earliest deposits of the Karama site (Early Paleolithic, Altai Mountains) // Paleontological Journal. 2006. V. 40. Р. 558–566.
9. Krause J., Orlando L., Serre D. et al. Neanderthals in Central Asia and Siberia // Nature. 2007. V. 449. Р. 902–904.
10. Krause J., Fu Q., Good J. et al. The complete mitochondrial DNA genome of an unknown hominin from southern Siberia // Nature. 2010. V. 464. P. 894–897.

Источник: title.gif

Генетики раскрыли тайну гибели короля Бельгии

   Генетики из Левенского католического университета подтвердили, что кровь, найденная на месте гибели короля Бельгии Альберта I, действительно принадлежит монарху. Он погиб в 1934 году, сорвавшись со скалы, однако его смерть стала поводом для спекулятивных теорий из-за отсутствия свидетелей. Статья с результатами исследования опубликована в журнале Forensic Science International: Genetics.
   Место гибели Альберта I стало объектом паломничества многих людей, а камни и листья, испачканные кровью короля, были собраны в ночь с 17 по 18 февраля местными жителями. Ученые приобрели окровавленные листья дерева и сравнили выделенную из образцов ДНК с результатами анализа двух живых родственников монарха. Ими оказался Симеон II Саксен-Кобург-Готский, последний царь Болгарии, и немецкая баронесса Анна Мария Гакстгаузен. Результаты показали, что кровь действительно принадлежит Альберту I.
 
CoKPYkzWgAACyUQ.jpg
 
   Король Бельгии занимался альпинизмом. 17 февраля 1934 года он упал со скалы во время одного из восхождений близ Марш-Ле-Дам. Однако возникли другие версии гибели Альберта I, включая политическое убийство, а также то, что монарх никогда при жизни не бывал в том месте, а его труп был подкинут позже для инсценировки несчастного случая.
 
CnEcXd3W8AEtClO.jpg
   По словам ученых, их работа опровергает подобные предположения, однако полное расследование обстоятельств смерти невозможно из-за давности происшествия, а также из-за «охотников за сувенирами», которые невольно уничтожили все улики.
 
Источник: mail.ru

Форма черепа: самостоятельная работа

 
Peruvienne_1438741892.jpg.814x610_q85.jpg
Искусственно вытянутый череп. Культура прото-наска, Перу, 200-100 года до н.э. Искусственно вытянутый череп. Культура прото-наска, Перу, 200-100 года до н.э.
Wikimedia Commons
 
   Честно говоря, узнав об этой новости, я решил не писать о ней. Подумал, что случай, конечно, занятный, но вовсе не уникальный. Немного погодя, решение пришлось изменить. Начнем по порядку. 18 июня ученые, работавшие в археологическом заповеднике Аркаим, обнаружили погребение II-III века со скелетом, череп которого был необычно сильно вытянут. Заведующая музеем Мария Макурова пояснила прессе, что курган, вероятно, был сооружен представителями кочевого народа сарматов, у которых был обычай накладывать на голову ребенка повязку, которая за несколько лет ношения придавала голове такую форму.
   Прошло совсем немного времени, и на одном зарубежном сайте эту находку написали, что в России «обнаружили инопланетянина». Сначала это было просто шуткой и способом дать броский заголовок. Но новость перепечатывалась, далеко не всегда слово «инопланетянин» оказывалось в кавычках, и вскоре на некоторых интернет-ресурсах об этом стали говорить всерьез.
   Увы, это не первый случай. Когда в 2012 году в Мексике нашли захоронение людей с подобными черепами, журналисты тоже писали, что черепа «могут свидетельствовать о неземном происхождении их  обладателей». Тогда опять первоисточник новости был английским. Нет смысла разбираться, кто из авторов говорил об инопланетянах для красного словца, а кто серьезно. К сожалению, многие из сообщений написаны так, что неискушенный читатель примет слова об инопланетянах за чистую монету. Поэтому стоит рассказать о деформированных черепах подробнее.
   Вытянутый череп не уникален и уж, конечно, не имеет внеземного происхождения. Обычай после рождения ребенка стягивать его голову кольцеобразной повязкой был у целого ряда народов. В Евразии, помимо уже названных сарматов, так любили поступать например, гунны. Кости новорожденного весьма пластичны, к тому же соединения между костями его черепа некоторое время еще не зарастают (так называемые «роднички»), в результате со временем голова приобретала вытянутую цилиндрическую форму. Правда, повязку для этого нужно было носить не менее нескольких лет. Возможно, такая деформация черепа была признаком высокого социального статуса. Археологами было найдено немало таких черепов, как мужских, так и женских. Вот этот, например, также принадлежавший гуннской женщине, находится в Национальном музее в Будапеште.
 
skull.jpg
Череп гуннской женщины. Будапешт
 
   А вот попытка реконструкции внешнего облика. Работа сделана швейцарцем Марселем Ниффенеггером (Marcel Nyffenegger) по черепу второй половины IV века, найденному в Шлетце (Австрия). Была представлена на выставке «Атилла и гунны» в Историческом музее Пфальца в Шпайере в 2007 году. При желании можно посмотреть, как она бы выглядела с шестью различными вариантами прически.
 
ddd.jpg
Реконструкция облика гуннской женщины с искусственно деформированным черепом.
 
   Если сейчас находка деформированного черепа вызывает интерес, но не изумление, то в XIX веке она, поначалу, действительно становилась событием. Ученым было известно о подобных обычаях у индейцев Латинской Америки, но они никак не ожидали встретить такой череп у себя дома. Поэтому когда в 1820 году такой череп был найден в Австрии, возникло даже подозрение, что это случайно попавший в Европу перуанский череп. Но в 1848 году опять в Австрии был найден второй череп. Черепа такой формы стали называть аварскими, поскольку они были обнаружены рядом с поселениями, которые считали принадлежавшими аварам. В России, в районе Керчи, в начале XIX века тоже нашли деформированные черепа, которые некоторое время оставались неизвестными западным ученым. Во второй половине столетия подобных черепов было известно уже много, и их начали классифицировать и изучать.
   Находки деформированных черепов представлены широкой полосой от Китая через Среднюю Азию, Кавказ, Причерноморье, Балканы в Центральную и Западную Европу. Некоторыми народами этот обычай был особенно любим. Ученый подсчитали, что сарматских захоронениях I в. до н.э. – I в. н.э. искусственно деформированы 35,7 % черепов, а в захоронениях II – IV вв. н.э. же 88 % черепов (поэтому большей неожиданностью было бы, если бы найденный в этом году в Аркаиме череп не был бы деформирован). Массово в Западную Европу носители этих черепов проникают в IV веке, в эпоху Великого переселения народов. Это были гунны, аланы, а также некоторые германоязычные племена: алеманны, бургунды, тюринги, гепиды, херулы и другие.
 
burg.JPG
Череп женщины 30-40 лет, VI века нашей эры. предположительно, алеманнский. Музей Вюртембурга в Штутгарте.
 
   Пожалуй, самое древнее упоминание об обычае специально вытягивать голову младенцам можно найти в сочинении рубежа V – IV веков до нашей эры «О воздухе, воде и местностях», приписываемом Гиппократу. Там говорится о народах, живущих возле Меотийского озера (Азовского моря): «Прежде всего [скажу] о длинноголовых. Нет никакого другого народа, который имел бы подобную форму черепа. Первоначально важнейшею причиною удлиненной [формы] головы был обычай, а теперь и природа содействует обычаю, [происшедшему] от того, что они считают самыми благородными тех, у кого наиболее длинные головы. Обычай этот состоит в следующем: лишь только родится ребенок, пока еще [кости] его мягки, неотвердевшую его головку выправляют руками и принуждают расти в длину посредством бандажей и [других] подходящих приспособлений, вследствие которых сферическая форма головы портится, а длина ее увеличивается» (перевод В. В. Латышева).
   Упомянутый Гиппократом народ длинноголовых (макрокефалов) некоторые исследователи предлагают отождествить с макронами, о которых пишет Геродот. По его словам (II, 104), макроны живут недалеко от реки Феромонта (предположительно Дон). Живущих где-то в Причерноморье или к северу от Кавказа длинноголовых упоминают Скилак Карианский, Палефат Абидосский и другие авторы. Прямое отождествление макронов и длинноголовых встречается в схолиях к «Аргонавтике» Аполлония Родосского: «…они называются макронами вследствие того, что у них есть довольно много длинноголовых (макрокефалов), как у персов орлиноносых».
   Сведения о деформации головы встречаются у арабских авторов, описывающих население Хорезма. Якут аль-Хамави сообщает, что они «привязывали мешки с песком на головах детей с двух сторон, чтобы голова уширялась», а Аль-Бируни говорит: «... уплощают головы грудных детей по ширине, сжимая их в колыбели спереди и сзади».
   Обитатели других частей света не отставали от жителей Евразии в стремлении улучшить по своему вкусу форму головы детей. Первое упоминание о деформировании голов у индейцей Америки принадлежит уже Колумбу. Подробнее об этом повествуют Бартоломе де Лас Касас и Диего де Ланда. Последний рассказывает: «Индианки воспитывали своих детей очень сурово, ибо четырех или пяти дней от роду новорожденного клали растянутым в маленькую кровать, сделанную из прутьев и там, повернув ртом вверх, они клали голову между двумя дощечками, одна на затылке, другая на лбу, между которыми ее сжимали с такой силой, и держали его там в мучениях, пока по прошествии нескольких дней, голова его не становилась сплющенной и деформированной, как это было в обычае. Было столько неудобства и опасности для бедных детей, что некоторые рисковали погибнуть» («Сообщение о делах в Юкатане», глава XXX). Конечно, такая практика была известна не только индейцам Мексики, но также населению нынешних Перу, Боливии, Бразилии. Встречается она также в Северной Америке, Африке, Юго-Восточной Азии, островах Тихого океана и в Австралии.
 
Mayancranialmodification.jpg
Череп майя (Национальный музей истории и антропологии в Мехико)
 
Peru.jpg
Череп из Перу (Музей Наска)
 
Kane_Caw_Wacham.jpg
Картина Пола Кейна, демонстрирующая процесс деформации головы ребенка у индейцев чинук (территория современных штатов Орегон и Вашингтон)
 
COLLECTIE_TROPENMUSEUM_Mangbetu-vrouw_met_omgevormde_schedel_TMnr_60026497.jpg
Фотография из Бельгийского Конго (1929-1937). Представительница народа манбету.
 
   Древнейшие находки искусственно деформированных черепов, сделанные в Китае, относятся к эпохе верхнего палеолита. В Средиземноморье самая древняя традиция деформирования обнаружена на Кипре. Она существовала с неолита (9900-7000 гг. до н.э.) до железного века (1050-750 гг. до н.э.). К седьмому – четвертому тысячелетиями до нашей эры относятся имеют черепа, найденные на Ближней Востоке: в Иерихоне, Библе, Телль Мадхуре, Курбан Хуюке и других поселениях. Неолитические находки известны и в Иране.
 
skull_typology_1.jpg
Некоторые типы искусственной деформации черепа: лобно-затылочная, затылочная, кольцевая, комбинированная, теменная (илл. из Шведчикова Т. Ю. «Искусственная деформация головы как исторический источник…» 2010).
 
   Долгая дискуссия между учеными возникла вокруг семьи египетского фараона Эхнатона. На ряде дошедших до нас изображений внешность дочерей Эхнатона заставляет заподозрить, что их череп был подвергнут деформации, скорее всего, кольцевидной.
 
Akhenaten_Nefertiti_and_their_children.jpg
Эхнатон, Нефертити и их дочери
 
Spaziergang_im_Garten_Amarna_Berlin.jpg
Дочь Эхнатона Меритатон с мужем Сменхкарой
 
   Одни авторы были уверены в наличии у девочек искусственной модификации черепа, другие считали вытянутую форму голов условностью и следствием какой-то художественной традиции, третьи полагали, что никакой условности тут нет и что древние художники реалистично отобразили долихокефалию («длинноголовость»), которая в данном случае не искусственная, а врожденная. Сейчас многие авторы полагают, что у некоторых членов семьи Эхнатона был синдром Марфана – генетическое заболевание, которое проявляется в частности в высоком росте, увеличении длины кистей, стоп и мозгового отдела черепа.
   Не надо полагать, что идея изменить форму черепа ребенка характерна исключительно для древних народов или жителей далеких экзотических стран. Перед вами цитата из романа Эмиля Золя «Западня», где описывается, как родилась Нана: «Г-жа Лера, осмотрев девочку со всех  сторон, объявила, что она прекрасно сложена, и добавила своим двусмысленным тоном, что из нее выйдет презамечательная женщина; но так как ей казалось, что головка у малютки чересчур вытянута, она, не обращая внимания на крики ребенка, стала легонько приминать ее пальцами, чтобы округлить». Родители отняли дочь у госпожи Лера, но другие французы еще в конце XIX века полагали, что внешний вид младенца и в особенности форма его головы нуждаются в коррекции. В очерке Маргариты Любарт, посвященном обычаям народов Франции, связанным с рождением ребенка, об этом рассказывается подробно:
   «Во Франции доминировали две модели черепа - длинный и круглый. "Длинный" тип имел четыре разновидности: тулузская, сан-годенская, пуатвинская и нормандская. Ремоделяций черепа достигали с помощью перетягивания головки новорожденного лентами из холста, шнурами, кожаными ремнями, носовыми и шейными платками. Такую повязку ребенок носил долгие годы, а женщины иногда и всю жизнь. Практика вытягивания черепа, особенно на юге, была основана на представлении об интеллектуальном, моральном и эстетическом превосходстве долихоцефалов. Позднее стали считать, что массирование головки новорожденного с целью придания ей удлиненной формы предохранит его от менингита.
   В Бретани выражение "faire la tête" (сделать головку) означало придание ей округлости, что достигалось специальным массажем повитухи. Особенно важной была эта процедура для девочек: считалось, что на круглой голове красиво смотрится прическа. В Гаскони круглоголовость достигалась специальными способами укладывания ребенка в колыбели, которая имела плоское изголовье. В нем имелась полость, в которую помещалась головка. Люлька имела кожаные петли, в которых закреплялся платок, фиксировавший положение головы.
   Деформация черепа (особенно по "длинному" типу) влекла за собой изменение формы ушей: они становились сплющенными и прижатыми к голове. Изменение формы черепа влияло также и на кости носа: уплощение лба под стягивающей лентой приводило к выступлению и искривлению костей носа. Нос "формировали" и нажиманием пальцев на еще хрупкие хрящи новорожденного, а кроме того, прищипывали и кончик, чтобы нос был остроконечным».
   В Музее человека в Париже хранится череп Софи Жермен (1776 – 1831), выдающегося математика, который демонстрирует упомянутую Маргаритой Легар тулузскую разновидность модификации. Другой череп, которому придали такую форму, хранится в Музее Тулузы.
 
Crane_1905_MHNT.jpg
Череп из Музея Тулузы
 
toulousaine_-_Fonds_Trutat.jpg
Мужчина с тулузской формой головы. Фотограф Эжен Трута (1840 - 1810)
 
   Славяне  также полагали, что родившемуся ребенку надо придать соответствующую форму, путем разглаживания, сжимания или вытягивания. Обычно этим занималась повитуха.
   У ряда народов отмечена деформация черепа, связанная с жесткой формы колыбели. В этом случае затылок ребенка становится более плоским от постоянного соприкосновения с дном колыбели. Еще знаменитый анатом Везалий полагал, плоские затылки немцев и «короткая форма головы» у немцев возникают, так как детей в Германии кладут на спину. В России в 1880-х году исследование влияния колыбели на деформацию черепа провел на материале археологических находок и описаний народов, населяющих Россию, доктор медицинских наук Е. А. Покровский. Помимо колыбели свою роль играли и головные повязки, особенно распространенные в Закавказье и Средней Азии.
   Любопытный метод модификации внешности при помощи повязки описывает у гуннов Сидоний Аполлинарий (V век): «Круглая повязка придавливала еще нежные ноздри, чтобы нос не выдавался вперед и не мешал шлему. Материнская любовь обезображивает рожденных для битв, поскольку при отсутствии носа поверхность щек делается еще шире».
   Предметом долгой дискуссии среди ученых была возможность влияния искусственной деформации черепа на состояние здоровья, психику и интеллект человека. До сих пор строгих научных доказательств этого влияния нет. В XIX веке многие авторы предполагали, что деформация черепа в древности служила для выращивания людей с особыми качествами, например, более смелых и беспощадных воинов. Или же напротив станут причиной эпилепсии и галлюцинаций, что позволит обладателю такого черепа стать шаманом. Также высказывались мнения, что у обладателей деформированных черепов должны чаще встречаться головные боли и даже психические расстройства.
   Однако обследования детей у народов Южной Америки, которые практикуют искусственную деформацию в наши дни, не подтверждают этих гипотез. У них не обнаруживается повышения частоты каких-либо неврологических или психических патологий. Возможно, деформация черепа не оказывает сильного воздействия на развитие и работу мозга, так как изменяется лишь его форма, в то время как никакие участки мозга не разрушаются. Более вероятно предположение, что искусственная деформация повышает внутричерепное давление, так как на модифицированных черепах обнаруживается более четкий отпечаток кровеносных сосудов на внутренней поверхности костей (эндокране).
   Какую функцию мог выполнять этот обычай? В первую очередь он был одним из «обрядов перехода», в данном случае превращения новорожденного в полноценного человека. Родившийся ребенок воспринимался лишь как «заготовка», которую нужно было еще превратить в человека. В частности – правильно сформировав голову. Конкретная форма определялась местными представлениями о красоте. Где-то красивой считалась удлиненная голова, где-то круглая, где-то – скошенный назад лоб, где-то – прямой. Также форма головы могла играть роль признака, отделяющего группу людей от прочих. Выделяемая группа могла быть как этнической, так и социальной.    Знаменитый Рудольф Вирхов в 1892 году писал, что модификация черепа вызвана «стремлением... рассматривать деформированный череп как в высшей степени характерный для племени признак».
   Такую роль выполняет не только деформация головы, но и другие так называемые прижизненные телесные модификации: татуировка, шрамирование, прокалывание кожи, удаление или подпиливание зубов и так далее. Арнольд ван Геннеп, который ввел в оборот термин «обряды перехода», писал в связи с этим: «…тело рассматривалось как простой кусок дерева, который каждый обтесывал и прилаживал по своему усмотрению: отрезали то, что выступало, продырявливали перегородки, обрабатывали плоские поверхности, иногда с настоящим разгулом фантазии...».
   Следует помнить и о том, что если деформация черепа кажется нам пугающей экзотикой, то другие виды телесных модификаций современный человек воспринимает спокойно (пирсинг, татуировка). Французский антрополог Поль Брока по этому поводу замечал: «Склонность к деформации или изменению естественной формы некоторых частей тела является общей для человеческой природы в любом, знакомом нам, ее выражении, самой примитивной и варварской и наиболее цивилизованной и рафинированной»
Источник:  politru_logo_2012.jpg
Автор: Максим Руссо

Шёлковый путь обвинили в распространении инфекционных заболеваний из-за древней туалетной "бумаги"

   История Великого Шёлкового пути, караванной дороги, связывающей Восток и Запад, известна каждому человеку ещё со школьных времён. Древние торговцы везли с собой не только шелка, пряности и другие товары, но и различные идеи о религии и технологиях, иными словами, Шёлковый путь был чем-то большим, чем просто торговая дорога.
 xw_1283505.jpg
 
   Но люди, следовавшие вдоль этого пути, привозили с собой не только хорошее и нужное в чуждые им места, но и инфекционные заболевания. Новые доказательства этого предположения были на днях представлены учёными из Великобритании и Китая.
   Международная группа исследователей изучила то, что они называют "персональной гигиенической палочкой" — 2000-летний инвентарь, который служил путешественникам в качестве туалетной бумаги. Археологические раскопки в 1992 году помогли обнаружить отхожее место (или, попросту говоря, туалет), возраст которого составляет примерно 2000 лет. Древний туалет расположен на северо-западе Китая, в провинции Ганьсу. Там же были обнаружены палочки, сделанные из дерева или бамбука с тканью, обернутой вокруг одного конца. Такие предметы служили путешественникам в качестве туалетной бумаги.
   Мы обнаружили, что семь из таких палочек до сих пор сохранили остатки экскрементов, говорят Хуэй-Юань Ех (Hui-Yuan Yeh) и Пирс Митчелл (Piers Mitchell), оба с кафедры археологии и антропологии Кембриджского университета.
Учёные изучили древние фекалии под микроскопом и обнаружили яйца четырёх различных видов паразитических червей: круглых червей Ascaris lumbricoides, влалоглавов (Trichuris trichiura), вида ленточных червей (Taenia sp.) и китайской двуустки (Clonorchis sinensis).
Китайская двуустка стало особенно примечательной находкой для исследователей, поскольку такой паразит нуждается в мокрой, болотистой местности для того, чтобы завершить свой жизненный цикл, но отхожее место было расположено в сухой области, которая не является родной для китайской двуустки. И ближайший район, пригодный для такого паразита, находится в 1500 километрах от туалета древности.
 o_1283507.jpg
 
   "Наше исследование впервые даёт археологические доказательства того, что, что путешественники везли с собой инфекционные заболевания через огромные расстояния", — говорит соавтор исследования Ех. Ранее историки и генетики могли лишь предполагать, что такое имело место.
Подобные паразиты, которые попались исследователям, живут в печени человека, преимущественно в желчном протоке, и могут производить до 4000 яиц в сутки на протяжении минимум шести месяцев.
   Если заражённый человек опорожнился близ источника пресной воды, то такие яйца могут проникнуть в улиток, которые станут "промежуточным" хозяином или переносчиком паразитов, говорят специалисты. Затем их могут съесть рыбы, а их, в свою очередь, люди.
По словам Митчелл, заражение происходит тогда, когда люди едят сырую рыбу, заражённую этими паразитами. Печёночная двуустка наносит большой вред всем инфицированным путешественникам: она вызывает боль в животе, понос, желтуху и порой рак печени.
 o_1283506.jpg
 
   Древний путь простирался более чем на 6437 километров и связывал между собой огромные территории. Шёлковый путь получил известность во времена династии Хань. В то время купцы, паломники, монахи и воины только начали путешествовать между Востоком и Западом для экономического и культурного обмена.
   Ранее исследователи предположили, что древние путешественники непреднамеренно распространяли вдоль всего торгового пути такие болезни, как бубонная чума или проказа. Прямых подтверждений этому пока не найдено, чего нельзя сказать об инфекционных заболеваниях.
   "Мы смогли впервые доказать, что Великий Шёлковый путь был ответственен за распространение инфекционных заболеваний", — заключает Митчелл.
   Исследование было опубликовано в научном издании Journal of Archaeological Science: Reports.
Источник: Вести.ru

На Аркаиме найдена соплеменница «инопланетянки»

   Южноуральские археологи продолжают раскопки крупнейшего кургана могильника.
   Ученые обнаружили новую археологическую находку во время раскопок на территории заповедника «Аркаим» в Челябинской области. Это захоронение кочевницы из племени сарматов, к которым относилась и «инопланетянка», чьи останки были найдены в прошлом году, а чуть по ним восстановили облик кочевницы.
 
fd4563787_2103160.jpg
   
   Как рассказала пресс-секретарь регионального министерства культуры Виктория Олиферчук, находка обнаружена экспедиционным отрядом Юрия Макурова на могильнике Мандесарка-6. Обнаруженные останки предположительно принадлежат женщине из племени сарматов. Череп у нее также имеет продолговатую форму, правда, деформация не столь очевидна, как у ранее найденной соплеменницы. В могильной яме также были обнаружены железный нож, керамическое пряслице – приспособление для прядения, бусины и керамические черепки. Интересно, что черные бусинки обрамляли руки усопшей. Возможно, ими были украшены рукава погребального наряда либо это были браслеты. Останки располагались на настиле. Холм над погребением не превышал 30 см. Сама же яма достигала полутора метров. В насыпи также обнаружены фрагменты кувшина, его форму ученым пока не удалось восстановить.
   По словам руководителя экспедиции Юрия Макурова, примечательно, что могильная яма по периметру обложена обожженным деревом. «Возможно, огонь символизировал ритуальное очищение пространства при похоронной процессии», - предполагает ученый. Он также отметил, что следы огня встречаются практически на всех курганах ираноязычных кочевников.
   После антропологической экспертизы можно будет более точно назвать возраст находки, а также подтвердить пол погребенной. Ученые предполагают, что найденная кочевница жила и умерла во 2-3 вв. н.э., то есть возраст находки - 1700-1800 лет. Ближайший месяц археологи посвятят раскопкам самого крупного кургана могильника, который обещает интересные находки. Уже сейчас там прослеживается глиняная конструкция и следы костров. Напомним, что годом ранее южноуральские ученые в окрестностях Аркаима обнаружили останки женщины с деформированным черепом, из-за чего охотники до сенсаций предположили, что усопшая была инопланетянкой. Но археологи остудили пыл экзальтированной публики: речь идет о распространенном обряде для многих древних народов - искусственной деформации черепа. И все же найденное захоронение было необычным: женщина была погребена без инвентаря, что позволило предположить, что она считалась в своем племени ведьмой.
   После экспертизы костных останков научный сотрудник Института антропологии и этнографии им. Миклухо-Маклая (Москва) Егор Китов предположил, что традиция искусственной деформации черепа пошла именно с этой территории. А известный антрополог из Уфы Алексей Нечвалода выполнил скульптурную реконструкцию лица кочевницы.
 
 Источник: logo-mk-index.png

На Маклаевские чтения в Окуловку приехал Миклухо-Маклай

   В Окуловке прошли 30-е Маклаевские чтения. Их участники в этом году празднуют два юбилея – 17 июля исполнилось 170 лет со дня рождения исследователя, а 20 лет назад в Окуловке установили памятник Миклухо-Маклаю. К чтениям у скульптуры уложили новую плитку, заменили скамеечки и бордюрные камни, установили прожекторы, высадили новые цветы. На праздник приехали научные сотрудники и доктора наук из многих институтов.
   Почётными гостями чтений стали потомки Миклухо-Маклая. На этот раз Ольга Андреевна Миклухо-Маклай приехала в Окуловку на праздник вместе со своим племянником Николаем Николаевичем Миклухо-Маклаем – полным тезкой своего далёкого предка:
– Я впервые на Маклаевских чтениях, хотя в Окуловке бывал до этого не раз, – признался Николай Николаевич.
 

mikmak2.jpg

 Пожалуй, самой интересной частью научной конференции явился доклад Елизаветы Веселовской, старшего научного сотрудника лаборатории антропологической реконструкции Института этнологии и антропологии РАН, на тему: «Научная реконструкция внешнего облика знаменитого этнографа и антрополога Н.Н. Миклухо-Маклая». Со сцены Дома молодёжи присутствующим рассказали о сложной процедуре восстановления внешности путешественника.
– Зачем мы это делаем? – говорила Елизавета Веселовская. – Ведь, кажется, есть множество фотографий учёного, зарисовок, портретов и так далее. Но нужно понимать, что рукотворные работы не могут детально и качественно передать реальный облик человека. Что касается фотографий, то и здесь есть свои нюансы. Первое: фото тех времён очень часто просто некачественны. Второе, что тоже нужно учитывать – Маклай на всех изображениях предстаёт перед нами с густой растительностью на лице: борода, усы, длинные вьющиеся волосы. Всё это не позволяет полностью восстановить внешность учёного.
   Сотрудники Института антропологии провели исследование черепа Миклухо-Маклая, сняли с него все необходимые замеры, сделали копию.
– Благодаря проведённой процедуре мы узнали некоторые детали описательной части внешности Николая Николаевича: очень крупная мозговая часть черепа, можно сказать, что нос выступал значительно и, в общем, черты лица были достаточно крупными. Также у великого путешественника был крупный и, как говорится, волевой подбородок.
   Кстати, ещё на открытии чтений Веселовской бросилось в глаза поразительное сходство внешности одного из присутствующих с реконструированным портретом путешественника. Каково же было изумление реконструктора, когда она узнала, что человеком, поразительно похожим на Миклухо-Маклая, оказался его далёкий потомок. «Только нос у меня не такой выдающийся», – отшучивался потом Николай Николаевич. Как оказалось, кроме внешнего сходства современный Миклухо-Маклай имеет и тягу к дальним путешествиям:
– Весь мир я не объездил и по маклаевским местам не прошёл. Но до 25 лет я постоянно путешествовал: и море, и дальние странствия меня влекут просто безумно. Видимо, правда, играет в жилах кровь моего великого предка.

Источник: Ваши новости

Что ели древние хетты четыре тысячи лет назад

   Люди, то есть представители вида Homo sapiens, жившие 100 лет назад, и 1000 лет назад, и 4000 лет назад, - более-менее одинаковы с физиологической точки зрения. Они примерно так же ходили, пользовались речью - и уж тем более примерно так же ели. С другой стороны, наши способности по части обеспечения себя разнообразной пищей изрядно развились за последние тысячелетия. Но теоретически мы и сейчас могли бы есть то, что ели четыре тысячелетия назад. Группа археологов, раскапывающая древнее поселение в турецком Аладжа-хуюке, взялась за реконструкцию блюд по древнехеттским рецептам, так что возможность попробовать такую еду существует прямо сейчас.

   big-preview-1441741523820.jpg

   Как мы уже рассказывали, в Центральное Анатолии чуть меньше чем четыре тысячи лет назад существовало Хеттское царство - оно ведет свое начало примерно с XVIII века до н. э. (см., например, "Страна тысячи богов принимает гостей"). Хетты были индоевропейским народом анатолийской группы, обитавшим на территории нынешней Центральной Анатолии. Однако они не были автохтонным населением на этой земле - во всяком случае, если мы не будем принимать во внимание альтернативную версию анатолийского расположения прародины индоевропейцев, которую не поддерживает большинство специалистов в области индоевропеистики. Откуда бы хетты ни пришли примерно в начале III тысячелетия до н.э., они вытеснили или поглотили хаттские племена, обосновавшись на месте их поселений и многое от хаттов переняв. К примеру, многое в хеттской мифологии восходит к хаттам, многие культурные практики, керамика и тому подобные вещи тоже имеют хаттские корни.

   Хатты, в свою очередь, не были индоевропейцами. Язык их, скорее всего, имеет отношение к северокавказской группе языков. К сожалению, мы о них знаем в основном через посредство хеттских текстов - через тексты-билингвы и вкрапления лексики в документы на хеттском языке. Но именно Аладжа-хуюк - то самое место, где, возможно, археологам удалось найти материальные следы хаттов, их погребения, камни от их домов и изображения на этих камнях. В частности, изображение двуглавого орла на воротах Аладжа-хуюк - которое стало символом царской власти в Хеттской империи, - тоже возводят к хаттскому периоду. Так что именно на этом месте находят древнейшие хеттские артефакты, восходящие к периоду непосредственного контакта с хаттами. В частности, здесь раскопаны следы работ в медной шахте, датируемые возрастом 3700 лет, и очень любопытные бронзовые украшения.
   Поэтому, пожалуй, именно здесь и следовало заниматься реконструкцией таких материальных вещей, как хеттская и хаттская еда по 4000-летним рецептам. Профессор археологии университета Анкары, руководитель раскопок в Аладжа-хуюке Айкут Чинароглы (Aykut ??naro?lu) рассказал Anadolu Agency, что им удалось восстановить целое меню хеттской кухни, ориентируясь на последние археологические и филологические данные. Сделал это повар Эмюр Аккор (?m?r Akkor), один из членов группы, работающей на этом поселении. "Мы провели исследование кухонной культуры, хлеба и прочей анатолийско-хеттской пищи четырехтысячелетней давности", - рассказывает профессор Чинароглы. А повар Аккор сообщил, что рецепты экспериментальной еды были найдены в текстах на глиняных табличках.
   Тщательно реконструируя условия, в которых блюда готовились в начале II тысячелетия до н. э., археологи приготовили немного древней еды. "Древние поселенцы, согласно сохранившимся документам, в праздничные дни ели холодное мясо, жареный лук и хлеб. Они не использовали дрожжи при приготовлении хлеба или же готовили в сырых печах. Наша группа попыталась сделать хлеб из размельченного зерна, а не из просеянной муки", - объяснил повар.
   По словам Аккора, в те далекие времена люди умели уже довольно разнообразно готовить - распознать удалось не менее сотни названий выпечки. Во время раскопок также удалось найти следы оливкового масла, меда, напитков и овощей. "Зерна гречихи перемалывались между камнями, и мы делали точно так же, используя из кухонных принадлежностей только нож", - отмечает он.
   Любопытно, что уже 4000 лет назад правила гигиены на кухне соблюдались неукоснительно и даже сурово: согласно хеттским законам, повар, если он имеет длинную неухоженную бороду или волосы или если позволит животному забрести на кухню, будет приговорен к казни вместе со своей семьей. То же самое относилось к тем, кто брался готовить, не приняв ванну. Так что к еде обитатели раннего Хеттского царства относились явно с большим трепетом.
   Вот что мы знаем о хеттском меню по табличкам:
1. Хлеб без ароматических добавок.
2. Хлеб из ячменя.
3. Хлеб с сыром и фигами.
4. Маленький хлебец.
5. Сладкий хлеб.
6. Абрикосовое масло.
7. Beruwa (смешанная пища разного рода) с огурцами.
8. Beruwa с нутом.
9. Happena (рагу из мяса, оливкового масла и меда).
10. Kariya (жареные печень и сердце барашка).
11. Холодное мясо.
12. Сэндвичи с жареным мясом и луком.

Источник: Научная Россия

Учёные объясняют загадку пилтдаунской мистификации

   Хотя давно известно, что пилтдаунский человек –  якобы недостающее звено между обезьяноподобными существами и современным человеком – был мистификацией, до сих пор сложно сказать, кто стал её автором. Как пишет в журнале Nature Крис Стрингер (Chris Stringer) из лондонского Музея естествознания, сейчас учёные при помощи радиоуглеродного, изотопного анализа, спектроскопии и анализа ДНК находок пытаются уточнить этот вопрос.
 big-preview-492177a_i1_0.jpg
 
   Главным подозреваемым был и остаётся археолог-любитель Чарльз Доусон, который и представил публике череп, который на самом деле был составлен из части человеческого черепа и челюсти орангутана с подпиленными зубами. Но помимо него некоторые подозревают ещё 11 людей, причём не исключено, что в надувательстве участвовали сразу несколько человек, среди которых называют даже писателя Артура Конан Дойля.
   При помощи анализов сотрудники музея хотят теперь установить, каким видам принадлежали части составленного черепа, где они были найдены, сколько им лет и одинаковым ли образом они были состарены.
Если все части были найдены в одном месте, то всё это придумал, вероятно, именно Доусон. Однако если окажется, что клык был взят в другом месте и состарен иным образом, то это может значить, что здесь был замешан Пьер Тейяр де Шарден,  помогавший Доусону на раскопках – тогда молодой священник-иезуит, а позже известный мыслитель.
   Кроме того, исследование может подтвердить или опровергнуть причастность к мистификации зоолога Мартина Хинтона, который работал в музее под началом Доусона. В 1970-е годы на чердаке музея был обнаружен целый ящик с инициалами Хинтона, в котором были состаренные кости животных. Здесь есть два варианта. Первый: молодой сотрудник сомневался в подлинности пилтдаунского человека, но не осмеливался возразить начальнику, и пытался проверить, можно ли состарить кости подобным образом. Второй вариант: именно Хинтон стал автором очень грубой подделки на основе слоновьей кости, якобы также найденной близ Пилтдауна, – и специально представил её публике, чтобы вслед за ней был разоблачён и сам пилтдаунский человек.
   Если же все подделки изготовил Доусон, то его мотивы понятны – признание в научных кругах и высшем свете, считает автор статьи.
 
Источник: http://www.nature.com

Ученые: неандертальцев сгубили мутации генома

   Геном неандертальцев содержал вредные мутации, которые снижали их плодовитость на 40% по сравнению с современными людьми. Об этом сообщается в исследовании Стэнфордского университета, опубликованном в журнале Genetics. Исследователи считают, что именно это послужило причиной вымирания вида.
   Предыдущие исследования ДНК показали, что неандертальцы были гораздо менее генетически разнообразны, чем современные люди, и часто практиковали инцест. Затем, около 50–100 тыс. лет назад, на заселенные неандертальцами территории стали перебираться современные с анатомической точки зрения люди. Межвидовое скрещивание разнообразило геном, а часть неандертальской ДНК сохранилась в определенных участках генов людей до сих пор.

2372.jpg


   С помощью компьютерной модели ученые оценили, насколько геном человека пострадал от мутаций, вызванных неандертальской ДНК. Они пришли к выводу, что неандертальцы были носителями множества мутаций со слабовыраженным негативным эффектом. Их суммарное воздействие снижало приспособляемость неандертальцев к условиям внешней среды примерно на 40%, что и делало их менее плодовитыми.
   Основная часть мутаций отсеялась за несколько поколений, но небольшое количество сохранилось и сегодня. Так, из-за «неандертальского наследия» жители неафриканских стран в среднем на 1% менее пригодны к воспроизводству потомства. По мнению исследователей, полученные результаты могут быть полезны при работе с исчезающими видами животных. Они зачастую имеют те же проблемы: низкое генетическое разнообразие, накопление вредных мутаций и близкородственное скрещивание. Спасать вымирающих животных предлагается с помощью скрещивания с другими популяциями.


Источник: Газета.ru

Поздравляем с днём этнографа и 170-летием со дня рождения выдающегося путешественника, этнографа и антрополога Н.Н. Миклухо-Маклая

Дорогие коллеги! Поздравляем вас с днем этнографа и 170-летием выдающегося путешественника, этнографа, антрополога Николая Николаевича Миклухо-Маклая. 

Отрывок из книги д.и.н., проф. Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского Т.Б.Смирновой «Записки этнографички», в котором рассказывается о некоторых занимательных традициях празднования Дня этнографа.

 

I. ДЕНЬ ЭТНОГРАФАnikola.jpg

   Кто бывал в экспедиции, тот поет этот гимн. Кто бывал в экспедиции, тот отмечал День этнографа. Общеизвестно, что День этнографа празднуют 17 июля, поскольку 17 июля (5 июля по старому стилю) 1846 г. родился Николай Николаевич Миклухо-Маклай. Очень удобно, надо сказать, родился. Угадал в точку. В июле практически все студенты исторических факультетов, где есть специализация по этнографии, согласно учебному плану выезжают в экспедиции и на этнографическую практику. И день рождения Маклая приходится аккурат на середину этой практики. Можно и отметить, и в этнографы первокурсников посвятить. Дело, как говорится, святое.
   В каждом отряде складываются свои обычаи и ритуалы отмечания и посвящения, но существуют и общепринятые традиции. Это, например, категорический запрет в этот день работать, ряжение в нарядные и, желательно, чистые белье и одежду, праздничное застолье, обязательное распивание спирта и распевание гимна. В этот день проводится инициация первокурсников, включающая в себя распивание спирта и распевание гимна, проверку теоретических знаний и практических навыков полевой работы, клятву этнографа и т.д. Все это, как говорится, с шутками и прибаутками. Эту традицию - празднование Дня этнографа – ввел выдающийся ученый и гордость отечественной этнографии Рудольф Фердинандович Итс. Точная дата основания нам неизвестна, скорее всего, это произошло в 1960-х или в начале 1970-х. Традиция очень быстро покорила просторы нашей необъятной Родины, приобрела национальную и региональную специфику. Наиболее разнообразные формы празднования существуют в Питере, где, например, отмечают еще и «Миклуху-зимнего».

День этнографа и День археолога


   Если с Днем этнографа все ясно и понятно, то происхождение Дня археолога, который отмечается 15 августа, неоднозначно. Существует множество версий о том, кто и когда ввел традицию отмечать профессиональный праздник наших братьев по отсутствию разума - археологов. Версий этих примерно столько же, сколько археологических культур, приведем наиболее популярные:
1. Новгородская. Эта версия принадлежит академику В.Л. Янину: еще перед войной в Новгороде велись раскопки. В экспедициях сухой закон, пить можно только в чей-нибудь день рождения. Ребятам-археологам захотелось праздника, они пришли к руководителю экспедиции А.В. Арциховскому и говорят: «Сегодня большой праздник, день рождения Буцефала, коня Александра Македонского, надо бы отметить». Ну и отметили. Потом повод забылся, а день рождения Буцефала стал Днем археолога.
2. Трипольская. Эта версия связана с днем рождения Татьяны Сергеевны Пассек,который как раз приходится на 15 августа (она родилась 2 августа по старому стилю 1903 г.). День рождения Пассек сначала широко отмечали в ее собственной экспедиции, а потом традиция отмечать 15 августа перешла в другие отряды. Произошло это в 1930-х гг., так как Т.С. Пассек возглавляла Трипольскую экспедицию с 1934 г. Кстати, в Украине День археолога – это государственный праздник, согласно Указу Президента от 06.08.2008 № 694.
3. Ленинградская. Вообще-то в Питере есть несколько версий, но наиболее распространенная связана с именем В.И. Равдоникаса. Дата – начало 1930-х гг., место – Олений остров. В августе здесь холодно, а Владислав Иосифович был, мягко говоря, неравнодушен к выпивке, поэтому постоянно «согревался». И вот кто-то, абсолютно в духе того времени, написал донос, что экспедиция во главе с Равдоникасом пьянствует и ни черта не делает. Приехала комиссия, было это 15 августа, увидела соответствующую доносу ситуацию, и наказание было бы очень суровым, если бы находчивый Равдоникас не заявил, что «сегодня великий праздник, День археолога». Этой версии придерживался, в частности, А.Д. Столяр. Праправнук В.И. Равдоникаса Михаил считает, что рассказы о беспробудном пьянстве – это явный перебор, хотя у Владислава Иосифовича действительно был календарик, в котором каждому дню года соответствовал какой-нибудь праздник – от дня рождения Моцарта до дня возвращения Колумба в Европу. И только для 15 августа не нашлось вообще никакого повода. Эта ситуация была исправлена Равдоникасом и его коллегами рассылкой во все экспедиции и университеты телеграмм «Поздравляем с Днем археолога!». Якобы после этих телеграмм народ спохватился: «Оказывается, есть такой праздник!». Уже на следующий год его отмечали повсеместно.
4. Пермская. О.Н.Бадер, в годы ссылки создавший Камскую археологическую экспедицию и продолжавший ее курировать после возвращения в Москву, рассказал своим московским коллегам, что в Перми есть традиция – отмечать День археолога 15 июля (в день рождения В.А. Оборина, который возглавил экспедицию после Бадера). Идея коллегам понравилась, но так как июль уже прошел, было решено отметить День археолога 15 августа. Отмечается с 1956 г., поэтому эту версию можно назвать «позднепермской». Есть еще несколько версий (московская, связанная с именем В.А. Городцова, новосибирская – с именем А.П. Окладникова и др.), которые аналогичны ленинградской и основаны на легализации несанкционированного пьянства. Везде и всегда именно в этот день. Таким образом, единого мнения по поводу даты 15 августа нет. Мы склоняемся к трипольской версии. Во-первых, есть точная дата дня рождения Т.С. Пассек. Это вам не Буцефал. Во-вторых, по времени ее день рождения начали праздновать раньше всего, и не просто как день рождения, а именно как День археолога. Поскольку трипольская экспедиция была «кузницей кадров», эта традиция легко могла разойтись по всей стране. И, в-третьих, из чувства женской солидарности.

День этнографа и Омский университет

   Из Ленинграда традиция отмечать 17 июля перекочевала в Томск, а уже из Томска в Омск ее привез Н.А. Томилов. Это было в 1974 г., когда был основан Омский государственный университет, а рядом построен «преподавательский дом», и молодые, талантливые, но скитавшиеся по общагам ученые приехали в наш город, вместе с багажом старейшего в Сибири университета. Н.А. Томилов не просто механически перенес традицию. Он ввел практику «съезжих праздников»: в День этнографа маршруты всех отрядов (С.Н. Корусенко и А.Г. Селезнев возили «татарские» отряды, М.Л. Бережнова – «русские», я – «немецкие», И.В. Лоткин – «латышские», Г.М. Патрушева – «шорские», Л.И. Шаргородский – «селькупские» и т.д.), разбросанных от Урала до Енисея, сходились в одном месте. Праздник стал масштабным. Он ввел новый праздничный напиток – «грог». Так как народу собиралось много (в те годы на практику выезжали 50 первокурсников, плюс экспедиции старших курсов), в целях экономии спиртного бутылка коньяка выливалась в ведро чая, кипящего на костре. Он ввел массовую рассылку телеграмм тем коллегам, кто не мог присутствовать лично. Сейчас, в эпоху сотовых телефонов, легко созвониться или отправить СМС, поэтому особым шиком считается все-таки отбить телеграмму. Праздничный бланк, замысловатый текст, обратный адрес от Владивостока до Торонто – это стильно! Но о телеграммах – следующая история.
 

День этнографа и программная статья В.А. Тишкова
 

   В 1992 г. «съезжий» День этнографа проходил в деревне Второвагай Вагайского района Тюменской области. Ну, все собираются, все идет по плану, подготовка к празднику полным ходом: стол, напитки, конкурсы, концерт. И тут появляется Бережнова. А надо знать Марину Леонидовну – там, где она, там жди диверсии. Вот и на этот раз, МЛ,ехавшая из Омска и получившая наказ привезти «чего-нибудь почитать», не детектив привезла, не Кинга и не новый любовный роман (традиционный для чтения вслух в экспедициях репертуар), а свежий номер «Этнографического обозрения». В праздничной суматохе журнал был засунут под дальний спальник, но на утро, в силу полной невозможности поднять экспедицию из горизонтального состояния, было решено устроить коллективное прочтение Журнала. Инициатива принадлежала АГ, который (редкий случай) не хотел кушать, а голод – главный мотив, который может его погнать по информаторам. В этом сытом и лежачем положении АГ начал чтение самого первого номера «Этнобоза» (до этого 60 лет была «Советская этнография»). Открывала Журнал программная статья Валерия Александровича Тишкова (Тишков В.А. Советская этнография: преодоление кризиса // ЭО. 1992. № 1. С. 5-20).
Из нее мы узнали, что:
1.«В нашей науке кризис, и это хорошо. Надо освободиться от груза прошлого и закатать в асфальт Ю.В. Бромлея, по примеру американских коллег, которые сделали это с Ф. Боасом.» Это был шок. Можете себе представить силу удара, учитывая то обстоятельство, что на дворе 92-ой год, В.А. еще никто из нас не знал, а воспитаны мы были на отечественной классике.
2.«Есть такое слово “примордиализм”». Слово понравилось, потому что оно было созвучно нашему внешнему утреннему виду («У Вас лицо примордиальное») и быстро вошло в повседневный обиход («Сударыня, Вы какие напитки предпочитаете в это время суток? - Примордиальные, сударь»; «Запах прямо примордиальный, надо пойти помыться» и т.д.).
3. «Мы – это члены профессии» (Тишков В.А. Указ. соч. С. 6, 7, 10, 16). Без комментариев, почти все они принадлежали АГ, который даже запятую может так откомментировать, что цензура не пропустит, не говоря уже о многозначных словах. Полисемия коварна. Например, одна дама, филолог, профессор, очень старенькая и ужасно заслуженная, буквально сорвала собственную лекцию, заявив, что она на нее опоздала, потому что «сильно и очень качественно трахнулась прямо на крыльце университета». Студенты свалились под парты в состоянии тихой истерики. Почему ВА употребил это определение по отношению к сравнительно недавно попавшему в его подданство профессиональному сообществу, мы не знаем. Возможно, он считал, что этнографы – это узко, этнологи и антропологи – преждевременно, а все вместе перечислением – длинно, но впоследствии он так больше не говорил. А нам так понравилось!
4.«Отечественные этнографы перестали ездить в поле». Вот это номер! А мы тогда где? Сейчас никто из нас по поводу этого обвинения даже бы не почесался, потому что в результате смены парадигм поле вокруг нас, рядом с нами и даже внутри нас, а к бабкам в деревню ездят только реликтовые позитивисты. Но тогда, в начале 90-х, когда чем дальше в глушь мы забирались, тем были круче, когда уже за три месяца до экспедиции мы доставали из-под кровати рюкзаки и ставили их на видное место - тогда мы этот тезис восприняли как признак полного, просто полнейшего отсутствия понимания того, что происходит в нашей науке. Покольку нужно было срочно проинформировать главу этой самой науки о том, что этнографы в поле ездить не перестали, было решено отправить Тишкову телеграмму. Поздравить с профессиональным праздником прямо из полей. А так как в бурных дискуссиях по поводу программной статьи время летело быстро, и было уже 20 июля, вспомнив генерала Драгомирова, текст сочинили следующий: «Третий день пьем Ваше здоровье». И подпись: «Члены профессии» (на этом особо настаивал АГ). Второвагай был такой дырой, что даже телеграф там отсутствовал, поэтому нашу телеграмму передавали в райцентр по телефону. Слышимость была соответствующей месту. «Члены! - орала телефонистка в трубку, - Что тут непонятного? Чле-ны! Члены профессии!». 17 июля следующего 1993 г. телеграмма с текстом «Год пьем Ваше здоровье» и аналогичной подписью была отправлена из деревни Секменево Большереченского района Омской области. В дальнейшем в тексте менялось только количество лет и населенные пункты, от Ханты-Мансийского АО до Талды-Курганской области Республики Казахстан. Последняя, пятая (юбилейная) телеграмма была отправлена из д. Большие Мурлы. Потом, не чувствуя ответной реакции, мы переключились на какие-то другие хулиганства и безобразия. А реакцию хотелось увидеть, не будем скрывать. Но какой она была (а она таки была!) мы узнали только в 2001 г., когда наша кафедра и Институт этнологии выполняли совместный проект по гранту Сороса и мы, познакомившись лично с В.А. Тишковым, рассказали ему эту историю. А Вы помните, Валерий Александрович? Ведь мы уже 20 лет пьем за Ваше здоровье!

Т.Б. Смирнова. Записки этнографички // Антропология академической жизни: междисциплинарные исследования. Т.2. Отв.ред. – Г.А.Комарова. М., ИЭА РАН. 2010. С. 297-302.

Источник: Сайт Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН

Павлодарская сенсация: Археологи нашли древнюю колесницу Кимакского периода.

   Сенсационную находку сделали сотрудники научно-исследовательского центра археологии при Павлодарском государственном педагогическом институте. Ученые нашли древнюю колесницу Кимакского периода.
   По словам руководителя археологической экспедиции Тимура Смагулова, это еще одно свидетельство о существовании на территории Павлодарской области политического центра Кимакского каганата. Древняя колесница была найдена во время охранных мероприятии вдоль будущего автобана Павлодар - Усть-Каменогорск в пригороде областного центра.

c4efa8b45ebce233a511e81f01b4ae3e.JPG
   «Наша экспедиция проводила охранные исследования в пригороде Павлодара, неподалеку от села Байдала. Здесь мы исследовали несколько захоранении. Это средневековые курганы, которые датируются периодом Кимакского каганата и Кипчакского ханства. И вот в одном из захоронений нам очень повезло, удалось найти интереснейшее погребление с останками повозки, под которой захоронен древний человек. Эта находка такая в Прииртышье совершена впервые», - отмечает Тимур Смагулов. Чтобы сохранить ее от разрушений, археологи закрепили артефакт блоками, сделали работу по предварительной консервации.
   «Такой артефакт хорошо сохранился, если раньше археологи находили кое-какие фрагменты колесницы, и мы могли его видеть только на петроглифах, то здесь он уже в полном контексте. Так как вещь очень хрупкая, для того, чтобы обеспечить сохранность его для истории, мы извлекли его по специальной технике – вместе с грунтом. Мы залили находку хорошим рафинированным пчелиным воском с канифолью в несколько слоев. В результате материал покрылся хорошей защитной пленкой и начал выглядеть как монолит. На этот процесс был затрачено 2 дня и около 25 кг воска», - рассказывает ученый. Блок получился высоким - до 70 см и широким - до 1,7 м. Повозка была найдена на глубине 1,5 метров возле села Байдала. Для дальнейшего исследования в Павлодар прибыла группа ученых во главе с известным казахстанским реставратором Крымом Алтынбековым.

Источник: logo.png

Солнечные курганы Ашутасты

   Специалисты, прибывшие в Ашутасты (поселок близ Аркалыка) на три дня, вынуждены были задержаться на три недели. Раскопки сакского кургана-спутника, обещавшие быть рядовыми, принесли неожиданное открытие. Впервые за годы исследований сакских мемориалов было найдено каменное изваяние, венчающее начало гряды. Для человека непосвященного звучит не совсем понятно, поэтому «КН» выехали на место, чтобы разобраться, в чем новизна очередного ашутастинского кургана.

8CujoZyMhWY.jpg

VYaHkJyu2ss.jpg

Воин, шагающий впереди


   За несколько часов общения с учеными Института археологии имени Маргулана, которые ведут раскопки в Торгайском регионе, журналисты «КН» узнали о курганах столько, будто прочитали пусть не книгу, но подробную научную статью. Ведущий научный сотрудник института, кандидат исторических наук Галия Базарбаева рассказывает, как в общих чертах устроен сакский погребальный комплекс.

u41Pd9goCkk.jpg

M95a3rgjcxA.jpg
   В центре комплекса находится курган-насыпь, обычно видимый издалека. Кто бывал в Торгае, тот видел, сколько там курганов – работы археологам на многие годы. Каждый центральный курган имеет так называемые курганы-спутники, уже скрытые за две с половиной тысячи лет толщей культурного слоя. Кое-где спутники полностью спрятаны от человеческого глаза, кое-где из-под земли торчат редкие камни. От каждого кургана-спутника на восток уходят по две каменные гряды, или по два «уса».
   - Эти гряды и дали название такому типу курганов, – говорит Галия Базарбаева. – В научной литературе их принято называть «курганы с усами». Не очень красиво, наверно, но есть еще один термин – «солнечный курган». Гряды, или лучи, тянутся всегда в восточном направлении, в сторону восхода солнца. Обычно каменные изваяния находят в центральных курганах или около них, а мы обнаружили своё в начале гряды. Когда мы рассказали об этом нашему руководителю, заведующему отделом первобытной археологии Арману Бейсенову, он был потрясен. За его тридцатилетнюю практику такое расположение каменного изваяния попадается впервые.

AD73J9dOgX8.jpg

JRalOYzfn6U.jpg

 


   Известно, что саки обожествляли солнце, и их погребальные комплексы геометрически напоминают светило: в середине курган, от него тянутся усы-лучи. Но кто он, каменный воин, оседлавший солнечный луч? Почему он шагает впереди в полном одиночестве, стремясь первым успеть на восток?

Меч-акинак


   Изваяние, внешне напоминающее человеческую фигуру, принято называть антропоморфным. Сакские художники-каменотесы изображали человека весьма схематично, но при этом уже придерживались правил своеобразной иконописи. Из века в век они вычерчивали на камнях-изваяниях линии головы, шеи, но самое важное – это меч-акинак, символизирующий и оружие, и мужское достоинство.

RrrrMkIGFvU.jpg


   – Этот камень был очень твердым и ограничил фантазию художника, – определяет Галия Базарбаева. – Лицевую поверхность камня покрыл слой патины. Тем не менее мы можем различить очертания головы и даже закругление сверху, изображающее головной убор. Мы видим линию шеи и шейное украшение, подчеркивающее аристократический статус воина. Не скрыла патина и изображение меча. Это характерный для саков короткий обоюдоострый меч-акинак. Существует классификация оружия, позволяющая определить, что это ранний железный век, или 5-6 век до нашей эры.

phYLysC_go8.jpg


   Небольшая прогулка вдоль одной из каменных гряд, каждая из которых длиной до двухсот метров (у данного кургана один ус – 110 метров, другой – 163), и вот обнаружено еще одно изваяние, лежащее навзничь. Светло-коричневый камень не имел меча, только голову и выступ впереди, напоминающий то ли живот беременной женщины, то ли согнутые и сжатые вместе колени. И величиной изваяние было поменьше того, покрытого патиной. Маленькая Томирис?

rCX8pW8a5WU.jpg

К центру солнца


   Не знаю, как насчет сакских воительниц, но современные женщины-археологи – бесстрашные и трудолюбивые. Основа нынешней экспедиции – это Галия Базарбаева и ее коллега Гульнара Джумабекова, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института археологии. Преподаватель КГПИ Рауан Байдалы, помогающий алматинцам, учится в докторантуре гумилевского университета. Ездит в экспедиции, чтобы практической археологией «утяжелить» преподавательский опыт. Но Рауаном и водителем Талгатом Биназаровым мужская часть команды не ограничивается, без помощи четырех ашутастинских мушкетеров раскопать за пять дней курган-спутник археологам вряд ли бы удалось.

-380uIH6MCA.jpg


   Без традиционного вопроса о мечте разговор с героями репортажа был бы неполным. Но, как ни странно, Галия и Гульнара не на шутку задумываются. Может быть, вопрос лишний: вот она, мечта, практически под ногами, стройными каменными грядами уходит на восток.
– У меня есть пожелание тем, кто работает на земле, – говорит Галия. – Надо бережно относиться к историческим памятникам, во время сельхозработ оставлять вокруг подобных объектов охранные зоны хотя бы на расстоянии двухсот метров. Посмотрите на тот курган, в поле. Он наполовину разрушен, и его мы решили исследовать уже в следующем году, пока он окончательно не утерян.
   Когда редакционная «Нива» неслась к северу, минуя потрясающие ландшафты Западной Сары-Арки, вдогонку прилетело смс от «ваших археологов»: «Насчет мечты… Наверное, найти свою Трою». И всё объясняющий смайлик.
Они уже нашли свою Трою. Конечно, Генриху Шлиману пришлось вскрывать культурный слой глубиной в пять тысяч лет, а сакские курганы лежат практически на поверхности. Да, саки не оставили после себя таких городов, как Илион. Но для нас, живущих здесь, сакское наследие ближе Трои. Пусть сейчас еще идут споры, являемся ли мы потомками людей, возводивших каменные гряды Торгая, Галия и Гульнара, и те, кто идут за ними, найдут ответ.

 

Источник: Костанайские новости

Перенос сроков проведения конференции «Актуальные проблемы археологии Евразии»

shapka357.jpg

Уважаемые коллеги!

Оргкомитет Международной научной конференции «Актуальные проблемы археологии Евразии», посвященной 25-летию независимости Республики Казахстан и 25-летию Института археологии им. А.Х. Маргулана информирует о переносе сроков проведения конференции с 14-15 сентября на 18-19 октября 2016 года.

День заезда 17октября  2016 г. посмотреть информация по конференции можно просмотреть по ссылке "Актуальные проблемы археологии Евразии"

 

Оргкомитет приносит свои извинения.

 

 

Обнаружены новые свидетельства каннибализма среди неандертальцев

   Группа археологов и палеоантропологов представила новые доказательства существования каннибализма в общинах неандертальцев. На этот раз ученые обнаружили, что неандертальцы около 40 тысяч лет назад не только разделывали и ели своих собратьев по виду, но и использовали их кости в качестве орудий.
Neanderthals_-_Artists_rendition_of_Earth_approximately_60000_years_ago_1467965467.jpg.814x610_q85.jpg
Неандертальцы у костра (реконструкция) Wikimedia Commons
 
   Ученые анализировали находки, сделанные в пещерах неподалеку от бельгийской деревни Гойе. Скелетные останки, согласно радиоуглеродному методу, имеют возраст от 40500 до 45500 лет. В пещерах в разное время обитали как неандертальцы, так и люди современного типа.     Исследователям удалось определить 99 ранее найденных костных фрагментов как принадлежащие неандертальцам. Они сумели также извлечь из костей митохондриальную ДНК неандертальцев, значительно увеличив имеющуюся у нас информацию о неандертальском геноме.     Анализ ДНК подтвердил выводы предшествующих исследований, что генетические различия среди европейских неандертальцев были не очень велики. То есть неандертальцы Европы этого периода были относительно близкими родственниками друг другу.
   На многих костях остались следы, указывающие на их обработку. Например, трубчатые кости были специально расколоты, чтобы добраться до костного мозга. Другие отметины свидетельствуют о снятии кожи и разделке тела. Аналогичные следы есть на костях диких лошадей и оленей, во множестве найденных в пещерах Гойе. Авторы исследования предполагают, что неандертальцы Гойе практиковали каннибализм.
   Четыре кости из Гойе ясно показывают, что неандертальцы применяли кости своих умерших родственников в качестве инструментов. Одна бедренная кость и три больших берцовых кости были использованы для изготовления каменных орудий, подобно тому, как обычно применялись крупные кости животных. Костью наносили удары по камню, чтобы отколоть его части и придать ему нужную форму.
   Профессор Эрве Бошран (Herve Bocherens) из Университета Тюбингена и Центра эволюции человека и палеоэкологии имени Зенкенберга (Senckenberg Center for Human Evolution and Paleoenvironment), принимавший участие в исследовании, отметил интересный факт: ни в одном другом известном ученым неандертальском поселении региона не обнаружено свидетельств подобного обращение с телами сородичей. Напротив, в них были найдены захоронения. Другим обличием стало большее разнообразие каменных орудий в других неандертальских пещерах. «Большие различия в поведении этих людей, с одной стороны, и тесная генетическая связь между поздними европейскими неандертальцами, с другой, вызывают много вопросов об их социальной жизни и обмене между различными группами», – говорит ученый.
   Ранее свидетельства каннибализма среди неандертальцев обнаруживались в неандертальских поселениях Эль-Сидрон и Сафаррайя (Испания), Мула-Жернси и Ле-Прадель (Франция), Крапина (Хорватия). Находки из Гойе стали первым подобным примером на севере Европы.
Исследование находок из пещер Гойе опубликовано в журнале Scientific Reports.
 
Источник: politru_logo_2012.jpg

Женщина из Теотиуакана

   Археологи, работающие в древнем городе Теотиуакан, расположенном в 48 километрах к северо-востоку от современного Мехико, обнаружили погребение женщины, примечательное серьезными прижизненными телесными модификациями.
Мы не знаем, как называли Теотиуакан его жители. Название, означающее в переводе «место, где были рождены боги», ему дали ацтеки, заставшие только руины некогда многолюдного города. Возник он не позднее II века, в период расцвета население Теотиуакана насчитывало 150 – 250 тысяч человек, а площадь более 30 квадратных километров. Это был многонациональный город, где жили сапотеки, миштеки, майя и представители других народах. В заболоченных окрестностях города люди создавали участки твердой земли на забитых в болото сваях (так называемые «чинампы»), где занимались сельским хозяйством. Продукты доставлялись в город на лодках по сети каналов. В Теотиуакане жило множество гончаров, ювелиров, других ремесленников, он был центром производства изделий из обсидиана. Самые известные сооружения города носят условные названия «Пирамида Солнца» и «Пирамида Луны».

800px-SSA41434.JPG

Современный вид на Пирамиду Солнца и Дорогу мертвых в Теотиуакане


   Но внезапно жизнь города прервалась. Произошло это в VII веке. Историки пока не понимают, было ли причиной этого вторжение иноземных захватчиков или восстание местных жителей. Часть крупных общественных зданий в центре города явно была сожжена, а находившиеся в них статуи намеренно разбиты. Возможно, упадок города начался несколько раньше. Историки климата установили, что в 530-х годах в центральной Мексике произошло несколько длительных засух. На протяжении всего VI века в Теотиуакане возрастает число останков несовершеннолетних с признаками недоедания. Можно предположить, что социальный взрыв последовал за экономическим кризисом.
   Обнаруженное сейчас захоронение находится в районе Баррио Оахакеньо, или Тлайлотлакан «люди из далеких земель». Он расположен примерно в трех километрах от главной магистрали города, вдоль одной из улиц, понимающихся по склону горы Сьерро-Колорадо. В 100 – 500 годах он был заселен выходцами из долины Оахака на юге Мексики. Население этого квартала составляло около 1300 человека.
   С 2008 года раскопки в квартале ведут археологи из Национального института антропологии и истории (INAH). Они обследовали уже около 800 квадратных метров. На этот раз под полом одного из домов ученые обнаружили прямоугольную камеру, содержавшую скелет женщины и 19 сосудов. Тип керамики и стратиграфия раскопа позволили определить, что захоронение относится к 350 – 400 году. Судя по костям, на момент смерти женщине было 35 – 40 лет.

Skeleton-of-Teotihuacan-woman-in-situ-INAH.jpeg

Останки женщины из Теотиуакана


   Обратили на себя внимание прижизненные телесные модификации погребенной женщины. Во-первых, в младенчестве, когда кости головы были еще мягкими, ее голове придали удлиненную форму, особым образом сдавливая череп со стороны лба и затылка. (подробнее об этой практике у разных народов мира можно узнать из специального очерка «Форма черепа: самостоятельная работа»). Для этого индианки использовали специальные дощечки, одна из которых служила одновременно колыбелью (мать носила доску с привязанным к ней младенцем за спиной), а другая давила на лоб. Такая практика, по сообщению исследователей, больше характерна для жителей юга Мексики, чем для центрального нагорья, где расположен город. Отмечается также, что подобная форма головы вероятно служила признаком высокого социального класса.

Skull-of-woman-INAH.jpg

Череп женщины из Теотиуакана


   Еще одно свидетельство знатности женщины – ее зубы. В центральных резцах ее верхней челюсти были проделаны отверстия, куда вставили декоративные камни – пириты. Подобная практика также была более свойственна югу современной Мексики, а также территориям нынешних Белиза и Гватемалы, где жил народ майя. Еще один резец на нижней челюсти был заменен каменным протезом из зеленого минерала серпентина. Судя по следам износа и отложениям зубного камня, женщина носила его при жизни не менее нескольких лет.

teeth-det-INAH.jpg

Зубы женщины из Теотиуакана

 

    Жители древней Месоамерики нередко подвергали различным модификациям свои зубы. Есть упоминания о такой практике у ольмеков и особенно у майя, которые умели заострять зубы и вставлять в них декоративные камни. В XVI веке Диего де Ланда писал о Юкатанских майя: «У них есть обычай подпиливать себе зубы, оставляя их как зуб пилы, и это они считают изящным; занимаются этим ремеслом старухи, подпиливая их с помощью определенных камней и воды» («Сообщение о делах в Юкатане», XXXI, перевод Ю. Кнорозова). Предполагают, что «определенными камнями», служившими для обточки зубов, были куски вулканической пемзы.

   Антрополог Вера Тизлер (Vera Tiesler), работающая в Автономном университете Юкатана, посвятила прижизненным модификациям головы и зубов у народов Америки несколько работ. По ее словам, в мире существует три основных региона, где распространены техники изменения зубов: Центральная и Южная Америка, тропическая Африка, а также Филиппины и острова Малайского архипелага. Зубы могут подтачивать, удалять полностью, обламывать, сверлить, инкрустировать. Существуют также обычаи окраски зубов и применения временных или постоянных протезов.
   В Америке такие стоматологические практики известны на территории Перу, Аргентины, Эквадора, но наивысшего развития они достигли именно Месоамерике. Также отмеченные случаи подтачивания зубов у индейцев, живших на территориях современных штатов Аризона, Иллинойс, Теннеси, Джорджия и Техас. К современным народам, сохранившим традицию изменения зубов, относятся ачоли (Уганда, Южный Судан), гису (Уганда), некоторые народы банту. Чаще всего подобные действия связаны с ритуалами совершеннолетия юношей и девушек, одновременно они отражают эстетические предпочтения данной группы.
   У майя, по данным Веры Тизлер, применялись обтачивание, процарапывание и сверление зубов, иногда в комбинации друг с другом. Обрабатывались резцы, клыки и иногда первые премоляры. Зубы верхней челюсти подвергались этому в два раза чаще нижних. Обычно при обработке затрагивались эмаль и дентин, в редких случаях – также и пульта зуба. Наиболее сложной была процедура инкрустации, когда в зубе делалась полость, в которую закладывали камень, закрепляя его особым клеем. Обычно операции производились в возрасте 15 лет и старше, уже на постоянных зубах. Сверла были довольно тонкими. Среди исследователей до сих пор нет согласия по поводу того, из чего эти сверла изготавливали. Возможно, они были из твердых пород дерева, а в качестве дополнительного абразива применялся песок. Или же их делали из кусочков кремня.

dentes1.jpg

Типы модификаций зубов у майя (по Romero 1986, Tiesler 2000)


   Декоративными камнями, украшающими зубы, служили пирит, гематит, жадеит, бирюза, кварц и серпентин. Также применялись специальные пасты белого, серого, коричневого, оранжевого или красного цвета, которые заполняли сделанную в зубе полость.

dentes2.jpg

Основные типы зубных инкрустаций у майя (по Romero 1987, Tiesler 2000)
   

   Первые археологические свидетельства относятся к раннему доклассическому периоду (около 2000—900 годов до н. э.) в городах Тикаль и Уашактун на территории нынешней Гватемалы. Наибольшего разнообразия практика достигла в классический и позднеклассический период (250 – 900 годы н. э.), когда обточенные и/или инкрустированные зубы были примерно у 60 % населения, как у мужчин, так и у женщин. Интересно, что на мужских зубах чаще наблюдается инкрустация, а на женских – обтачивание.

dentes3.jpg

Подпиливание и инкрустация зубов (находка из мексиканского штата Кинтана-Роо, Tiesler 2011)


   В языке юкатекских майя колониального периода отмечен термин xah, обозначающий искусственно заостренные зубы (то, что Диего де Ланда называл «как зуб пилы»). В постклассический период (900 – 1521 год) популярность обработки зубов падает. Особенно это заметно среди мужчин: всего 18 % имеет обточенные зубы, тогда как среди женщин таких остается довольно много – 52 %. Хотя при владычестве испанцев распространенность этого обычая продолжала падать, Вера Тизлер сумела обнаружить интересную вещь. В захоронения города Кампече были обнаружены примеры прижизненной обработки зубов методами, которые никогда не использовались майя, например, рубка зуба. Вероятно, эти способы занесли в Мексику африканские рабы со своей родины.

Источник:politru_logo_2012.jpg

Кааран-тамо: исполняется 170 лет со дня рождения Миклухо-Маклая

   170 лет со дня рождения исполняется знаменитому путешественнику Николаю Миклухо-Маклаю. Он побывал там, где до него никогда не жил ни один европеец. В Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН в Петербурге хранятся собранные им богатейшие коллекции.
   Вернувшись в Россию, путешественник сделал доклад на съезде естествоиспытателей, где доказывал необходимость создания на морях русских биологических и зоологических станций, а в Санкт-Петербургском городском отделении Императорского русского географического общества – доклад об особенностях Красного моря, быте населения этого района.

160056_1468578186.jpg

Тамо-рус

   Однако его влекли земли, где еще вообще не ступала нога белого человека. Миклухо-Маклай решил посетить Новую Гвинею, остров, который в те времена был наименее изучен. Он отправился туда в октябре 1870 г. из Кронштадта на корвете "Витязь". Вскоре он сошел на покрытый густыми лесами берег в бухте Астролябия. Это был район, населенный воинственными папуасами, с губительным климатом – текущая по соседству река называлась "Река ужасов". Жители местных деревень говорили на разных языках и не понимали друг друга – там было около 800 языков! Петербуржец очутился в каменном веке, местные жители не умели даже разводить огонь и повсюду таскали за собой тлеющие бревна.
   Как только Миклухо-Маклай сошел на берег, его окружила толпа раскрашенных дикарей, с дикими криками потрясающая копьями. Однако путешественник спокойно сел на песок, снял ботинки, положил их под голову и… улегся спать! Когда он проснулся, пораженные бесстрашием приезжего дикари приветствовали его криками восторга. Вскоре гость из России стал их лучшим другом. Миклухо-Маклай помогал папуасам в охоте, лечил, научил выращивать новые плоды, освоил их язык. Мало того, он даже добился прекращения междоусобных войн между дикими племенами. За это аборигены стали уважительно называть его Тамо-рус – русский человек. А потом прозвали Кааран-тамо – человек с Луны. Однажды ночью мимо берега, где стояла хижина Маклая, шли две пироги. Путешественник решил приветствовать их огнем фейерверка. Папуасы испугались яркого огня в небе и стали говорить, что Тамо-рус пустил в небо Луну.

Этнограф и антрополог

   Поселившись в Новой Гвинее, Николай Миклухо-Маклай проводил этнографические исследования, изучал быт, обычаи, религиозные обряды папуасов. Он был убежден, что аборигены – вовсе не люди "второго сорта", как считали тогда многие ученые в Европе, а такие же, как и мы, только стоящие еще пока на более низкой ступени развития.
   По мнению русского ученого, культурные и расовые признаки многих народов были обусловлены природной и социальной средой. Для своих опытов и сбора материалов ему иногда приходилось прибегать к хитростям. Ученому, например, было важно собрать образцы волос папуасов. Однако отрезать пучок волос считалось у дикарей страшным оскорб­лением. Тогда Миклухо-Маклай отрезал пучок волос у самого себя и предложил дикарям меняться. И это им понравилось: папуасы сами стали отрезать у себя волосы и охотно приносить их путешественнику.

Наука жить вместе


   Николай Миклухо-Маклай был страстным защитником колониальных народов. Он был возмущен тем, как жестоко обращались с ними колониальные войска Германии, которым тогда принадлежала Новая Гвинея. Он видел, как вслед за появлением на островах торговцев из Европы среди папуасов распространяются пьянство и болезни, и выступал с горячими призывами помогать аборигенам.
   Можно сказать, что именно Миклухо-Маклай был одним из первых пропагандистов толерантности, о которой так много говорят сегодня. Папуасы так полюбили доброго русского, что, когда за ним пришел военный корвет "Изумруд", усиленно уговаривали его остаться, предлагали ему новый дом, а в жены – любую девушку. Великий русский писатель Лев Толстой, восхищенный его научным подвигом, писал Миклухо-Маклаю: "Мне хочется сказать вам следующее: если ваши коллекции очень важны, важнее всего, что собрано до сих пор во всем мире, то и в этом случае все коллекции ваши и все наблюдения научные ничто в сравнении с тем наблюдением о свойствах человека, которые вы сделали, поселившись среди диких и войдя в общение с ними и воздействуя на них одним разумом… Ваш опыт общения с дикими составит эпоху в той науке, которой я служу, – в науке о том, как жить людям друг с другом".

План русского поселения

   Однако жизнь в джунглях была нелегкой. Чтобы поправить здоровье, Миклухо-Маклай ездил в Австралию, где его хорошо принимали как потомка старинного шотландского рода. Когда ему было 38 лет, путешественник женился на дочери австралийского губернатора Маргарет, которая родила ему двух сыновей. Вернувшись на родину, Миклухо-Маклай выдвинул проект "Берега Маклая", который представлял собой план строительства на восточном побережье Новой Гвинеи морской станции и русского поселения. Кроме того, он предложил программу экономических и социальных преобразований жизни островитян. Ему удалось добиться аудиенции у самого императора, однако Александр III почему?то отверг его план.
   Миклухо-Маклай продолжил путешествия, написал более 160 научных трудов. Собранные им уникальные коллекции хранятся в Кунст­камере Санкт-Петербурга. В общей сложности он посещал Новую Гвинею 5 раз, побывал также на Филиппинах, в Индонезии, на островах Океании, в Сингапуре. Однако годы жизни в тяжелом климате, плохое питание в джунглях, изнурительные путешествия дали о себе знать. В апреле 1888 г. в возрасте всего 42 лет ученый скончался и был похоронен в Санкт-Петербурге на Литераторских мостках Волковского кладбища.
   В 1996 г. ЮНЕСКО провозгласила Миклухо-Маклая гражданином мира. Его именем названы Институт этнологии и антропологии РАН и залив Южного океана у берегов Антарктиды. День его рождения объявлен праздником всех этнографов.

Источник: Петербургский вестник

Red hair gene variation drives up skin cancer mutations

   For the first time, researchers at the Wellcome Trust Sanger Institute and University of Leeds have proved that gene variants associated with red hair, pale skin and freckles are linked to a higher number of genetic mutations in skin cancers. The burden of mutations associated with these variants is comparable to an extra 21 years of sun exposure in people without this variant.
   160712115514_1_540x360.jpg

The research, published in Nature Communications, showed that even a single copy of a red hair-associated MC1R gene variant increased the number of mutations in melanoma skin cancer; the most serious form of skin cancer. Many non-red haired people carry these common variants and the study shows that everyone needs to be careful about sun exposure.
   Red-headed people make up between one and two percent of the world's population but about 6 per cent of the UK population. They have two copies of a variant of the MC1R gene which affects the type of melanin pigment they produce, leading to red hair, freckles, pale skin and a strong tendency to burn in the sun.
   Dr David Adams, joint lead researcher at the Wellcome Trust Sanger Institute, said: "It has been known for a while that a person with red hair has an increased likelihood of developing skin cancer, but this is the first time that the gene has been proven to be associated with skin cancers with more mutations.
   "Unexpectedly, we also showed that people with only a single copy of the gene variant still have a much higher number of tumour mutations than the rest of the population. This is one of the first examples of a common genetic profile having a large impact on a cancer genome and could help better identify people at higher risk of developing skin cancer."
   The researchers analysed publically available data-sets of tumour DNA sequences collected from more than 400 people. They found an average of 42 per cent more sun-associated mutations in tumours from people carrying the gene variant.
Professor Tim Bishop, joint lead author and Director of the Leeds Institute of Cancer and Pathology at the University of Leeds, said: "This is the first study to look at how the inherited MC1R gene affects the number of spontaneous mutations in skin cancers and has significant implications for understanding how skin cancers form. It has only been possible due to the large-scale data available. The tumours were sequenced in the USA, from patients all over the world and the data was made freely accessible to all researchers. This study illustrates how important international collaboration and free public access to data-sets is to research."
   Exposure to ultraviolet light from either sunlight or sunbeds causes damage to DNA and it has been thought that the type of skin pigment associated with red-heads could allow more UV to reach the DNA. While this may be one mechanism of damage, the study also revealed that the MC1R gene variation not only increased the number of spontaneous mutations caused by ultraviolet light, but also raised the level of other mutations in the tumours. This suggests that biological processes exist in cancer development in people with MC1R variation that are not solely related to ultraviolet light.
   Dr Julie Sharp, head of health and patient information at Cancer Research UK, said: "This important research explains why red-haired people have to be so careful about covering up in strong sun. It also underlines that it isn't just people with red hair who need to protect themselves from too much sun. People who tend to burn rather than tan, or who have fair skin, hair or eyes, or who have freckles or moles are also at higher risk.
   "For all of us the best way to protect skin when the sun is strong is to spend time in the shade between 11am and 3pm, and to cover up with a t-shirt, hat and sunglasses. And sunscreen helps protect the parts you can't cover; use one with at least SPF15 and 4 or more stars, put on plenty and reapply regularly."

 

Источник: sd-logo.png

Антропологи поведали о летящей походке человека прямоходящего

   Антропологи изучили следы человека прямоходящего, найденные в Кении, и сравнили их со следами современных людей. Оказалось, что они практически неотличимы. Об этом говорится в статье немецких ученых из Института эволюционной антропологии общества Макса Планка. Онаопубликована в журнале Scientific Reports.

331x252_o0V1Po1ApwTvBePwL6bUOVN0Ui0sKtsY.jpg
   Как правило, о передвижении древних гоминид приходится судить только по особенностям их скелета, что делает выводы крайне ненадежными. Отпечатки ног древних людей попадаются крайне редко. Тем не менее, в 2009 году ученым удалось обнаружить в окрестностях кенийской деревни Илерет 97 следов, предположительно принадлежащих представителям Homo erectus, человека прямоходящего. Возраст следов составляет около 1.5 млн лет - человека разумного тогда не было и в помине.
   Авторы статьи сравнили эти следы с 490 следами, оставленными на песке 40 современными людьми. Оказалось, что некоторые отпечатки ног Homo erectus невозможно отличить от тех, что можно увидеть на сегодняшних пляжах. Это значит, что у человека прямоходящего аналогичным образом распределялась нагрузка на стопу, то есть их тело при ходьбе принимало точно такое же положение, как и у нашего вида.
   Судя по глубине следов, средний вес оставивших их особей составлял около 49 килограммов. Следовательно, они были ощутимо крупнее человека умелого (Homo habilis) и человека рудольфского (Homo rudolfensis) - теоретически, помимо человека прямоходящего, следы могут быть приписаны также этим двум видам.
   Отпечатки были оставлены как минимум 20 различными особями. Интересно. что среди них было много мужчин, которые передвигались совместно. Это значит, что у человека прямоходящего уже была хорошо отработана кооперация между представителями сильного пола. Это одна из важнейших особенностей. отличающая род Homo от приматов, у которых взрослые самцы редко взаимодействуют в конструктивном ключе.

Источник: logo2.png

 

Кем был, как жил, почему умер? Ученые из Кореи исследуют «зеленоярского мальчика»

   В Салехард прибыли ученые из Кореи. В музее Шемановского они будут изучать мумию мальчика, найденного в прошлом году при раскопках зеленоярского некрополя. Средневековые мумии корейцы исследуют уже не первый год.
   

20160712194234000000koreytsyi-7jpg.jpg

   Долгожданная встреча ученого из Южной Кореи с «зеленоярским мальчиком» состоялась прямо в коридоре комплекса Шемановского. Мумифицированные останки прикрыли пленкой. Уже через несколько минут их перенесут в лабораторию, где профессор Шин со своими ямальскими коллегами приступит к их изучению. Кореец профессионально занимается этим с 2002 года. На его счету - 25 изученных мумифицированных тел. Его первым случаем также был древний ребенок.
 20160712194234000000koreytsyi-8jpg.jpg

 «Первый случай находки мумии ребенка произошел недалеко от столицы Южной Кореи, городе Сеул, а вообще в Корее находят очень большое количество мумий, датируемых 16-18 веками. И, как правило, это захоронения благородных семей, и вот мумия этого ребенка, тоже происходила из такого захоронения», - считает Донг Хун Шин, профессор Сеульского национального университета в Южной Корее.


   Целый год находку изучали самым тщательным образом. Московские генетики взяли образцы мягких тканей для определения расовой принадлежности.    Микробилог из Санкт-Петербурга уехал с образцами костного материала. Палеоантрополог из Тюмени – с пробами на палеопаразитов. Уже известно, что ребенок из могильника болел описторхозом. «Для нас не стало сюрпризом, то что мы обнаружили яйца описторхоза. Следующим этапом нашей работы, уже совместно с корейскими специалистами, будет отбор проб мягких и костных тканей на исследование стабильных изотопов, что позволит нам еще больше дополнить наши знания о типе питания населения», - рассказывает Сергей Слепченко, научный сотрудник Института проблем освоения Севера Сибирского отделения РАН, Института археологии и этнологии СО РАН.
   Ученые возьмут пробы тканей из внутренних органов. В национальном университете Сеула будут проведены специальные исследования. Изменения в гистологии тканей с большой долей вероятности позволят понять причину смерти. «Это очень важные данные для дальнейших исследований мумий, причем не только зеленоярских. Это все связано с тем, что во многих частях света мумии подобной сохранности просто не обнаруживаются. Здесь произошла естественная мумификация, поэтому здесь сохранены все органы, на египетских мумиях очень сложно исследовать печень, потому что там внутренние органы изымались», - отмечает Сергей Слепченко.
   По найденному черепу гости из Кореи пообещали воссоздать лицо ребенка 13 века. Как жил этот мальчик, отчего умер, кем были его предки и потомки? Ответить на эти и многие другие вопросы ученым еще только предстоит.

Источник: logo.png

  • Слайдер 1
    Слайдер 1
  • Слайдер 2
    Слайдер 2
  • Слайдер 3
    Слайдер 3
  • Слайдер 4
    Слайдер 4
  • Слайдер 5
    Слайдер 5
  • Слайдер 6
    Слайдер 6
  • Слайдер 7
    Слайдер 7
  • Слайдер 8
    Слайдер 8
  • Слайдер 9
    Слайдер 9
  • Слайдер 10
    Слайдер 10

Сейчас на форуме

Форум закрыт
^ Наверх