Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу женщины алакульской культуры эпохи бронзы. Селивановский могильник / Абзелиловский район РБ. Автор Нечвалода А. И.

Автор: Веселовская Е.В.

Пластическая реконструкция выполненная по мужскому черепу из кургана 2 могильника Аралтобе (Атырауская область). Могильник исследован Западно-Казахстанской археологической экспедицией под руководством З.Самашева в 1999 году.
Автор пластической реконструкции канд. биол. наук, доцент, старший научный руководитель лаборатории антропологической реконструкции Центра физической антропологии Института этнологии и антропологии РАН Е.В. Веселовская

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины гунно-сарматского времени. Могильник Соленый Дол / Челябинская область.

Автор: Герасимов М.М.

Качуг (р. Лена) Раскопки Окладникова А.П.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу женщины золотоордынского времени. Мавзолей Хусейн-бека / Чишминский район РБ.

Автор: Герасимов М.М.

Китойский могильник находится на лев. бер. Ангары в 5 км ниже устья р. Китоя (в местности «Ярки»). В 1880—81 Н. И. Витковский произвел здесь раскопки 24 могил неолитической культуры. По богатству найденного погребального инвентаря К. м. является первоклассным доисторическим памятником

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины кыпчака золотоордынского времени. Могильник Линевка I / Оренбургская область.

 

Автор: Лебединская Г.В.

Скульптурная реконструкция выполненная по черепу мужчины из кургана у с. Квасниковка, Саратовская область, недалеко от г. Энгельса. Погребение датировано XII-XIII вв. Определено как половецкое. 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины сакской культуры. Курганная группа Иртяш 14 / Челябинская область.

Автор: Алексеева Е.А. Атласовское погребение 1

Atlasovskoe101
Одиночное мужское погребение с некоторыми артефактами было случайно обнаружено рабочими в 2003 г. у озера Атласовское в пригороде г. Якутск на территории ботанического сада Якутского государственного университета (ныне Северо-восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова). Положение костей указывало на сидячее положение тела в погребении. В захоронении были найдены остатки лука и колчана со стрелами.  Эта находка представляет одно из наиболее ранних древнеякутских погребений, относящихся к кулун-атахской 
Останки, обнаруженные в погребении, принадлежат мужчине, погибшему в возрасте 20-25 летпозднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.
.
 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины кимака. Могильник Аулиеколь / Казахстан.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины ямной культуры. Могильник Кумсай / Казахстан.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Реконструкция лица по черепу мужчины из кургана 5 могильника Талды II. Могильник расположен недалеко от села Касыма Аманжолова, 300 км. от г. Караганда Республики Казахстан. Погребение соотносится с тасмолинской культурой раннего железного века. Автор раскопок А.З. Бейсенов. 

Автор: Алексеева Е.А. Зелёный Яр

Zeleniy Yar 102

   Портрет мужчины 50-60 лет из погребения 27 историко-культурного объекта у поселка Зелёный Яр (г. Салехард, ЯНАО Тюменской области), включающий погребения двух периодов раннего средневековья (VIII-IX вв. и XII-XIII вв.).  Восстановление внешности мумифицированного мужчины проведено с использованием компьютерной томографии и 3D-печати. 

Автор: Герасимов М.М.

Маркина гора (Костёнки XIV) — палеолитическое поселение возрастом около 37 тыс. лет близ села Костёнки Хохольского района Воронежской области. Находится на второй надпойменной террасе правого берега реки Дон, на мысу, носящем название Маркина гора. Относится к группе поселений Костёнковско-Борщёвские стоянки или Костёнковский комплекс стоянок.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины срубной культуры эпохи бронзы. Хусаиновские курганы / Давлекановский район РБ.

Автор: Пежемский Д.В.

Графическая реконструкция человека из Нижней Джилинды (Северная Бурятия)

Автор: Алексеева Е.А. Погребение из могильника Карасье IX

Karasye 102   Череп принадлежит женщине 35-40  лет  из погребения 2, кургана 11 могильника Карасье 9. Раскопки Шараповой С.В.
   Могильник относится к саргатской культуре, датируется эпохой раннего железа.
 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины сармата. Филипповские курганы / Оренбургская область.

Автор: Алексеева Е.А. Святилище Усть-Полуй.

   Ust poluy 102Комплекс Святилище Усть-Полуй, расположенный в черте г. Салехард. В целом комплекс датируется преимущественно эпохой раннего железа и связан в той или иной мере с кулайской культурной общностью. Портрет женщины зрелого возраста.

Автор: Герасимов М.М.

Маркина гора (Костёнки XIV) — палеолитическое поселение возрастом около 37 тыс. лет близ села Костёнки Хохольского района Воронежской области. Находится на второй надпойменной террасе правого берега реки Дон, на мысу, носящем название Маркина гора. Относится к группе поселений Костёнковско-Борщёвские стоянки или Костёнковский комплекс стоянок.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины эпохи неолита из погребения в гроте Камнгь Дождевой / Сведловская область.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Бердикожа-батыр (1708-1786) - государственный деятель, полководец, происходил из рода шынышкылы древнего племени уйсын Старшего жуза, издревле занимавшего плодородные земли по рекам Талас, Арысь и удобные для ведения скотоводства предгорья Каратау. Предположительно, батыр родился в 1708 году в местности Шыршык (Чирчик) в междуречье Сырдарьи и Келеса в семье охотника Арык мергена. Бердыкожа-батыр участвовал во всех крупных битвах казахов с джунгарами и волжскими калмыками (по некоторым данным, это более чем 100 сражений). Казахская устная историо­логия повествует и о том, что он руководил крупным ополчением казахов Старшего жуза в составе единой освободительной армии хана Абылая во время сражений против джунгар, а в 1756 году храбро сражался в рядах армии Абылай-хана против вторгшихся в Казахстан многочисленных войск китайцев. В 1771 году во время «пыльного похода» Шанышкылы Бердыкожа-батыр активно воюет с волжскими калмыками, попытавшимися весной через Сарыарку переселиться на опустевшую после джунгар территорию. 
В начале января 1786 года в очередном походе против кыргызов трагически погибает Бердыкожа-батыр. Об этом скорбном для казахов событии подробно написал А. Левшин в своем знаменитом труде «Описание киргиз-казацких или киргиз-кайсацких орд и степей»: «Еще более пострадал от бурутов киргиз-казачий старейшина Бердыкожа…Отчаянный старейшина киргиз-казачий, зная нравы своих неприятелей, не мог надеяться на счастие в будущем, и потому с намерением ускорить конец свой, заколол бурута (кыргыза. – Авт.), который вез его к своему родоправителю. Раздраженные поступком сим буруты немедленно остановились и умертвили Бердыкожу самым бесчеловечным образом. Сначала отрубили ему голову, руки и ноги, потом распороли живот и сложили в оный все отсеченные члены». 
Кстати, изучение останков батыра учеными из лаборатории М. Герасимова также говорит о наличии «множества травм без следов заживления. Это свидетельствует о том, что эти травмы стали причиной смерти. Все травмы нанесены тонкими сабельными лезвиями. Несколько ранений были несовместимы с жизнью. Таким образом, убийство было крайне жестоким». 
Так, тщательное антропологическое исследование московскими учеными костей батыра показало, что на верхней трети левого плеча была глубокая рана, затронувшая кость, головка левой плечевой кости срезана очень сильным сабельным ударом, рассечена левая ключица, отсечен фрагмент правого сосцевидного отростка височной кости черепа, а также повреждены внутренние нижние поверхности нижней челюсти. 
Практически полная сохранность всех элементов скелета указывает на то, что тело все же не было осквернено. Видимо, в то время враг умел уважать достойного соперника.
По древним обычаям казахов его мазар был возведен на древней караванной дороге, связавшей города-оазисы Семиречья и присырдарьинского региона с северными и северо-восточными районами Казахской степи и с Западной Сибирью. Место захоронения батыра было зафиксировано и на карте Семипалатинской области, составленной во второй половине XIX века офицерами Генштаба Российской империи, и столетие спустя – на советской карте. 
К настоящему времени остались развалины мавзолея, возведенного в конце XVIII века. В июле 2011 года Институт архео­логии им. А. Маргулана организовал комплексную археолого-этнологическую экспедицию, которая точно определила место захоронения славного батыра. По словам местных жителей, мазар практически в целости и сохранности просуществовал до 60-х годов XX века. 
Он был возведен из сырцового кирпича, основание имело квадратную форму с размером каждой стороны в 6,5 м, толщина стен доходила до полуметра. Купол имел шлемовидную форму. 
 
 
Результаты экспертизы останков были опубликованы на сайте Евразийского государственного университета им. Л.Н. Гумилева:
 
 
 
 
 

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу женщины сакской культуры. Могильник Кумкуль / Челябинская область.

Автор: Нечвалода А. И.

Фото антропологической реконструкции (скульптурного бюста) головы по черепу мужчины эпохи энеолита с поселения Гладунино 3 / Курганская область.

Автор: Алексеева Е.А. Атласовское погребение 2 (анфас)

Atlasovskoe 201

Атласовское 2 захоронение было обнаружено в 2014 г. в районе Ботанического сада Северо-Восточного федерального университета, также случайно. В могильной яме были железные стремена и удила, нож в берестяных ножнах, железные ножницы, металлические детали головного убора, серьга, кожаные детали нагрудника с нашитыми металлическими бляшками. Останки принадлежали женщине, умершей в возрасте 30-40 лет. Захоронение датируется XIV-XVII вв. (углеродное датирование), относится к кулун-атахской позднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Реконструкция лица по черепу мужчины из кургана 4 могильника Талды II. Могильник расположен недалеко от села Касыма Аманжолова, 300 км. от г. Караганда Республики Казахстан. Погребение соотносится с тасмолинской культурой раннего железного века. Автор раскопок А.З. Бейсенов. 

 

Автор: Герасимов М.М.

Сунгирь 1 - пластическая реконструкция по черепу мужчины 40-50 лет, останки которого были найдены на верхнепалеолитической стоянке древнего человека на территории Владимирской области. Стоянка находится на восточной окраине Владимира в месте впадения одноимённого ручья в реку Клязьма, в километре от Боголюбово. Обнаружена в 1955 году при строительстве завода и исследована О. Н. Бадером.

Автор: Алексеева Е.А. Атласовское погребение 2 (профиль)

   Atlasovskoe 202Атласовское 2 захоронение было обнаружено в 2014 г. в районе Ботанического сада Северо-Восточного федерального университета, также случайно. В могильной яме были железные стремена и удила, нож в берестяных ножнах, железные ножницы, металлические детали головного убора, серьга, кожаные детали нагрудника с нашитыми металлическими бляшками. Останки принадлежали женщине, умершей в возрасте 30-40 лет. Захоронение датируется XIV-XVII вв. (углеродное датирование), относится к кулун-атахской позднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.

Автор: Балуева Т.С. и Веселовская Е.В.

Рязанский князь Олег Иванович (1340?-1402). Княжил с 1350 по 1402 г.
Олег Иванович, в схиме Иоаким (ум. в 1402 году) — великий князь Рязанский с 1350 года. Наследовал княжение по смерти Василия Александровича. По одной из версий, сын князя Ивана Александровича (и племянник Василия Александровича), по другой версии - сын князя Ивана Коротопола. 
У князя Олега была трудная и противоречивая судьба и посмертная недобрая слава, которая была создана московскими летописцами и дошедшая до наших дней. Изменник, ставший все же святым. Князь, которого окрестили «вторым Святополком» на Москве, но которого любили рязанцы и были верны ему и в победах и после поражений, который является яркой и значимой фигурой в жизни Руси XIV века. Примечателен факт, в докончальной грамоте 1375 года между Дмитрием Ивановичем Донским и Михаилом Александровичем Тверским — основными конкурентами за господство и великое княжение Владимирское, в качестве третейского судьи по спорным делам указан князь Олег Рязанский. Это свидетельствует о том, что Олег являлся на тот момент единственно авторитетной фигурой, великим князем, не стоявшим ни на стороне Твери, ни на стороне Москвы. Более подходящую кандидатуру на роль третейского судьи найти было практически невозможно.
Княжение Олега — это ряд попыток отстоять самостоятельность и независимость рязанского княжества на татарско-московском перепутье в то время, когда национальные интересы требовали объединения русских сил в борьбе с Ордой. Отсюда, при невозможности полноценно сопротивляться ни татарам (только в запоздалом и кратковременном союзе с князем Владимиром Пронским был разбит и прогнан татарский отряд ордынского князя Тагая в 1365 г.), ни Дмитрию Донскому (в 1371 г. Олег, был разбит войсками Дмитрия Донского, под командованием князя Дмитрия Михайловича Волынского-Боброка в сражении при Скорнищево, после чего был заменен на княжестве в Рязани князем Владимиром Пронским, затем сумел вернуть себе княжение), колебания Олега то в сторону Москвы (разгром Рязани татарами в 1378 и 1379 гг. за союз с Москвой), то в сторону татар (союз с Мамаем перед Куликовской битвой в 1380 г.) и необходимость принимать удары за политическую двуличность (в 1381 г. унизительный договор о союзе с Москвой, помощь Тохтамышу в 1382 г.) и с той и с другой (в 1382 г. и от Тохтамыша и от Донского). В 1385 г., Олег воспользовавшись ослаблением Москвы, после нашествия Тохтамыша, захватывает Коломну и только при участии Сергия Радонежского была предотвращена очередная междоусобная война, Олег навеки мирится с Дмитрием Донским и в 1387 г. состоялась свадьба его сына Федора на дочери Дмитрия Софье: к тому же интересы зятя, смоленского князя Юрия Святославича, требуют особого внимания к агрессивной политике Витовта Литовского, стремящейся захватить Смоленск. Столкновения с Витовтом на Литовской и Рязанской территории (1393—1401) и с мелкими татарскими отрядами на границе не позволяют Олегу думать о возвращении ряда населенных мест, уступленных Москве еще в 1381 г.
Перед самым концом жизни, мучимый раскаянием за всё, что было в ней темного, он принял иночество и схиму под именем Иоаким, в основанном им в 18 верстах от Рязани Солотчинском монастыре . Там жил он в суровых подвигах, нося власяницу, а под ней стальную кольчугу, которую не захотел надеть, чтобы оборонять отечество против Мамая. Инокинею окончила свою жизнь и его супруга — княгиня Евфросинья. Их общая гробница находится в соборе обители.

Автор: Алексеева Е.А. Брусницын Л.И. (1784/86 - 1857)

Brusnicin 102Брусницын Лев Иванович (1784/86 - 1857 гг.) - сын мастерового, с 1795 г. начал работать на Екатеринбургских золотых приисках, промывальщиком на золотодробильной фабрике. За усердие в 1813 г. утверждён похштейгером. Много лет проводил поиски рассыпного золота, в 1814 г. открыл существование золотоносных слоёв в долинах рек Урала (в отличие от малоэффективной лоточной старательной промывки на берегах). Изобрёл механизмы и проработал  технологию промышленной добычи рассыпного золота. Направлялся во все регионы России, где обучал и внедрял свой метод поиска и добычи, что привело к перевороту в золотодобывающей промышленности и позволило России к 1830 году выйти на первое место в мире по добыче золота. В 1814 г. получает чин обер-похштейгера, а в 1835 г. - чин обер-штейгера. В 1845 г. ушёл в отставку, был награждён серебряной медалью.

Автор: Алексеева Е.А. Зелёный Яр

Zeleniy Yar 102

   Портрет мужчины 50-60 лет из погребения 27 историко-культурного объекта у поселка Зелёный Яр (г. Салехард, ЯНАО Тюменской области), включающий погребения двух периодов раннего средневековья (VIII-IX вв. и XII-XIII вв.).  Восстановление внешности мумифицированного мужчины проведено с использованием компьютерной томографии и 3D-печати. 

Автор: Алексеева Е.А. Сергеляхское захоронение

   SERGELAHSKOE 102Сергеляхское захоронение было найдено в районе Сергеляхского шоссе, г. Якутск, Республика Саха (Якутия). По AMS-датированию возраст погребения - середина XV-начало XVI вв., т.е. оно относится к кулун-атахской позднесредневековой культуре, имевшей распространение в Центральной Якутии и на Вилюе в XIV-XVI вв.
   Останки в погребении принадлежат мужчине, погибшему в возрасте 35-45 лет. Повреждения черепа указывают на смерть человека от ран, нанесенных клинковым оружием. 

Автор: Нечвалода А.И. Курганный могильник Мандесарка-6

mandes2.jpg   Скульптурная реконструкция по искусственно деформированному черепу женщины из курганного могильника Мандесарка-6 (Челябинская обл.). Позднесарматская культура II-III вв. н.э. Автор раскопок Мария Макурова. Автор Алексей Нечвалода. Тонировка реконструкции Елена Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски. Экспонирование: Музей-заповедник «Аркаим».

           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 mandes1.jpg

Arkaim_f.jpg

Автор: Алексей Нечвалода. Последний император инков Атаульпе (?)

Скульптурная реконструкция по мануальной модели черепу № 34640 (предположительно идентифицируемый, как принадлежащей последнему императору инков Атаульпе (?)) хранящемуся в Музее человека в Париже.Фото черепа предоставлены Музеем человека.

Автор Алексей Нечвалода. Матерал: пластик, акриловые краски.ataualpa.jpg


Атауальпа_1.jpg

Автор: Никитин С.А. "Уржарская принцесса"

   Скульптурная реконструкция по черепу женщины из Уржарского района Восточно-Казахстанской области, где в одном из курганов было найдено неграбленое погребение женщины сакского времени.    При погребенной обнаружены керамические и деревянные сосуды и кости жертвенного животного - овцы. На костях человеческого скелета сохранились остатки ткани от одежды синего и зеленого цвета. У головы погребенной найдены золотые серьги и каменный жертвенник - непременный атрибут женских захоронений того времени.    Наибольшую ценность представляет остроконечный золотой головной убор, богато украшенный растительными узорами и зооморфным орнаментом. Головной убор имеет также стреловидные навершия украшенные спиралью из золотой проволоки. Нижняя часть изделия была украшена древними зергерами рифлёными подвесками. По форме и орнаментальному воплощению, находка напоминает народные казахские женские головные уборы саукеле и борик. Фото: О. Белялов    

Автор: Алексей Нечвалода. Реконструкция по черепу мужчины из срубно-алакульского могильника Ташла I

   Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из курганного могильника Ташла-I. Срубно-алакульский синкретический могильник. Раскопки Янины Рафиковой. Автор Алексей Нечвалода. Материал: гипс тонированный. Экспонирование: Национальный музей Республики Башкотостан.           

Автор Нечвалода А.И.: Реконструкция по черепу мужчины позднесарматского времени из могильника Танабереген II

   Скульптурная реконструкция по черепу мужчины с искусственно деформированному черепу из могильника Танаберген II. Позднесарматская культура III в. н. э. (Западный Казахстан). Раскопки Армана Бисембаева.    Автор Алексей Нечвалода. Материал: гипс тонированный. Экспонирование: Актюбинский историко-краеведческий музей.

Автор Алексей Нечвалода: Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из к. 16 мог. Берель (Казахстан). Пазырыкская культура

   berel_male.jpg Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из кургана 16 Берелского курганного некрополя (Казахский Алтай). Пазырыкская культура V-IV вв. до н. э. Раскопки Зайнуллы Самашева.
   Автор Алексей Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски.
   Экспонирование: Национальный музей Республики Казахстан.

Автор Алексей Нечвалода: Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из к. 16 мог. Берель (Казахстан). Пазырыкская культура

    Скульптурная реконструкция по черепу мужчины из кургана 16 Берелского курганного некрополя (Казахский Алтай). Пазырыкская культура V-IV вв. до н. э. Раскопки Зайнуллы Самашева.   Автор Алексей Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски.   Экспонирование: Национальный музей Республики Казахстан.

Автор Алексей Нечвалода: Скульптурная реконструкция по черепу женщины из к. 16, мог. Берель (Казахстан). Пазырыкская культура

   Скульптурная реконструкция по черепу женщины из кургана 16 Берелского курганного некрополя (Казахский Алтай). Пазырыкская культура V-IV вв. до н. э. Раскопки Зайнуллы Самашева.   Автор Алексей Нечвалода. Материал: пластик, акриловые краски.   Экспонирование: Национальный музей Республики Казахстан  

Автор: Алексеева Е.А. Реконструкция лица по черепу мужчины из могильника Устюг 1 (Бакальская культура)

   Курганный могильник Устюг 1 (V-VI вв. н.э.), бакальская культура. Портрет мужчины 35 - 40 лет. Расположен в среднем течении р. Тобол, на территории Заводоуковского р-на Тюменской обл. Раскопки Матвеевой Н.П. 2009-2012 гг.

Беседа с Александром Александровичем Хохловым о жизни учёного и работе в науке

  Впервые с доктором исторических наук Александром Хохловым я пересекся летом 2013 года на раскопках, которые проходили ТРК Гудок, тогда здесь археологи Самарского педуниверситета проводили раскопки, на месте бывшего городского кладбища. Александр посреди всей этой сутолоки занимался самой системной работой — он описывал останки людей. 7 лет назад серьезно пообщаться не удалось, но желание осталось и вот в 2020 возвращаемся к теме его работы, ведь Александр — не просто доктор исторических наук, но и профессиональный антрополог — единственный в Самаре.

img_1742.jpg

Александр Хохлов в процессе работы

  
   Не забываем и еще один факт — именно такие молодые педагоги как Александр в 1990 годы вели в пединституте и ту плеяду студентов (типа Константина Ланге и Дмитрия Бегуна), которые после вуза пошли не в образование, а в медиа.

img_1719.jpg

Раскопки шли на месте будущего ТРК Гудок

img_1689-1.jpg

— Александр, выстроить такую биографию, как у вас, может редкий человек, как получилось, что проучившись на биолога, потом пришло осознание, что родное это антропология — очень редкая для провинции профессия?
— Осознание проявить себя именно в области антропологии появилось в период учения на 3-ем курсе биолого-химического факультета. До этого (в 1970-е), еще в школе, мы ходили в кружок, где преподаватель С.И.Павлов профессионально пересказывал книги и статьи о жизни индейцев Америки эпохи колонизации этого континента европейцами.
   Тогда у подростков было чуть ли не повальное увлечение индеанистикой, снималось много фильмов ДЕФА ГДР с Гойко Митичем. Мы все в них играли. Наверное, еще тогда проявился интерес к людям, которые могли жить без прелестей современного технического прогресса. Ну, а в институте я периодически продолжал почитывать книжки, и художественные, и научно-популярные, уже не только об аборигенах Америки, но также о людях древности Европы и других континентов. Среди них были ставшие для меня, наверное, судьбоносными издания. К примеру, книга А.Варшавского «Если раскопать холм» или В.Ларичева «Сад Эдема». У меня десятки таких книг, и в них информация уже о людях науки, о поисках в области археологии и антропологии, о реконструкциях древних событий. От самарских археологов, с которыми мне удалось познакомиться, насколько помню, это были В.И. Пестрикова и С.А. Агапов, выяснилось, что мой интерес к физической антропологии можно, конечно, развить, но под руководством непосредственных наставников этой отрасли знаний. Подсказали, навели, помогли со связями – и вот я, студент 4-го курса института еду самостоятельно в Москву, затем Ленинград, где познакомился с профессиональными антропологами, Т.И.Алексеевой (МГУ, Москва) и А.В.Шевченко (МАЭ, Санкт-Петербург) и получил от них первые установки. Диплом я уже писал именно по антропологии, куда включил черепа бронзового века, переданные мне для исследования археологами нашего университета В.А.Скарбовенко и А.И.Крамаревым. Ну, а первые мои полевые археолого-антропологические выезды – это 1983, 1984 годы в составе отряда Башкирского филиала академии наук (г Уфа) под руководством антрополога Р.М.Юсупова, который, собственно, и продемонстрировал мне дополнительные уроки обработки палеоантропологического материала с настоящим краниологическим инструментом. Все это было для мня весьма впечатлительно, наверное, тогда я серьезно заболел этой исследовательской дорожкой.


img_1694.jpg

Раскопки посещал спикер думы Самары Александр Фетисов

— Где служили в армии? Как служба прошла?
— После окончания института год отработал сельским учителем в с. Выползово на Самарской Луке. Решил, коли уж в меня вложили определенные знания по биологии и химии, должен отдать хоть какой-то и хоть как-то долг. А уже осенью 1984 самостоятельно направился, без вызова, в военкомат и попросился забрать на службу – я ведь уже наметил свой путь и мне нужно было как-то побыстрее добраться до серьезных исследований в антропологии, следовательно, нужно было ускорить свой бег к цели.
   Служил 1,5 года в воинсковой части МВД г.Тольятти в автовзводе, в качестве водителя УАЗ-469. Не скажу, что мне все там нравилось, да и мало кому нравится. Все это сильно отвлекает – новые порядки, новые отношения, новая жизнь. Это было не мое. Но что делать? Приходилось мириться, сам же сделал выбор. Вернулся в июле 1986 года, но вернулся совсем другой. Желание заниматься наукой угасло. Через пару недель в конце июля же, то ли по инерции, то ли по какому-то глубинному инстинкту, пошёл в корпус на ул. Л.Толстого к археологам. Вообще-то лето – это поля и поля, кого там можно застать?? Мне повезло, в лаборатории был сам ее руководитель — И.Б.Васильев, лично. В беседе я напомнил о себе и скромно заметил – «а нужно сейчас заниматься антропологией?». Ни то что нужно, а просто необходимо, сказал Игорь Борисович, тут же обрисовав мои планы на будущее, пообещав для начала похлопотать о моем трудоустройстве в качестве руководителя кружка в городском Дворце пионеров. Ну а сейчас, чтобы времени зря не терять, сказал Васильев, собирай-ка, ты Саша, рюкзачок и езжай в один из наших археологических отрядов, в Красноярском районе их три, и там есть для тебя настоящая антропология, с ребятами заодно познакомишься. Так все и произошло. Все три отряда нашел, везде был, со всеми обзнакомился, раскопки были в тот год знаковыми – Красный городок, Лопатино II, Гундоровка, а ближе к осени еще и Красносельский. Везде интереснейший материал, а для меня тот самый желанный – люди прошлого, вернее их скелетированные останки. Мои забытые желания вскипели с новой страстью и с этого времени с пути своего я свернуть уже не мог.
— Когда сели за руль, долго ли учились и как адаптация прошла?
   Права получил на курсах по вождению, еще обучаясь в Куйбышевском государственном педагогическом институте в 1983 году. Ну а сел плотно на машину в армии, на УАЗ-469. Обучался. Как и многие, тяжеловато. Но как только дали машину, сказав –она твоя – езжай, адаптация примерно 3 дня – все быстро, главное, чтобы никто не командовал, типа рядом сидящего инструктора.

img_1714.jpg

Студенты на раскопках

— Кружок антрополога в 1986 году в городском Дворце пионеров Куйбышев — это что, он создавался с нуля, у нас что-то было раньше в городе? Кто-то из ребят зацепился за интерес?
— Да, как и предлагал И.Б.Васильев, так и случилось – устроился руководителем кружка в ГДП. Начал с начала, с нуля – кружок назвал «Антропологическим», ребят подбирал из школ, ездил, выступал зазывал. Это случилось быстро, две школы (№68 и №70), вернее два класса, покрыли мой призыв. Из ребят за антропологию могли некоторые зацепиться, многим нравилось быть также в экспедициях, я возил своих ребят в составе археологических отрядов Самары (Пугачевский р-н, а также возле г.Хвалынск Саратовской области и др.). Но не зацепились, то ли годы начинались непонятные, то ли еще что, но и мне было сложно ими заниматься, я стремился выше. Из моих кружковцев, пожалуй, можно, назвать Наталью Драчеву, ставшую впоследствии кандидатом почвоведческих наук, которая периодически работала в составе наших археологических партий.
— А потом надо было идти лаборантом в 27 лет работать в 1987 году, когда состоявшиеся доценты вузов уходили в бизнес — легко тогда было идти против течения, как близкие к этому отнеслись? Думали ли, что полоса материальных трудностей затянется на несколько десятилетий, а если бы знали, все равно пошли той же стезей?
— Да, в 1987 меня перевели лаборантом в институт, причем в качестве художника-подмастерья. Параллельно уже формировал палеоантропологическую коллекцию. Было интересно, знал, что это нужно. О материальных средствах тогда не очень задумывался, был один. Но, возникло ощущение затянутости своей дорожки. Как-то было неуютно. Но, она, тем не менее, была уже заказана, с пути сворачивать негоже. И вот, наконец-то, в 1989 году меня переводят в хоздоговорную археологическую лабораторию. Мне тут же оформляют стажировку на 2 года в Москву в институт археологии РАН на образование специалиста антрополога под руководством В.П.Алексеева. В этом же году я в составе Хорезмской археологической экспедиции РАН, еще в апреле, под руководством Л.Т.Яблонского оказался на раскопках сакских курганов в районе Сорокамышских озер Туркменской ССР. Собственно, мое направление на стажировку в Москву было обговорено при инициативе моего будущего прямого наставника Л.Т.Яблонского и одобрено И.Б.Васильевым.

img_1722.jpg

Памятник найденный при раскопках

— Начало 1990 годов — честно говоря глядя на все официальные статусы того времени возникает вопрос — вы с голода не умирали в то время или дачи — огороды выручали? Как близкие трудности переносили?
— 1990-1991 годы – официально я был в Москве. Видел, как и мои товарищи, резко обнищавшие продуктовые полки в магазинах. Я был еще свободен и даже имел подработки в столице, голод страшен не был. Тяжелые годы это 1992— 1993. Совпало? Или так происходит у таких как я? В январе 1992-го женился, родилась дочь, в 1994 – вторая. Мы как-то все это делали по инерции, не думая о плохом, а эти плохие годы и застали врасплох. Не скрою, возникло много разнообразных проблем, в том числе и с жизнеобеспечением. Но как-то пережили, переболели, родители помогали, хотя и им нужно было помогать.
— Правда ли, что даже после защиты докторской приходилось работать дворником?
— Перед защитой. В июне 2013 защитился, а весь год 2012, включая январь и февраль 2013-го, подрабатывал именно дворником. Ну да, был и преподавателем в институте, и дворником в ЖЭУ, и диссертацию писал. Годы были в финансовом отношении сумрачные. Зато было весело осознавать себя эдаким физическим крепышом.
— Когда началось восстановление археологических раскопок в 1990 годы, строек то ведь тогда не было практически?
— По моей памяти, восстановление археологических раскопок началось с 1994 года. Стали появляться археологические договора. Помню, прозвучало предложение ехать подзаработать в поля на памятники Волгоградской области. Поехали, подзаработали, ну и как-то стали появляться новые возможности. Мы ощутили экономические послабления, хотя еще долгое время стабильности не было.
— Как менялись студенты — конец 1980, студенты 1990 годов, студенты доинтернетные 2000 годов, интернетные настоящие. Есть ли среди них те кто способны на голод ради науки? Или вы последнее поколение ученых в области антропологии в Самаре.
   Студенты начала и конца 1980-х – это я, мои ровесники и мои прямые последователи. Это жизнь рожденных в СССР. Веселая, непринужденная. Опека, ну и нужное для образования давление со стороны преподавателей, конечно же, были. Что запомнилось помимо учебы, кстати интересной, в том числе за счет настоящих выездных практик. Запомнилась постоянная активная во внеурочное время жизнь: картошка, работа в кружках, участие в агитбригадах, студвеснах, стенгазетах, ежегодных и частых биологических экспедициях, туризм, большое количество друзей, общение, постоянное движение событий, при этом спокойствие, надежда на положительные перспективы в будущем.
   Студенты 1990-х, на мой взгляд, примерно те же. С ними общались и в экспедициях. Они учились на переломе событий. У многих еще был задор, но менялись ценности, менялось образование, на них, конечно, все это влияло. Значительно меньше ребят по окончании ВУЗов осталось в той специальности, ради которой они поступили в университеты.
   Студенты доинтернетные 2000 годов – рост доли неуверенных в себе. 

   Студенты интернетные настоящие – тенденция: тихие, застенчивые, часто закрытые, себе на уме. Как будто послушные и это вроде лучше для преподавателей. Но лучше ли? Большинство из них не интересуется общественным, в основном личным. Мало видно движения. И, конечно, эгоизм. Есть, несомненно, и подвижники, но их доля невысока и смотря в каком ВУЗе, каком факультете они учатся, какие условия их окружают, как часто они пересекаются с такими же потенциально активными.

   Ради науки сейчас едва ли кто-то в буквальном смысле на голод способен. Можно достаточно сытно прожить. Главное – не брезговать трудом, который может тебя обеспечить продуктами. Сейчас значимость науки в целом подросла, больше появляется желающих в ней прописаться. Но откуда-то у многих молодых подмена понятий. Еще только начинает, а уже объявляет всем, что он специалист. Еще мало что умеет, а на публике старается держать себя независимо как павлин, распушив хвост. Эти никчемные, как бы, «научные» статейки, которыми их озадачивает наша постоянно мечущаяся система образования, которые они и писать то не умеют, а за них во многом пишет их же наставник.  Зачем? Заставлять силой заниматься всех наукой? Наука – это удел отдельных людей. Путь остальные просто будут специалистами в той отрасли, которую осваивают. Вообще такой подход «искусственно из каждого делать ученого» имеет мало общего с воспитанием научных кадров. Думаю, он рождает избалованность, которая производит полуграмотных научных недорослей. Благо, большинство из них в итоге понимает, что сели не на того конька, исчезают. Как-бы между прочим. Но есть и те, на кого все же можно положиться. Такие всегда есть.


84355796_2811158292311556_6006616736751681536_o.jpg

На раскопках Иверского некрополя. фото Владимира Пермякова

   У меня сейчас 4-х аспиранта, которые сами пришли. Главное здесь, никого не тянуть за уши. Кстати, если ученик хочет, он и без прямого наставника информацию нароет и, начально образуется. Но опытного и вдумчивого наставника слушать, несомненно, нужно, иначе можно из-за самонадеянности дров наломать. В общем, есть такие, и появляются вполне обучаемые молодые люди. Ничего не умерло. Я думаю, что антропологии в Самаре быть. Зависит, правда, не только от меня — факторов много, в том числе, ментальность руководства ВУЗа, где существуют такие научные лаборатории, и, разумеется, вышестоящих административных органов. В Самарском Государственном Социально-Педагогическом Университете в этом отношении условия сравнительно нормальные, соответствующая поддержка имеется.

продолжение следует….

Источник: ГОРОД НА РЕКЕ САМАРА Блог Игоря Кондратьева

Поделиться:
Поделиться:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

  • Слайдер 1
    Слайдер 1
  • Слайдер 2
    Слайдер 2
  • Слайдер 3
    Слайдер 3
  • Слайдер 4
    Слайдер 4
  • Слайдер 5
    Слайдер 5
  • Слайдер 6
    Слайдер 6
  • Слайдер 7
    Слайдер 7
  • Слайдер 8
    Слайдер 8
  • Слайдер 9
    Слайдер 9
  • Слайдер 10
    Слайдер 10

Сейчас на форуме

Форум закрыт
^ Наверх